Мост: новелла от Олега Гапоненко

Поддержи

Рубрика : Культура.

Либеро подошел к краю крутого утеса. В его походке, в каждом движении ясно ощущалась изведанность лежащего пути и собственная уверенность. Этот человек не был осторожен на весьма опасной скалистой тропе, ибо хорошо знал эту местность. Он грустно взглянул вниз и увидел столь привычный, даже изрядно поднадоевший густой, преимущественно серый, облачный туман. Либеро тяжело вздохнул. Но в тот же миг на его лице проступила решительность, и он уверенно выпрямил осанку. «Нет! Я больше этого всего не увижу! Сегодня последний день, когда…» –  прервал себя на мысли Либеро и направился обратно.

Если бы кто-нибудь посмотрел сейчас со стороны на Либеро, то непременно бы отметил его взгляд. Этот взгляд был поистине горящим и вселяющим трепет во всякое живое существо, что посмело бы встать на пути у Либеро. Кстати, следует заметить, что мужчина выглядел куда моложе, чем было на самом деле. Это был внушительных размеров старик лет семидесяти, который существенно терял в росте из-за ужасной сутулости. Лицо его было дряблым, суховатым, обветренным и впалым. Голова мужчины и само лицо были усеяны огромной копной сальных, сильно растрепавшихся и седых волос. Одежда Либеро оставляла желать лучшего, ибо была сплошь усеяна дырками, старыми заплатками и свисавшими рваными кусками.

Место, в котором находился старик, представляло из себя скалистую горную площадку. Эта площадка была такой узкой, что на ней едва умещалось пару сосен, елей и кедров. Нынешним пристанищем и кровом для мужчины служил изрядно покосившийся и обветшалый шалаш. Он был пристроен к единственной скальной пещере, уместившейся на этой площадке.

Либеро зашел в шалаш. Внутри была кромешная темь. Туда едва пробивался слабый луч света, шедший от входного проема жилища. Обстановка здесь была представлена скудно: ворох больших сухих веток, которые служили ложем для Либеро; небольшая куча разрубленного хвороста и веток (для поддержания огня); в центре жилища находилось самопепелище и висящий над ним котелок.

Еще один небольшой котел стоял у стены. В нем была собрана дождевая вода. Чуть в стороне от котла примостился небольших размеров ящик, в котором были нагромождены всякие хозяйственные инструменты: молоток, топор, небольшая пила, точило, иглы, нитки, ржавые гвозди и ножи. Взяв ящик, старик вышел из шалаша и подошел к лежащему очищенному кедровому стволу. Мужчина взвалил этот ствол себе на плечо. Поддерживая одной рукой ствол, а в другой сжимая ящик с инструментами, Либеро вышел из шалаша и направился к мосту. Старик прерывисто и тяжело дышал. Пройдя на другую сторону скалы, он очутился у края моста.

Мост был не широкий, но крепкий, ибо основой для него служил старый полуразрушенный мост. Прежнее сооружение было построено незадолго до рождения Либеро. Новое конструировал уже он сам. Когда старый мост стал частично разрушаться, старик несказанно обрадовался. В то время он совершенно не желал соприкасаться с внешним миром. Ныне же Либеро отчаянно стремился покинуть это место. Он вложил в мост не только кропотливый и усердный труд, но и все свои мысли, чувства и чаяния.

Ох, что это был за мост! Либеро постарался на славу! Изначально Либеро ступил на тот участок моста, который был сплошь окрашен в радужные цвета. Хорошо, что он не забыл взять из прошлой жизни свои любимые краски. На перилах моста в этом месте были вырезаны всевозможные фигурки, сказочные существа, дивные и манящие сады. Но все же то тут, то там проскальзывали темно-сероватые и мрачные места. Этот промежуток моста был наполнен предвкушаемой радостью и светлой надеждой, которые заполняли в тот момент и ум, и сердце Либеро.

Следующий, довольно протяженный участок моста изобиловал колючими ответвлениями редких горных кустов. Мостовое днище здесь было полностью усеяно грубыми, острыми и холодными камнями. Стоило только вступить сюда старику, как его лицо отразило целый спектр эмоций: боль, грусть, разочарование, обиду, злость, раздраженность, гнев и нескончаемое одиночество. Поручни моста были наполнены мрачными и чудовищными изображениями. То огромный монстр скалился, застыв в готовности наброситься на всякого, кто дотронется до него. То вдруг появлялись разрушенные и горящие руины здания. А в этом месте поручня и вовсе начинал движение ужасный дракон, сопровождаемый различными химерами, чертями и скелетами.

