Свой среди чужих

Поддержи

В столичном микрорайоне Сухарево, где я проживаю, мне часто приходится встречаться с молодым парнем — инвалидом. На вид ему 16 – 17 лет. Он привлек моё внимание не только своеобразной походкой, связанной с проблемами опорно-двигательного аппарата, но и своим добродушием и жизнерадостностью.

Дело в том, что передвигается парень медленно и неуверенно, как будто фиксируя каждый свой шаг и движение. Летом я часто видел его гуляющим по улице Сухаревской с пожилой женщиной. Поддерживая друг друга под руки, они медленно шагали по тротуару и о чем-то разговаривали. Согласитесь, в наше время не часто встретишь молодого парня и пожилую женщину, гуляющих вдвоём по улице и ведущих доверительную беседу. А недавно, на третий день после Рождества Христова, я увидел знакомого мне парня в магазине «SL-Маркет». Там я с Павлом и разговорился.

В короткой беседе я узнал, что Павел Бондарьков родился 1 января 1993 года. Уже в раннем возрасте врачи выявили у парнишки тяжелое заболевание – детский церебральный паралич и дали вторую группу инвалидности. Все заботы о ребенке-инвалиде выпали на плечи мамы. Ради сына Алле Александровне пришлось отказаться от любимой работы, научиться делать массаж и прочие необходимые процедуры. Когда Павлу исполнилось 8 лет, нужно было выбирать школу и определять сына на обучение. Но куда отдать ребенка-инвалида, если он не может самостоятельно выйти из подъезда и с трудом передвигается по дому? Проблема разрешилась благодаря надомному обучению.

– Павел быстро уставал во время занятий, и ему требовался частый отдых, — вспоминает Алла Александровна. – Сам по себе он очень спокойный, доверительный и покладистый парень. У него хорошая память на числа. Он без труда запоминает номера телефонов. Мы с мужем в шутку называем его «ходячим телефонным справочником».

Из уст учителя начальных классов родители Павла узнали о существовании во Фрунзенском районе столицы специализированной школы для детей с особенностями психофизического развития. Эта школа была единственной в городе Минске. В ней Павел и продолжил свое обучение.

— В нашей девятой школе, — вспоминает Павел, — обучались дети со всех районов города и даже из детского дома №2. С ними я находил взаимопонимание и не чувствовал себя одиноким. С учителями мог поделиться своими секретами и проблемами. От них я всегда мог получить жизненный совет. Во время обучения в этой школе я имел возможность вместе со своими сверстниками посещать различные культурные учреждения столицы, путешествовать по историческим местам Беларуси. Это оказало большое влияние на мою социализацию в обществе. Сейчас я безболезненно и свободно могу общаться со здоровыми сверстниками. Благодаря приобретенным навыкам и умениям, после получения аттестата базовой школы, смог продолжить своё образование в средней школе № 212. Да, мне было нелегко. Но и здесь педагоги школы выбрали индивидуальный подход и дали мне возможность получить среднее образование и «азы» взросления.

Павел с родителями проживает в доме по улице Каменногорская, который строился для многодетных семей и семей, воспитывающих детей-инвалидов. От него я узнал о том, что этот дом совершенно не соответствует данной категории людей. Пандусы, которые в обязательном порядке должны быть в домах данного типа, в их доме отсутствуют, нет здесь и поручней, которые просто необходимы инвалиду для того, чтобы безболезненно для себя спуститься или подняться на крыльцо дома. Возможно, поэтому Павлу больше нравится гостить у своей бабушки. Дело в том, что парень ведет активный образ жизни и посещает кружки по рисованию и пению, которые еженедельно проводятся детско-юношеским центром Фрунзенского района «Эврика» в помещении ЖЭС № 114. А от бабушкиного дома до ЖЭСа — почти рукой подать. Ведь передвижения на большие расстояния с его болезнью — это проблема.

— Я не понимаю равнодушия наших людей, — продолжает Павел. – Однажды, во время гололёда, я поскользнулся и упал. Никто из проходящих мимо людей не помог мне подняться и не протянул руку помощи. А несколько лет назад мы с бабушкой переходили дорогу на пешеходном переходе и попали в аварию. Водитель легкового автомобиля сдавал задним ходом на стоянке такси и сбил нас. Мужчина вышел из машины, поинтересовался нашим самочувствием, спросил номер домашнего телефона и уехал. Естественно, что сопереживания и поддержки от него мы так и не дождались. А бабушка, вследствие аварии, несколько недель провела в гипсе. У нее было сильное растяжение связок и ушиб ноги.

