Стимул для спортсменов: как в Тунисе прошли соревнования Гран-при по легкой атлетике

Поддержи

Если в 2020 году из-за пандемии спортсмены практически остались без выездов за границу и соревновательной практики, то 2021 год адаптируется и пытается восполнить упущенное. Например, наши паралимпийцы уже успели съездить на Гран-при по легкой атлетике в Дубай, а недавно вернулись из Туниса. Как прошла поездка, рассказывает генеральный директор Паралимпийского комитета Беларуси, Николай Шудейко. Гран-при по легкой атлетике проходили в столице Туниса –Тунисе – с 13 по 21 марта.

«Надоело тренироваться между собой». Генеральный секретарь Паралимпийского комитета Беларуси о подготовке к Играм 2021 года

«Тактикой займетесь на Олимпиаде…»

– Как бы вы оценили результаты Гран-при?

– Наши спортсмены хорошо конкурировали, мы завоевали 7 медалей, из них 1 — золотая. С учетом того, что всего поехало 9 человек, очень неплохо.

Спортсмен под номером 148 – Иван Лукашевич

Правда, была своя специфика, которая также повлияла на результат. В случае если в каждом отдельном классе мало спортсменов, их объединяют в группы, по более-менее равным физическим возможностям, конечно. И тогда в рейтинговой системе начислений зачастую получаются такие ситуации… вот как Иван Лукашевич в забеге на 1500 метров прибежал 2-м, а по итоговому протоколу в рейтинге оказался на 6 месте.

– Как это?

– С ним бежали спортсмены из более тяжелых классов.

– Можете объяснить подробнее?

– Формула рейтинговой системы складывается из нескольких результатов: мировой рекорд + результат победителя последнего чемпионата мира + фактический результат спортсмена. Таким образом устанавливают определенный коэффициент, и по нему выводятся очки.

То есть результат Ивана сравнили с лучшим в мире в этом классе и посчитали рейтинг. Но ведь мировые рекорды бывают очень высокими, например, в категории Т13 инвалидов по зрению, к которым относится Ваня, никто уже лет 12 не может даже приблизиться к рекорду. А вместе с ним бежали спортсмены с ампутированными конечностями, у них мировой результат ниже, поэтому и очки в итоге выше.

Хотя он показал хороший результат, лучше, чем в Дубае. Если бы бежал в «своем» классе, получил бы медаль. Правда, там все равно началась тактическая борьба… (смеется) А я всегда говорю: тактикой будете заниматься на Олимпиаде, а здесь ваша задача – показать свой наилучший результат. Хотя Иван нормально все делал: на предпоследнем круге обошел человек 5, а на последнем с 5 или 6 позиции неожиданно стартовал бегун из Эфиопии, мы его не учли.

В «чистом» классе Игорь Савчук – тоже с инвалидностью по зрению, но в другой категории – выбежал на медаль, улучшил результат. Конечно, осталось мало времени, но если дадут достаточно лицензий, будем продвигать молодых: пусть едут, набираются спортивного опыта, практики… учатся, как в конкретной ситуации себя вести. Потому что я уверен, что любое соревнование заменяет минимум 10 тренировок, ведь это непосредственная практика. Спортсмены перестают бояться.

– Соревнования – это же еще и медали… тоже, мне кажется, подогревают стремление показать все, на что ты способен.

– Конечно. У каждого из наших спортсменов сейчас появился стимул, и не только у них. Вот, например, Александра Амелешко успешно пробежала дистанцию на 400 метров в своем классе по зрению, привезла медаль из Туниса – и все, мама обрадовалась, разрешила ей дальше заниматься спортом.

Сейчас мы возим активно молодых наших людей, которые года 2-3 как пришли в спорт, и на самом деле это очень хорошо, когда в коллективе все примерно одного возраста.

Организация

– Какие ваши впечатления от соревнований и организации?

– В целом от соревнований мы ожидали чуть более высоких результатов, но было очень много не совсем благоприятных факторов. Например, все дни нашего пребывания в Тунисе держалась температура 5-8 градусов и лил такой занудный моросящий дождь. Знаете, в Беларуси мы бы назвали его осенним… Обычно в марте на севере Африки тепло, градусов 18-20, а на этот раз пришел циклон, так что был холод.

Не все было оборудовано и с организационной точки зрения. Во-первых, оргкомитет Туниса не ожидал такого количества спортсменов. Они проводят у себя Гран-при с 2007 года, и обычно к ним приезжает человек 200-300. А в этом году из-за пандемии и необходимости квалифиироваться на Паралимпиаду, прибыло, по официальным данным, 636 спортсменов. Все – на один Национальный стадион по легкой атлетике.

Оборудован он, конечно, хорошо – трибуны, беговые дорожки, поляна… Но по некоторым помещениям есть вопросы. Например, предстартовая зона, где спортсмены ожидают своего выступления на соревнованиях, находилась под открытым небом. Обычно ставят тент, или большую палатку, или вообще отводят стационарное помещение, так как спортсмены находятся там от получаса и дольше. А здесь надо было стоять на улице, еще и дождь сверху капал. После вызывали на поляну, давали от 20 до 40 минут на разминку.

– Задача усложняется, да. Я по себе знаю: когда холодно, мышцы трудно разогреть.

— Не стоит, конечно, все списывать на низкую температуру, но это один из объективных факторов, повлиявший на результат.

Другой организационный момент, с которым столкнулись, – нас далеко заселили, в город Хаммамет, 80 км от столицы со стадионом. Понимаю, что, скорее всего, это произошло из-за большого количества участников, оргкомитету пришлось срочно искать жилье для всех, но это все равно было трудно. Из нашего отеля каждое утро уходили 2 автобуса, в 8 и в 11 часов, то есть уезжать надо было рано, чтобы успеть вовремя появиться в cпредстартовой зоне. А на стадионе приходилось сидеть и ждать своей очереди. После обеда и вечером автобусы возвращались, и мы тоже были ограничены по времени, чтобы уехать. И вот эти графики приезда-отъезда было довольно трудно соблюдать. В Тунисе еще везде платные дороги с терминалами, это задерживало, конечно.

Я считаю, когда быт не до конца налажен, это не способствует хорошему результату. Например, в номерах было очень холодно. Южная ведь страна, системы отопления нет, только кондиционеры, но их из-за карантина 7 месяцев никто не включал, они и отвыкли работать. Когда мы в номер заехали, первое время не могли согреться. Кондиционер заработал только на четвертый день, к нам из других номеров потом греться приходили.

В общем, опыт хороший и для нас, и для организаторов Гран-при. Пожелания свои им все участники передали, думаю, будут неполадки устранять.

– Что изменила пандемия в перелетах? В масках нужно находиться весь полет?

– В самолете еду раздавали в индивидуальных пакетах и есть разрешали по очереди, чтобы много людей без масок не оставались одновременно. Что строго нужно соблюдать, так это социальную дистанцию – и в ОАЭ такое было, и в Тунисе. И самые обычные люди на улицах действительно придерживаются этих 2-х метров. В Эмиратах для поддержания дисциплины даже создали специальную «общественную полицию» в ярко-зеленой спецодежде, которая контролирует, чтобы нигде не образовывалось столпотворений.

 

Виталия Кричевская

Фото Comité National Paralympique Tunisien

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.