«Когда ты сам сходил в магазин, от этого душа радуется». Незрячий Николай Соловей – о том, как выглядит этот мир

Поддержи

Николаю Соловью 36 лет, 20 из которых он инвалид по зрению 1-й группы. Но, кажется, это не оставило никакого следа в его душе. Позитивный, веселый и открытый Николай может показаться немного застенчивым. Но это лишь на первый взгляд. О том, как жить полноценной жизнью в темноте, – в нашем материале.

«Все произошло быстро и неожиданно»

Проблемы со зрением у Николая были с самого детства. Но никто не мог подумать, чем это обернется в подростковом возрасте.

– Первые серьезные проблемы начались где-то в 7 классе. Но тогда мне сразу же сделали операцию, благодаря которой я смог видеть еще несколько лет. В 14 лет ситуация снова стала ухудшаться, и я впервые полностью потерял зрение. Хотя еще ходил в обычную школу и даже с горем пополам смог закончить 9 классов. После этого были многочисленные операции. 5 из них – хирургические и одна коррекционная. И уже тогда у меня была 2-я группа инвалидности. Все операции были платные и достаточно дорогие. Да еще и проходили в России. В Беларуси не решались браться. С оплатой родители помогали и моя крестная.

/

По словам Николая, благодаря операциям врачи смогли на небольшой период восстановить зрение. Но все изменилось в 16 лет, когда он потерял его окончательно. В итоге – высокая близорукость и отслойка сетчатки.

/

– Как-то быстро это все произошло. Я понимал, что у меня зрение не полноценное, но такого не ожидал. Тогда еще жил в деревне с родителями. Было тяжело, и на какое-то время я даже замкнулся в себе. Но время лечит. Себя успокаивал, что жить буду. А это главное. Просто условия немного изменились. Ведь есть люди без рук, без ног. А я что, без зрения не проживу? К тому же чувствовал большую помощь от родителей. Они меня поддерживали. И я им очень благодарен за то, что после потери зрения они никогда за меня ничего не делали. Наоборот, как-то привлекали меня к повседневной работе. Не было такого, что «если ты не видишь, то просто сиди, мы сами все сделаем», – рассказывает Николай.

В то же время он признался, что с друзьями все было ровно наоборот.

– Когда зрение потерял, точно также пропали и друзья. Хотя я знаю незрячих, у которых они до сих пор есть. Тут у каждого все индивидуально. Может, я сам виноват в этом: где-то неправильно себя повел, поставил, преподнес. Конечно, переживал. Но потом принял как данное, – сетует он.

«Переломный момент»

Николай родился в деревне Языль, что в Стародорожском районе Минской области, с населением около 800 человек. Многие могут знать ее по Национальному фестивалю бега «Языльская десятка», который проводится здесь ежегодно, начиная с 1988 года. И хоть Николай с большой теплотой отзывается о доме, но все же признается, что быть незрячим в деревне – сложно.

– До 2012 года я продолжал жить у себя в деревне с родителями. Не работал, потому что вариантов трудоустройства не было. Но понимал, что трудиться должен любой человек. Не важно, видишь ты или нет. Еще не хотел брать в руки трость. Хотя она у меня уже тогда была. Мог лишь в доме подержать ее в руках, повертеть. Но чтобы выйти с ней на улицу – нет. Даже не представлял, как это. Тогда как будто стыдился этого. Хотя сейчас понимаю, что это глупость. Да и удобнее трости ничего нет.

2012 год Николай называет переломным. Тогда он переехал в Минск, начал учиться самостоятельной жизни и даже устроился на работу, где трудится вот уже 12 лет.

– Переехав в Минск, начал понемногу осваиваться. В первую очередь в плане передвижения. Ведь дома я ходил только в сопровождении с кем-то. А еще здесь начал общаться с людьми, у которых тоже проблемы со зрением. И это было, наверное, самым полезным и ярким моментом. Потому что ты понимаешь, что ты не один и есть еще такие же люди. Причем у них можно многому научиться. Я узнал, что другие незрячие ездят на транспорте, ходят по городу, закупаются в магазинах. Естественно, мне тоже захотелось стать более самостоятельным. Вскоре нашел новых друзей. Да и в целом началась новая жизнь.

