«Меня сложило втрое». Василий Лукашевич о том, как сломал позвоночник и научился жить заново

Поддержи

Василия Лукашевча в местечке Житомля Гродненской области, откуда он родом, называли не иначе, как богатырем. Ростом под 190 см, крепкий от тяжелой работы по хозяйству. В семье с тремя сестрами он был опорой для своих родителей. А дальше, как и было заведено, отучился, отслужил в армии, получил профессию, женился и дал жизнь двоим детям. В один из дней, в июне 1983 года, он пришел с работы на обед домой, а вечером семья нашла его уже в реанимации. Врач не утешил: «Ходить больше не будет». Спустя 38 лет после этого трагического события мы заглянули к Василию Васильевичу в гости в рамках совместного с международной компанией TZMO SA проекта «Нетерпение сердца» и узнали, что помогло ему встать на ноги.

/

TZMO SA – это мировой производитель и поставщик гигиенических, косметических и медицинских изделий и услуг под торговыми марками Seni, Bella, Matopat, Happy и т. д. на мировом рынке.

/

«Мне пришлось рано повзрослеть»

Василий Лукашевич родился в ноябре 1955 года в деревне Житомля, что располагается в 20 километрах от Гродно. Во времена его детства и молодости это село притягивало не только молодых белорусов на работу в местном колхозе, но и россиян и даже казахов. Вот и Василий с детства был приучен к тяжелому труду, да и другого выбора у него особо не было. Ведь в семье было еще три сестры, и отец после войны вернулся с инвалидностью. При этом хозяйство было большое: держали 3-4 свиней, несколько коров. А Василий Лукашевич- старший посадил до 90 фруктовых деревьев и часто повторял: «Я не хочу, чтобы мои дети ходили голодными».

– Отец пришел с войны с 22 ранениями, – вспоминает Василий Васильевич. – Можно было поднять рубашку и посчитать их. В 60-х годах под мышкой образовался большой фурункул. А поднять руку и посмотреть, что там, он сам не мог: была перебита ключица. Попросил меня с сестрой выдавить это образование, потому что уже желтое стало. Давим – бах на пол, что-то забренчало. А это осколок. Представляете, сколько он с ним проходил?

Василию пришлось рано повзрослеть. Он рассказал, что по окончании пятого класса его работой было обойти 50 соток с плугом. «Батька нашел мне немецкую косу, и я проходил с ней поле быстрее, чем семья из трех человек», – Лукашевич отмечает, что родители им гордились.

В 1969 году Василий окончил Житомлянскую среднюю школу и отправился учиться в Берестовицкое училище механизации. После – в армию. По окончании службы подал документы на заочное отделение в Лидский автомобильный техникум.

Со своей будущей женой Василий Васильевич познакомился на свадьбе. Она – свидетельница у своей двоюродной сестры, он – свидетель от троюродного брата. Через девять месяцев Галина и Василий расписались. Лукашевич работал на Гродненском заводе «Автомагнитола», руководил сборкой ЭПМов. Когда спрос на данную продукцию закончился, Василия Лукашевича перевели на меньшую ставку – 70 рублей. В 1978 году родился сын, и с такими доходами приходилось экономить во многом. Василий Васильевич ушел с завода в поисках более прибыльного места, где в будущем также мог бы получить служебную квартиру. Таким местом в 1983 году оказался отдел жилкомхоза исполкома, там же он вскоре стал комсомольским вожаком.

«Мне дали год-два жизни»

Василий Васильевич в свои 27 лет работал водителем. 28 июня он как обычно приехал пообедать домой. А вечером:

– Случилась аварийная ситуация, были размыты улицы, – вспоминает он. – Меня попросили срочно выехать и засыпать дорогу, чтобы транспорт мог беспрепятственно ездить. Тут я обнаружил неисправность в своей машине, надо было подремонтировать. В этот момент остаточное давление придавило цилиндр, кузов упал мне на спину. Как я сидел на корточках, так меня и сложило втрое. Оттуда меня достали уже без сознания.

Люди, проезжавшие мимо, бросились помогать. Они не знали, как нужно обращаться с человеком в таких ситуациях: по оси развернули Василия Васильевича, потянули за руку. Хотели сделать как лучше, а по итогу порвали нервные сплетения.

Лукашевич пришел в себя на пятые сутки. Ногами и руками двигать не мог. Врачи поставили диагноз «компрессионный перелом позвоночника», к тому же осколок сдавил центральный нерв. «Мне сказали, что в дальнейшем буду зависеть от инвалидной коляски. Заведующий отделением, в котором я лежал, дал мне год-два жизни», – передал заключение специалистов Василий Васильевич.

Жена Галина Ивановна ходила в больницу, как на работу: ее молодой муж Василий не мог сам и поесть. Сослуживцы тоже не остались в стороне: сделали балканскую раму над кроватью, специальное устройство для подтягивания, чтобы мышцы при постельном режиме не потеряли окончательно тонус. А когда руки стали восстанавливаться, изготовили тренажер по системе Дикуля.

