«Если понадоблюсь в космосе – полечу». У Юлии из Витебска врожденная патология правой конечности, но это не помешало ей добиться успехов в спорте и стать счастливой мамой - Газета «Вместе!»

«Если понадоблюсь в космосе – полечу». У Юлии из Витебска врожденная патология правой конечности, но это не помешало ей добиться успехов в спорте и стать счастливой мамой

Поддержи

«Я была любопытным ребенком. Но в детстве меня все время от чего-то ограждали: ну что ты будешь делать одной рукой, посиди на лавочке. Я не могла понять: как так, я, вроде бы, во многом хороша, но меня никуда не зовут. Я втихаря брала мячик и играла, не подозревая, что спорт займет значимое место в моей жизни. Тогда это было просто развлечение», – делится Юлия Фрол. Белоруска родилась с врожденной патологией верхней конечности – правая рука у нее полностью не дееспособна. Женщина приобрела парез лицевого нерва и инвалидность из-за проблем со зрением и нарушения опорно-двигательного аппарата. Все это, однако, не помешало ей завоевать больше сотни медалей на состязаниях по шахматам, бильярду, лыжам. И это еще не все: витебчанка – мастер спорта по армрестлингу. А на чемпионате по сидячему волейболу она заняла первое место. И это притом, что тогда Юлия была на шестом месяце беременности. Диану, свою единственную дочь, она почти всегда брала на соревнования. Девушка даже хотела связать жизнь с фигурным катанием, но все-таки выбрала фотографию – ее мама тоже когда-то хотела связать жизнь с искусством. За достойное воспитание ребенка женщина получила еще одну почетную награду – премию имени Героя Советского Союза З.М. Туснолобовой-Марченко. Подробности – в материале «Вместе!», подготовленном в рамках совместного с комитетом по труду, занятости и социальной защите Витебского облисполкома проекта «СТУПЕНИ».

/

Материал подготовлен в рамках совместного с комитетом по труду, занятости и социальной защите Витебского облисполкома проекта «СТУПЕНИ». Его идея в преодолении преград, которые встречают на своем пути люди с инвалидностью и родители детей-инвалидов, и той помощи, которую оказывает им в этом государство. Это и беспрепятственное получение образования, трудоустройство, безбарьерное передвижение (свободный доступ к объектам социально-бытовой, культурной, медико-санитарной и других сфер), обеспечение медицинской и социальной реабилитации, создание комфортных условий жизни, материальная поддержка и т. д. «Ступени» – это о маленьких достижениях героев наших материалов, которые ведут их к успеху и полноценной жизни, доказывая тем самым, что человеческий дух очень часто выше и сильнее жизненных обстоятельств.

/

Мама Юлии Фрол – красивая, статная женщина. Отец – парень на выданье, за которым ухлестывают толпы поклонниц. Они молоды, им немногим за 20, оба верят в блестящее будущее. Однако счастливая семейная жизнь не задалась: спустя год после свадьбы у пары родилась «особенная» дочка: у ребенка отсутствовала правая рука, не говоря уж про другие болячки. Решили: малютку отдать в дом-интернат, а самим продолжать жить дальше. Родные, тем не менее, не забыли малышку. Бабушки, дедушки, тети навещали девочку, каждые каникулы забирали ее домой. Только мать – роскошную красавицу, образ которой до сих пор не выходит из головы – Юлия увидела в десять лет. «Так и не смогла назвать ее мамой. Меня колотило внутри, я старалась избегать этого слова. Хотя та женщина мне очень нравилась», – делится белоруска.

– Хоть я родилась без правой кисти, никаких хирургических вмешательств на руке не было. Я носила протезы, но громоздкие, прямо до самого плеча и с кучей ремней, а это сплошное неудобство. Сначала один выбросила, потом второй. Существуют конечно, миниатюрные варианты, но они стоят денег. Как-то мне показывали бионический протез, пальчики которого двигаются благодаря импульсам мозга. Но как же я буду с ним жить? Я не смогу. Для красоты такой можно надеть, а в остальном вряд ли он мне поможет. Я привыкла к тому, что у меня нет одной конечности. Я и без нее все могу сделать, – приступает к рассказу женщина.