Спускающийся вниз мост наполнялся густым и промозглым туманом, который придавал этому участку еще более мрачности. Кое-где здесь не хватало камней, и казалось, что если старик наступит туда, непременно провалится в пропасть. Но Либеро прекрасно знал этот многократно исхоженный и собственноручно выстроенный мост. По бокам перил произрастали, сплетаясь с мостом, ужасные ветви-лапища, ветви-решетки. Густой туман, обволакивающий и скользящий сквозь прорези ветвей, облекал их в жуткие образы и очертания. Либеро вновь ощутил, как хочет заплакать. Но сдавивший горло ком не давал ему даже нормально дышать, не то, что плакать: здесь всегда было неуютно, страшно и одиноко старику.

Вскоре камни под ногами стали гладкими и прямыми, лишившись выбоин, острых углов и глубоких выемок. Туман стал постепенно рассеиваться и через некоторое время совсем отступил, когда Либеро подошел к подножью горы, что на противоположной стороне моста. Это был тот мир, что когда-то давно оставил старик. Перед ним лежала еще не полностью заполненная последняя часть моста. Поставив ящик на землю, мужчина скинул бревно и положил его на пустое место. Либеро достал молоток и гвозди, чтоб намертво закрепить этот ствол. Спустя некоторое время он закончил. Положив инструмент обратно в ящик, он снова посмотрел на свою работу.

Конечный отрезок моста был сложен из довольно свежих и очищенных брусьев, которые в некоторых местах были покрыты остатками ярких красок. Поручни тут отсутствовали, потому как этот человек более не нуждался в них! Либеро ощутил мощный прилив сил, и сердце его забилось быстрее. Мужчина обернулся и окинул прощальным взглядом свое бывшее пристанище. И в тот же миг он почувствовал дуновение свежего, прохладного горного ветра. Старик посмотрел на очертания своей горы, знакомых елей, кедров, ненавистного утеса. Затем он переключил свое внимание на мост.

Эх, мост… Проклятый и в тоже время благословенный. Чудовищный и одновременно прекрасный. Кощунственно влекущий и в той же мере отталкивающий. Мост так был дорог сердцу и обожаем им, словно собственное дитя. Но он также стал презираемым и ненавистным для старика. В этом сооружении Либеро явственно видел свои низменные чувства.
Мост представлялся ему гладкой, чуть слышно скользящей и причудливо изгибающейся волной. И также в нем чудилось мужчине шершавое, скользкое и змеевидное чудовище.

Либеро вспоминал, как он впервые сюда пришел, когда был отвергнут своей деревней и отправился в изгнание. И в тот же миг он почувствовал, как мысли и сердце сковывает тоска и сожаление. Тогда ему казалось, что весь мир ополчился на него. А может, и вправду ему это все только казалось? Он вспомнил, что стремился найти безлюдное место. Либеро отчаянно жаждал тишины и покоя. Сюда принес он всего себя: душевные переживания, сокровенные мечты и мысли.

Что же, получил ли он что искал: утешение, долгожданное умиротворение, красоту девственной и непотревоженной человеком природы? Увы. Он горько ошибся и теперь бежал отсюда с чувством глубокого одиночества и горечи от утраты прежней жизни.

Старик взглянул на пропасть и нервно поморщился. Пропасть была наполнена непроглядной темью, словно прежние его мысли. И чудилось Либеро, что она поднимается и медленно обволакивает мост, поглощает его, преобразует в гнетущий образ, покрывает собою те редкие разноцветные и светлые участки, будто желает их непременно поглотить. От таких представлений мужчину передернуло. Он не желает оставаться в этом месте ни доли секунды. Бежать. Ему надо непременно бежать от этой горы, пропасти, моста, чтоб они вновь не покорили его, затянув в сети иллюзорного умиротворения.

Либеро немедленно повернулся и неуверенно остановился. О да! Он, безусловно, немного нервничал и боялся, находясь в волнительном предчувствии. И все же чувство долгожданной радости было куда более сильнее страха.

Мужчина понял, что он никогда не забудет это гнетущее место, мост. Они будут непрестанно сопутствовать ему и в новой жизни, но не столько как страшные воспоминания, а останутся примером жизни нежелательной. Образы эти впредь будут отрезвлять его от блаженных мечтаний. Этот мост не просто его детище, но и толчок к изменению и всяческому отчуждению от гнетущих воспоминаний прошлого.

Либеро глубоко вздохнул. Наконец-то! Он снова переживал давно забытое, но несказанно желаемое чувство свободы. О, это легкое, теплое и ненавязчивое прикосновение. Свобода не спеша обволакивала его нежным спокойствием и внутренней уверенностью. И в следующее мгновенье Либеро решительно двинулся вперед навстречу манящей неизвестности.

 

Олег Гапоненко

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.