/

– Двое детей маленьких и я, взрослый ребенок, – Василий Васильевич до сих пор, говоря о том промежутке времени, не может скрыть своих эмоций. – Зачем я ей нужен был такой? Жена поняла, к чему я клоню, и принесла дочку Лену, положила мне на ноги и сказала со слезами на глазах: «Мне не важно, какой у ребенка отец, главное, что он есть».

/

Василий Лукашевич признается, что его супруга буквально вытянула его с того света. Она стала для него тем маяком, к которому он шел, несмотря на сильнейшую боль, что он испытывал в позвоночнике, и сложность в реабилитации.

Силы начали восстанавливаться, но только в верхней половине тела. Назначили ЛФК, однако вместо того, чтобы разрабатывать коленные, тазобедренные суставы, медсестра занималась лишь стопами.

– Когда позже мне разрабатывали суставы, особенно коленные, треск был, будто разламывают сухую метлу. Вот и меня за 8 месяцев в больнице также ломали, чтобы не осталось контрактуры. Жена с детьми уходила из дома, чтобы не слышать моих криков.

«Не дождетесь – я буду ходить»

Лукашевич и его семья узнали, что на западном побережье Крыма, а точнее, в черте города-курорта Саки, есть уникальное медицинское учреждение – спинальный санаторий имени академика Бурденко. Основной его медицинский профиль – реабилитация пациентов с последствиями травм и заболеваний спинного и головного мозга, с последствиями травм и заболеваний опорно-двигательного аппарата, с заболеваниями периферической нервной системы.

– Я обратился в облздрав с заявлением, чтобы мне выдали туда путевку, – рассказывает Василий Лукашевич. – Мне не дали. Тогда юрист с моей работы обратился с тем же запросом – и получилось. Через 2-3 месяца пришло направление в санаторий.

И вот в 1985 году Василия Васильевича отнесли на носилках в самолет «Гродно-Москва-Симферополь». По прилету медбратья загрузили его в машину и отвезли в здравницу. По словам Лукашевича, санаторий в Саках тогда за один заезд обслуживал порядка 420 человек:

– В Гродно я купил себе коляску. На следующее утро после приезда в Саки выехал в коридор и увидел множество инвалидных кресел. Мне стало страшно! Позже познакомился со своими соседями по палате, с другими постояльцами. Стал выполнять назначения врача.

Сопутствующих заболеваний других органов у Василия Васильевича не было, и он с жадностью хватался за любую возможность вытянуть себя из тяжелого положения. Если грязи – то самые горячие, если силовые упражнения – то больше всех. Если все шли на тихий час, то Василий Лукашевич в эти два часа отсутствия людей отправлялся в спортивный город. Там были брусья, и руками он себя поднимал, создавал движения ногам. В Крыму он пристрастился к байдаркам: «Все зависело от себя в первую очередь. Если бы сдался и поверил врачам, то так бы и сидел в коляске. Во вторую поездку, через год, я уже на костылях заходил в самолет», – уверяет Василий Лукашевич. Постоянные нагрузки на ноги вернули их чувствительность. Теперь наступая на камень, Василий Васильевич через несколько секунд мог это ощутить – так проявляется вялый парез.

Через два года Василию Лукашевичу нужно было пройти медкомиссию. Он пошел в областную гродненскую поликлинику, самостоятельно поднялся на второй этаж. Его лечащий врач, когда увидел его, не поверил своим глазам.

– Не дождетесь, я не сдамся! – произнес тогда на приеме Лукашевич. – Врач думал, что, по его прогнозам, через два года я окажусь на два метра ниже уровня земли, а в лучшем – в коляске. Самое страшное, что он сказал это не только мне, но и жене, у которой на руках было двое детей.

Спустя 3,5 года после трагического случая Василий Васильевич сменил инвалидное кресло на костыли. Бывало, он шел по городу и чувствовал взгляды на себе. В магазине могли подойти люди и ни с того ни с сего начать помогать: «Я ощущал это как обиду. Я ведь и сам могу справиться. Зачем вы меня жалеете? Помощь – это хорошо, но знаете… Я захожу сейчас к 80-летней матери, которая воспитывает сына с инвалидностью, а он лежит. Что он будет делать, когда ее не станет?»

БелОИ

Василий Лукашевич после несчастного случая находился по большей части дома. Мог раз в год съездить в санаторий и каждую среду ходил в баню. Правда, ходил – громко сказано. Друзья клали его в одеяло и выносили. Остальное время Василий Васильевич проводил с детьми, пока супруга была на работе. «Требовалось много тратить на медикаменты, моей пенсии и зарплаты жены не хватало», – обращает внимание он.

– Были звонки от Николая Колбаско, Владимира Чувичко, Владимира Потапенко. Они сказали, что задумали создать организацию. Своя уже была у людей с инвалидностью по зрению, по слуху. Помню, что первая попытка зарегистрировать общество инвалидов провалилась: Мин-юст не пропустил нас.

Отказ ведомства никого не остановил. Ведь идея зародилась и проросла в головах будущих членов БелОИ так крепко, что опускать руки никто не собирался: не в их характере. Василий Лукашевич в 1988 году начал звонить людям с инвалидностью, спрашивать, кто бы хотел вступить в новую организацию. Телефоны узнавал через службу социального обеспечения (собес). Один, второй, третий звонок, и сарафанное радио запустилось. Гродненцы с ограничениями здоровья передавали друг другу информацию о том, что создается новое для них общество.