Несколько операций, впрочем, ей все-таки довелось пережить. В юности Юлия чуть ли не каждый год ложилась в больницу, чтобы улучшить зрение. Врач советовала пациентке, чтобы та, когда той исполнится 18 лет, снова обратилась к медикам – и тогда «глазки будут как изюминка». Девушка прислушалась и обратилась к специалистам, но время было упущено и ничего исправить уже нельзя. Примерно та же история и с парезом лицевого нерва (неврологическое заболевание, для которого характерна слабость мимических мышц, проще говоря, паралич. – Прим. авт.). В детстве, когда еще что-то можно было исправить, доктора ничего не предприняли, а позже уже и смысла не было.

 – Я была активной девочкой, иногда не хватало времени приготовить себе полноценный обед. Отсюда язва желудка, с которой я периодически попадала в больницу. В одну из госпитализаций хирург и сказал, что у меня парез, который в ранние годы можно вылечить даже без операций. Он негодовал, почему мои родители так ко мне отнеслись, – и у меня защемило сердце. Было очень обидно, но что поделать. Смирилась, плакаться не мой вариант, – невесело повествует героиня статьи.

В общем, удары судьбы были сильными и точными, но будущей спортсменке, часто успешно, а иногда не очень, но все-таки удавалось от них уклоняться. Окончив школу-интернат, она приехала на родину, в Витебск, и попробовала поступить на фотографа. Но девушку не взяли из-за отсутствовавшей кисти руки. По той же причине отказали и в Мстиславле, где Юлия решила примерить на себя профессию художника.

– Меня, точно как колобка, пинали из одного места в другое. Родным я оказалась не нужна, никто из них не протянул руку помощи. Даже, когда я уже жила самостоятельно, ничего у них не просила, хоть самой нечего было есть. Я всех простила, не держу обиды, а наоборот, по-своему люблю. Но прежде, только-только после выпуска из школы-интерната, ее новый директор определил меня в Глубокский психоневрологический дом-интернат для престарелых и инвалидов. Но я всегда считала, что я свободный человек, сама способна за собой ухаживать. Никто не должен за мной убирать или стирать мои вещи, – думала я и тогда, и сейчас. Я и слово «инвалид» узнала только в 16 лет, когда получила удостоверение. Словом, осознать свое новое положение было непросто, но как-то справилась, – рассказывает лауреат премии им. Туснолобовой-Марченко. – Обстановка в интернате угнетала, хотя были и хорошие моменты: именно там я встретила замечательную подругу Светлану Дубас, ставшую моей крестной. Она всегда меня поддерживала, мы по сей день тепло общаемся.

В том учреждении девушка жила пять лет. Затем перевелась в Витебский дом-интернат для престарелых и инвалидов.

– Его руководитель все спрашивал: «Юля, почему ты такая неуловимая?». А я старалась лишний раз на глаза не попадаться и в столовую ходила нечасто. Он-то и разглядел, что мне некомфортно, что я в силах за себя постоять и вполне могла бы жить одна. И предложил поселиться в отделении самостоятельного проживания. Радости моей не было предела: конечно же, мне хотелось иметь свой собственный кров. Пусть квартира была пустой, у меня не было постельного белья, – да что уж там, ничего не было. В первый же день я умудрилась подвернуть лодыжку, она почернела. От этого не могла ходить и три дня спала на вещах, разложенных по полу. Однако все это не имело значения, я была на седьмом небе от счастья, – улыбается белоруска.

«Если понадоблюсь в космосе – полечу»

Уют в квартире Юлия создавала сама, на пенсию приобретая все необходимое для дома. Поддерживали друзья, знакомые, но не родные. Как-то раз белоруска попросила у мамы добавить несколько рублей на куртку, та отказала, и девушка больше не обращалась за помощью. Она не чуралась любой работы, вот только не всюду были готовы ее принять. Пробовала стать вахтером, но получила отказ, якобы из-за внешнего вида: «оказалось, для того, чтобы сидеть на вахте, нужна красота». Хотела стать кладовщиком, но и им не взяли: наниматель боялся, что женщина получит травму на производстве. А чтобы понять, как она будет трудиться одной рукой, попросил показать, как она одной рукой завязывает шнурки. Но есть и хорошее: Юлия сначала трудилась в Витебской городской организации «БелОИ», затем по программе адаптации в ТЦСОНе Первомайского района Витебска.