Слушая исповедь своего собеседника, я поинтересовался у парня, ездил ли он когда-либо в санаторий. Ведь с его формой заболевания это просто необходимо.

Павел утвердительно кивнул головой и рассказал о том, что когда он находился на учете в детской поликлинике №25, врачи направили его на лечение в санаторно-оздоровительный комплекс «Загорье», который находится в 20 километрах от Минска. Там он прошел курс лечения и реабилитации. Правда, поплавать в бассейне по понятным причинам ему так и не удалось.

У парня существует огромная проблема с приобретением ортопедической обуви. Та пара, которая выдается один раз в году инвалиду на безвозмездной основе, изнашивается буквально за несколько месяцев. Отечественная ортопедическая обувь не заслуживает в свой адрес ни критики, ни уважения. Как сообщила мне Алла Александровна, уже несколько лет они покупают для сына обувь таких белорусских марок, как «Белвест» и «Марко». Стараются выбирать на высокой подошве, которая меньше подвержена стиранию и быстрому износу.

Так как Павел состоит на учете в Минском психоневрологическом диспансере, ему необходимо ежегодно проходить курс лечения. Однажды, во время нахождения в больнице №1 по улице Володарского, он длительное время не мог уснуть во время тихого часа. Кто-то из медперсонала решил помочь парню и предложил выпить таблетку фенобарбитала. После выпитого снотворного, которое снижает функции центральной нервной системы и ее потребности в кислороде, Павел уснул. Вот только будить его довелось всему отделению врачей на протяжении нескольких часов. Пациента еле привели в чувства. Медики были сильно напуганы произошедшим инцидентом, ведь ребенок мог и не проснуться. Вот только свою ошибку они так и не признали и прощения у Павла и его родителей не попросили.

Слушая рассказ своего собеседника, вспомнил инцидент десятилетней давности, произошедший с молодым парнем, у которого такое же заболевание, как и у Павла – ДЦП. Вот только в отличие от моего знакомого, у него, помимо функций нижних конечностей, были нарушены и функции рук. Однажды вечером он решил позвонить своему другу. Подошел к таксофону общественного пользования, набрал номер, а тут — откуда не возьмись, наряд милиции ППС. Двое молодых подготовленных людей, которые обязаны по долгу службы охранять общественный порядок, приняли инвалида за изрядно выпившего человека, избили и изъя-ли последние деньги.

Так парень оказался на лечении в девятой городской больнице с многочисленными кровоподтеками и сотрясением головного мозга. Естественно, в ходе предварительного дознания было установлено, что никакого наряда ППС в определенное время на установленном месте не было и быть не могло…

Я привел этот эпизод только потому, что инвалиду следует ожидать опасности со всех сторон. Это ещё раз подчеркивает тот факт, что люди с ограниченными возможностями совершенно беззащитны, они требуют к себе не только внимания и уважения, но и понимания их проблем со стороны всего цивилизованного общества.

Оказалось, что у Павла, как и у большинства инвалидов нашей страны, существуют большие трудности с трудоустройством. А тут еще и врачи МРЭКа требуют ежегодного подтверждения существующего диагноза. В прошлом году люди в белых халатах хотели определить парню третью группу инвалидности. Посоветовали подыскать работу сортировщика, упаковщика или комплектовщика товаров. Так и хочется возразить этим узким специалистам широкого профиля: «Вы сначала обяжите руководителей предприятий предоставить парню работу, а потом советуйте и решайте — снимать группу инвалидности или нет!».

— По существующим нормам, — говорит Павел, — моя работа должна располагаться не далее четырех километров от дома. Но где найти рабочее место в радиусе четырех километров? Я согласен работать на дому. Например, собирать ручки для письма или розетки. Любой надомный труд отвлёк бы меня от существующих проблем и помог в реабилитации. Но как только в какой-либо организации узнают о том, что к ним хочет трудоустроиться инвалид, все тут же вежливо отказывают.

1 февраля этого года Павлу предстоит пройти очередную унизительную процедуру по подтверждению второй нерабочей группы инвалидности. Не знаю, что скажут ему врачи, и какое они дадут парню заключение. Возможно, группу инвалидности поменяют, и государство сможет сэкономить на этом бюджетные деньги. Но скажу откровенно: при таком раскладе Павел до конца своих дней останется обреченным на жалкое существование. Поиск работы станет для него обременительным и безрезультативным занятием, не дающим надежды и веры в будущее.

Валерий ПОЗНЯКЕВИЧ

Фото автора

 

 

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.