Василий Лукашевич за рабочим местом

Официальным днем рождения общества стала первая учредительная конференция ОО «БелОИ», которая прошла 8 июля 1988 года в Республиканском Дворце культуры имени Н. Ф. Шарко. А первым председателем ЦП ОО «БелОИ» стал Владимир Васильевич Чувичко.

– После этого мы приехали в Гродно и начали вести огромную работу по области, – уверяет Лукашевич. – Мы начинали с 15 человек и не спеша развивались. Собирали людей, проводили мероприятия. Главными помощниками были наши жены.

Прошло три года, стали создавать районные организации. Василий Васильевич вместе со своими коллегами по обществу обращался в различные организации, предприятия с просьбой о выделении им средств. Начали проводиться первые соревнования, спартакиады, создавались первые производства.

Василий Лукашевич до 1992 года был специалистом 1-ой категории, после выполнял обязанности заместителя председателя Александра Корявко, который на очередной отчетно-выборной конференции предложил Лукашевича избрать городским председателем. А затем, в 2002 году, возглавил и Гродненскую областную организацию ОО «Бел-
ОИ».

– Раньше мы решали и квартирные вопросы, – обращается к прошлому Василий Васильевич. – Некоторые люди с инвалидностью жили на пятых, шестых этажах. Лифта не было, и им было сложно спускаться-подниматься. Мы добивались того, что их жилье меняли на квартиры в домах с лифтами.

Другой важный момент – трудоустройство. Были созданы 6 предприятий, в основном швейного профиля, чтобы люди с дополнительными потребностями не жили на одну пенсию. Так «ЩучинСпецПошив» и гродненская «Зарница» занимаются изготовлением спецодежды. Сейчас на предприятиях Гродненской областной организации числится 87 человек с инвалидностью.

Глава семейства

Мы приехали в гости к Василию Васильевичу в особенный для его семьи день: 10 июня он с женой праздновал 44-ю годовщину свадьбы, в этот же день его старшая внучка выпускалась со школы. Поэтому в доме царила атмосфера праздника. Внук Вася, которого назвали в честь главы семейства, параллельно собирался на очередную тренировку по баскетболу: его многочисленные награды украшают гостиную.

Василий Лукашевич вместе с женой и сыном

Василий Васильевич смеется, что его знакомые часто говорят: «Что ты так сильно балуешь внуков?» Но он не понимает: а как же можно иначе. С особой теплотой Василий Лукашевич отзывается о младшем ребенке своей дочери 4-летнем Феде: «Я в последнее время плохо слышу. А он специально подкрадется и прыгает на коляску. Я аж подпрыгиваю».

– Я прожил большую часть своей жизни. У меня большая семья, любимая жена. Пять внуков, скоро ожидаем шестого. Хоть после 60 лет иногда уже трудно отправиться на какое-либо мероприятие, но все равно я очень легок на подъем. Как бы сложилась моя судьба, будучи здоровым, не знаю, но я считаю, что многого достиг. Главное, что не сдался, не сел кому-то на плечи. Могу ли я назвать свою жизнь счастливой? Почему бы и нет.

Деревенское детство дает о себе знать до сих пор. Василий Васильевич любит заниматься с растениями, черенкует деревья, рассаживает кусты роз на своем участке. Хозяйская рука чувствуется сразу, когда проходишь вдоль небольшого огородика и территории вокруг дома: вот уже поспела клубника, в конце июня обещается первый урожай картошки, на груше виднеются довольно крупные для начала лета плоды. То и дело попадаются самодельные устройства: Василий Васильевич взял магазинную тележку, немного видоизменил ее, оснастил грилем, и получится переносной мангал. Но всегда рядом с Василием Лукашевичем его верная спутница Галина Ивановна.

Машина Василия Лукашевича — 27 лет на ходу

– Я вышла замуж раз и на всю жизнь, – говорит Галина. – Мне надо было воспитать детей и вывести их в люди. Я не чувствовала, что мой муж инвалид. С Василием в 93-ем году участвовали даже в Польше в ралли. Дом, в котором мы живем, построен с его подачи, деньги зарабатывал всегда сам, дети всегда одевались хорошо. Как-то одноклассница дочки пришла в школу в новых джинсах и сказала: «Тебе их все равно не купят, твой папа калека». Я поехала в Москву и купила ей еще круче. В чем же кроется секрет семейного счастья? В компромиссе.

***

Много лет работники компании Seni протягивают руку помощи людям, которые столкнулись с проблемой ухода за больными и недееспособными людьми. Seni не просто обеспечивает миллионы людей по всему миру гигиенической продукцией, но и оказывает конкретную помощь как психоневрологическим интернатам, так и семьям с людьми с инвалидностью. Наш совместный проект «Нетерпение сердца» только подтверждает это. «Нетерпение сердца» – это про доброту, заботу и внимание, которых нам так часто не хватает в этом мире…

 

 

Елена Водолазская
Фото автора

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.