/

Женщина признается, что благодаря деятельному и инициативному председателю правления Витебской городской организации ОО «БелОИ» Эдуарду Аветисяну ее жизнь заиграла новыми красками. Он не только стал для Юлии поддержкой и вдохновителем, но и посодействовал ее профессиональному росту. За четыре года она выросла от уборщика до специалиста городской организации «БелОИ».

/

Впрочем, работа нужна была, чтобы оставаться на плаву, но основным занятием уроженки Придвинья был спорт. Еще когда она жила в Витебском доме-интернате для престарелых и инвалидов, познакомилась с шахматистом. Мужчина и пригласил вступить ее в шахматный клуб. Девушке очень хотелось попробовать – в детстве она занималась всем по чуть-чуть, в том числе и этой игрой – и ее чуть ли не сразу пригласили на чемпионат в Минск. В тот раз она заняла довольно высокое место.

– У меня и мысли не было, что я чего-то не могу. Я могу все! Надо в соревнованиях по шахматам поучаствовать – пожалуйста. Если вдруг понадоблюсь в космосе – тоже полечу, – говорит собеседница.

Спустя две недели после первых состязаний ее пригласили на чемпионат республики по бильярду. Юлия согласилась, хотя до этого кий держала лишь раз в жизни. В состязаниях она участвовала вместе с напарником – ребята получили золото. Правда, в личном зачете завоевала серебро, что тоже хорошо для первого-то раза.

– Я была огонь! Меня до сих пор зовут спортсмены с Бреста на чемпионаты. Но приходилось выбирать: времени на все не хватало – я и дайвингом занималась, а волейбол вообще любила. У меня были хорошие пробивающие удары и силовые подачи, и это притом, что почти не тренировалась. Наверное, спорт был у меня в крови, но в детстве это не разглядели. В общем, я поехала на соревнования, не могла бросить девочек из команды. У нас была одна цель: занять первое место. Так что домой мы вернулись с золотом, – улыбается спортсменка.

Она и на лыжах каталась, и в настольный теннис играла. Знакомые диву давались, как белоруске удавалось все успевать. Но и этого, как оказалось, девушке было мало. Когда объявили, что в Гродно пройдет республиканский чемпионат по пауэрлифтингу и армрестлингу, дала себе слово, что точно поучаствует. Правда, из-за нарушений, причем безосновательных, как считает спортсменка, ее дисквалифицировали. Однако у нее еще был шанс себя показать.

– Понятное дело, что штангу я одной рукой не подниму. А армрестлинг я бы потянула. Мышечная сила в этом виде спорта не играет большой роли, важнее сила в сухожилиях. А когда всю жизнь все делаешь одной рукой, ее хватает. Но самое главное – тактика. Когда мальчики соревновались, я смотрела на их движения, слушала, что они говорят, и так себя научила, – объясняет жительница Витебска.

Потом был открытый чемпионат республики по армрестлингу, после которого женщина получила звание мастера спорта. В тот раз она была в паре с Людмилой Волчек – паралимпийской чемпионкой Беларуси. Соперница сняла мастерку – а под ней сплошные мускулы. Друзья Юлии советовали даже не пробовать с ней бороться на руках – уложит. Но все обернулось иначе.

– Я была на два килограмма худее Людмилы в весовой категории до 60 кг. Так что ей по идее было проще меня побороть. Более того, к тем соревнованиям я не готовилась вообще. За полчаса до начала мне рассказали, как правильно держать руку, чтобы противник не вывихнул лопатку, посоветовали, когда «валят», всем телом наклоняться направо. Итог – я одержала верх. Соперница все удивлялась: как так, она ведь поднимает штангу. Каждому свое. Ей штанга, а мне армрестлинг. Мы с ней вышли в полуфинал, потом финал…– вспоминает женщина.

В ее копилке более 100 медалей с разных соревнований. Став мастером спорта, будучи молодой и «игристой», девушка хотела отучиться и стать тренером. Но не срослось. Были мысли и насчет переезда в столицу, но денег не хватало. Так Юлия и осталась в родном Витебске. На севере Беларуси она встретила будущего мужа, родила дочь, познакомилась с отцом. Не забросила она и спорт.

