«На то, что выживу, врачи давали два процента из ста»

Поддержи

Какие льготы имеет человек с ограниченными возможностями, занимаясь бизнесом? Ответить на этот вопрос мы попросили Владимира Скребатовича – владельца недавно взорвавшегося в Минске дома, который судится с «Забудовой».

Его имя стало известно широкой общественности совсем недавно, когда средства массовой информации облетела новость о взрыве дома на Поставской улице в Минске.

Подробности не заставили себя долго ждать. Плюс детали: владелец дома, инвалид-колясочник, вложил в строительство около 200 тысяч долларов. Тут же нашлись «доброжелатели»: на различных интернет-форумах некоторые злорадствовали, мол, инвалиду заработать такие деньги невозможно. Тема того, через какие испытания прошлось пройти человеку, ушла даже не на второй план.

– Идея заняться бизнесом появилась лет пятнадцать назад, – при встрече начинает свой рассказ Владимир. – Посоветовались с женой Надеждой, сделали выбор в пользу импорта тканей в Беларусь. Оба оформились как индивидуальные предприниматели. За товаром ездили в Италию. Не скрою, бизнес стал приносить определенную прибыль. Но для этого приходилось очень много работать.

Собеседник продолжает рассказывать, что выучил английский и итальянский языки (чтобы не нанимать переводчика), сам, сидя за рулём микроавтобуса, на котором ездили за товаром, по 12 часов стоял на границе, потом сам этот товар разгружал, занимался «растаможкой», выполнял функции бухгалтера и директора.

– На мне замыкалась работа нескольких человек. Вот так я и заработал те деньги, которые некоторым кажутся баснословными. Это был адский труд, – говорит он.

К такому ритму Владимир Скребатович привык. На жизнь не жаловался. Казалось, так будет всегда. Впереди были планы по развитию бизнеса, мысли о благотворительности, усыновлении ребенка (в семье уже было двое детей).

Все задумки рухнули летом 2008 года.

– Тогда мы снова были в Италии, – продолжает он. – Выдалось несколько часов свободного времени. Решили сходить искупаться. Я неудачно нырнул, сильно ударился спиной о камни. И все: жизнь разделилась на «до» и «после».

В итальянской больнице меня сразу определили в реанимацию. Диагноз – перелом позвоночника. Пролежал там некоторое время, а когда закончился срок действия медицинской страховки – самолетом транспортировали в Минск.

Здесь мое состояние ухудшилось. Не хочу вдаваться в диагностические подробности, уж очень они для меня личные, – скажу лишь, что на фоне травмы стали отказывать внутренние органы.

Снова вынужден был ложиться под нож. После неудачной операции жене Надежде прямо сказали: «То, что он выживет, – два процента из ста. Поэтому забирайте его, мойте, одевайте…».

Но судьба дала Скребатовичу последний шанс.

– Если есть на свете Бог, то он послал мне врача, который и стал моим ангелом-хранителем, – продолжает собеседник. – Повторную операцию делали в столичном Институте травматологии и ортопедии. Ее проводил врач отделения экстренной хирургии Больницы скорой помощи Александр Данилов. Накануне собрался консилиум, в состав которого входил и директор института Александр Белецкий. По сути, врачи шли «ва-банк». Слава Богу, все прошло успешно.

Последовала долгая реабилитация. Сначала в Беларуси – в Аксаковщине. Затем в Германии.

Привычный жизненный уклад семьи Скребатовичей изменился. Старший сын Иван вынужден был оставить институт.
– Мне очень повезло с близкими. Сын Ваня тоже помогает мне, делаем специальные упражнения, чтобы у меня кровь не «застаивалась» и суставы получали хоть какое-то движение. Сын и жена – это мои руки в быту и делах. Иван просто поднимает меня и несет в машину, когда мне куда-то нужно ехать.

Я не хочу быть для них обузой, поэтому для себя решил: продолжаю работать, насколько есть силы. И даже сейчас, как и раньше, выезжаю в командировки. Веду переговоры, подбираю товар. Правда, на границе не всегда верят, что не могу выйти из машины. Но это мелочи…

Очень важно и то, что за все годы после трагедии никто из близких ни слова не сказал о моей ущербности. Чувствую себя равным среди равных. Поверьте, это дорогого стоит.

…Таких как Скребатович называют волевыми людьми. Владимир не махнул на себя рукой, а стал бороться. При этом помощи у государства не просил, «не в его характере»:

– Я получаю пенсию, как и все инвалиды, – она составляет порядка 2 миллионов рублей в месяц. От услуг социального работника отказался. Уверен, что в стране есть сотни одиноких инвалидов, которым некому принести продукты. Им такие услуги нужнее.

Льготы в налогообложении для инвалидов-предпринимателей не предусмотрены. Плачу по полной программе. Справедливости ради, отмечу, налогообложение упрощенное. То есть, я не выплачиваю налог с прибыли, а вношу в бюджет 10 процентов от товарооборота фирмы. За годы ведения бизнеса в казну государства я заплатил приблизительно 100 тысяч долларов. Главное правило, которым руководствуюсь в жизни: «Все должно быть по закону».

Однако, собеседник переходит к злободневной теме, «по таким правилам живут не все».

– В этот самый дом на Поставской, про который столько всего написано, вложена почти вся до копейки прибыль, которую принес бизнес, – делится Скребатович. – Компания «Забудова Стройсервис» выкупила землю у Мингорисполкома. Мы решили строиться именно на Поставской, потому что в том районе я вырос. Подрядчика нашел сам. Дом был построен по специальному проекту – с пандусами, широкими дверными проемами для коляски и подъемником, чтобы мне, инвалиду, было проще. За проведение коммуникаций взялась «Забудова».

За время строительства, которое продолжается около 10 лет, в компании-застройщике поменялось восемь директоров, говорит Владимир.

– Коммуникации так и не проложены. Спросить толком не с кого. Стройка не охраняется и напоминает заброшенный долгострой. А деньги с дольщиков требуют немалые: кроме 35 тысяч долларов, которые уже были перечислены на счет застройщика, сейчас хотят еще 220 миллионов. Угнетает еще и то, что этот дом мне до сих пор не принадлежит! Без введения коммуникаций объект не считается сданным, а значит, и земля, на которой он стоит, – не моя, а государственная.

За аренду земли плачу Мингорисполкому, как собственнику участка, 3 тысячи долларов в год. Сейчас дом взорвался. Пострадавшей стороной признана «Забудова Стройсервис», а не я. Сложно сказать, что будет дальше, – круг замкнулся. Но точно знаю, что платить «Забудове» не буду, пока не получу ответ на вопрос: как были израсходованы ранее перечисленные средства.

Честно говоря, у меня опускаются руки. Я не знаю, где брать силы для продолжения борьбы… – подытожил Владимир Скребатович.

Виталий ГАРБУЗОВ

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.