– Это то, что мне ближе всего. Я им занималась, занимаюсь, и буду заниматься. Для меня дома сидеть – каторга. Когда дочери было три года, я брала ее с собой на соревнования и по сей день вожу.  А в волейбол играю с 70-летней женщиной. Она и настольный теннис любит. Говорю ей: «Галочка, сколько в тебе силы, дай бог мне столько». А она отвечает, что будет. Главное, не думать о плохом, – делится собеседница.

«Хорошая женщина и мать никогда не пропадет одна»

Юлия захлопнула комнату, забыв ключи внутри. Вышла на балкон третьего этажа, посмотрела вниз, потом на свое окно, и стала потихоньку карабкаться в его сторону. Парень на улице, увидев девушку, испугался и закричал, а потом прибежал к ней, чтобы узнать, цела ли.

– Я предложила чаю, и как-то само собой все закрутилось. До замужества – мы встречались довольно долгое время – он казался очень неплохим человеком. Я видела, что он принимает меня такой, какая я есть, а может, даже и лучше. Все спрашивал, почему мы не поженимся, а мне было комфортно и без штампа в паспорте. Но в 27 лет я все-таки повзрослела и решила выйти замуж. Как только это произошло, он изменился, почувствовал власть и стал командовать. Я такого к себе отношения терпеть не собиралась. Хорошо хоть, руки не распускал, знал, что от меня в ответ может прилететь, – продолжает Юлия.

Он был домовитым, любил стирать и готовить, но зарабатывал немного. Но исправился: нашел хорошую работу, в семье появились деньги. «Теперь мы сила», – думала жена молодого человека. И мечтала, что родит не одного, а трех или четырех малышей. Но за три года брака отношения совсем испортились.

– Он поехал на заработки в Москву. Звонит счастливый: получил большие деньги. Я говорю: «Ты их только не трать, будь аккуратнее». Он убедил, что все будет в порядке, – комментирует спортсменка.

Прошло полгода. Муж вернулся домой босиком, с поломанной рукой, без вещей, но с ключами от квартиры. Маленькая дочка обрадовалась: папа приехал. На что он ответил, что он ей больше не папа: понимал, что его поступок – толчок к разводу.

– Первое время мы жили вместе, все было хорошо. Но, когда рука зажила, покатилось по накатанной. Если появлялись большие деньги, он их пропивал, мог даже вещи из дома вынести. Я такое терпеть не стала, мы расстались окончательно. Он говорил, что я никуда от него не денусь, что такая, как я, никому не интересна, замуж меня больше не возьмут. Ну и ладно, если не нужна никому, значит, нужна самой себе и дочке. Хорошая женщина и хорошая мать никогда не пропадет одна с ребенком. И я не буду выживать, а стану жить полноценной жизнью, – откровенничает собеседница.

/

Неудачное замужество не испортило ее отношение к мужчинам – она не стала воспринимать их категорично, а все так же, как и раньше, ценила и уважала. Правда, под венец она больше не пошла, хотя периодически встречалась с молодыми людьми. В доме росла маленькая девочка, и в первую очередь Юлия занималась ее воспитанием.

/

– Дочка – это то, чем я живу и дышу. Дети, конечно, требуют очень много внимания, они маленькие вампиры, но я не представляю себя без своего ребенка. Сейчас ей 16 лет, она учится на фотографа. Когда была маленькой, занималась конькобежным спортом, но забросила. Когда же захотела возобновить занятия, время было упущено. Я тогда сказала: «если хочешь что-то делать – делай до конца. Не стоит идти на поводу у амбиций. Нельзя сворачивать ни влево, ни вправо, всегда нужно идти только вперед». Уверена, она прислушалась и станет классным специалистом. Диана никогда не была проблемным ребенком. Звонила после школы, чтобы отчитаться, что идет домой, допоздна не гуляла. Вредных привычек у нее нет. Сейчас активно учит корейский язык, очень ей нравится эта страна. Иногда придет на кухню, рассказывает, как хорошо и красиво там живется, – рассказывает мама юной витебчанки.

«Я всегда себе говорила, что я хороший человек, а стану еще лучше»

Полвосьмого утра. Юлия, незадолго до того заказав ДСП, текстурную бумагу, окантовку, самостоятельно мастерила шкафчики для кухни. Строгала, пилила – это занятие ее очень увлекло. Вдруг звонок в дверь. Витебчанка глянула в глазок – стоит мужчина – открыла дверь. «Ну привет, узнала?» – спросил он. Она не поняла, кто это, но уже догадывалась, что незнакомец – ее папа.

– Первая наша беседа была очень душещипательной, мы проговорили почти до вечера. Он очень колебался перед тем, как со мной встретиться. Говорил, что и раньше приезжал, но не осмеливался постучать в дверь. Отец не отрицал своей вины. Ему было 23, когда родилась я, он был горячим, красивым парнем. Родственники матери как будто даже приказали ему поддержать их решение и отказаться от ребенка. Сейчас уже не понять, где правда, а где ложь. Родственники отца обвиняли мать, ее родные – папу, – повествует героиня статьи. – Мы с ним лет 7 поддерживали связь, пока он не умер. Продолжали общаться и с его женой, Лидией Ивановной. Она стала для нас как родная. Диана даже называла ее бабушкой.

Впрочем, воссоединение семьи еще не означало, что ее члены будут помогать Юлии. Да и она привыкла все делать самостоятельно.

– Дочь не воспринимает меня так, будто у меня есть какой-то недостаток. Как-то раз она попросила научить чистить картошку. Но я не могу показать, как это делают люди с двумя руками, только, как с этим справляюсь я. Я зажму клубень локтем и срезаю кожицу ножом. Диане, конечно, так будет неудобно, но в интернете сейчас всему можно научиться. Она у меня девочка с двумя руками – со всем справится быстрее меня. При этом я стараюсь дать ей все, чего ей хочется. Нужны деньги на питание – пожалуйста, косметика закончилась – не вопрос, купим, – говорит Юлия.

***

У Юлии есть работа, она воспитывает подрастающую дочь, но и на себя, а точнее, на спорт времени всегда хватает. Вместе с Дианой они играют в волейбол и настольный теннис. А когда объявляют чемпионат по армрестлингу, бильярду и другим видам – собирает сумки и отправляется за победой. Есть у нее еще одно хобби – рыбалка.

– Мой муж часто на нее ездил, и я попросила его взять меня с собой. Закину удочку – а на воде сильные волны – радуюсь, что рыбка клюет. Но это только так казалось, на самом деле подводных жителей на крючке не было. Когда же удалось словить – радость моя была безгранична. Тут-то я и поняла, что мне нравится это занятие. Спустя годы я узнала, что председатель Витебской ГО ОО «БелОИ» Эдуард Аветисян очень увлечен рыбалкой. Мы стали вместе выбираться на водоемы. А потом решили организовать чемпионат по рыбной ловле, – поясняет Юлия.

Белоруска считает, что ее жизнь удалась. Она сумела добиться многого. Печальных моментов тоже хватало, но она боролась с ними, гордо подняв голову.

– Не все свыклись с тем, что среди них есть люди с инвалидностью, ничем не отличающиеся от остальных. Могут и сегодня пальцем тыкнуть. Меня поразил случай: у дочери женщины из соседнего дома поломалась инвалидная коляска. Спрашиваю, как ее погулять выводят. Оказалось, ее на улицу не выводили уже 12 лет! Притом, что можно обратиться в профильные службы, там помогут. Но та мама боялась, что соседи скажут о ней что-то плохое. Вывод: просто-напросто наплевать на своего ребенка, зато важно мнение чужих людей, – заключает собеседница. – Я в свою очередь никогда не задумывалась и не комплексовала насчет того, что у меня одна рука. У меня и в мыслях не было, что я не такая, как все. Вместе с тем, я может и сильный, но все-таки человек. Бывали моменты, когда меня обижали, когда расстраивалась по разным поводам. Но стоило позвонить крестной, поговорить с ней, поспать с этой мыслью – и проблем как ни бывало. Дочка меня в этом плане тоже очень поддерживает.

Каролина Губаревич

Фото Эльвиры Горошко

 

 

Самые интересные новости из жизни белорусов с инвалидностью в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

 

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.