Следующим важным этапом стала работа. С ней Николаю помогло общественное объединение «БелТИЗ».

– Я вступил в объединение, когда еще жил в деревне. Но до конца не понимал, что это за организация и зачем она. Все изменилось после переезда. Ведь именно БелТИЗ протянуло ему руку помощи. Сейчас я работаю на заводе «Светоприбор» слесарем механосборочных работ. Там мы собираем большое наименование электроустановочных изделий: розетки, выключатели и так далее. Проживаю в общежитии от завода. Там даже ехать не надо. 5 минут пешком и все. Что касается рабочего графика, то одна неделя – это первая смена с 7:30 до 15:00, а другая неделя – уже во вторую – с 15:30 до 23:00.

К работе Николай привык очень быстро, но все еще с детским восторгом вспоминает, как всему учился.

– Еще в начале, когда только устроился, не понимал, как я справлюсь. Но очень хотелось попробовать. Конечно, первое время было тяжело. В первую очередь из-за больших объемов. Ты не веришь: за одну смену можно сделать тысячу розеток. Да, они простые. Только один винт надо закрутить. Но для меня это все равно казалось невозможным.

«Самостоятельная жизнь»

С большой улыбкой Николай делится и своими бытовыми успехами.

– Начало пути и сейчас – это небо и земля. Тогда даже приготовить чай было трудно. А сейчас могу сам. Не скажу, что готовлю какие-то кулинарные шедевры. Но простую готовку вполне осилил. Со стиркой тоже проблем нет. Я знаю, какая одежда светлая, а какая темная. Вместе точно не постираю. Единственное, – признается Николай, – мне до сих пор трудно гладить. Почему-то плохо получается. Ну и куда без бытовых травм. Бывает, что порежешься или об терку поранишься. Но я на такое уже внимания не обращаю. Еще активно пользуюсь телефоном. На нем я могу и текст прочитать, и номер чей-то посмотреть, и такси вызвать. Даже посещаю многие социальные сети и мессенджеры.

Но все-таки дом – это одно. Там ты сам создаешь для себя удобную среду, которая нравится именно тебе. А вот на улице уже надо подстраиваться под существующие правила.

– Сначала учился ходить от общежития на работу. В этом помогала Регина Антоновна Кривошей, инструктор-реабилитолог на заводе. Я брал трость, а она объясняла, что находится вокруг. Где по бордюру идем, где по траве, а где надо повернуть. И ты этот маршрут просто запоминаешь. Да и в целом, очень много информации держишь именно в голове. Например, при освоении новых мест надо как минимум несколько раз пройтись, чтобы это хотя бы чуть-чуть отбилось в памяти. Ну а дальше уже сам. Мне еще очень друзья помогали. Например, кто-то в магазин пошел и тебя с собой взял. Вот так и учишься. Может, для обычного человека это элементарная вещь. Но когда ты сам сходил в ближайший магазин, от этого душа радуется. Победа какая-то. Хотя в крупных магазинах все еще тяжело сориентироваться из-за огромных площадей. Удобнее ходить в магазины шаговой доступности. Там тебя уже по имени знают, и продавцы могут подойти и помочь. Точно также незрячим помогают в метро. Там целая процедура. Сами мы доходим только до турникета, а дальше нас сопровождает сотрудник, – неожиданно рассмеялся Николай. – Шутим, будто мы президенты и у нас свой охранник.

Что-то похожее в действительности и есть. По инструкции, сотрудник метрополитена должен посадить незрячего в вагон, после чего сообщить по рации на какой станции человек выходит. А там его встречает уже другой сотрудник, который помогает выйти. Но все же есть вещи, делать которые самостоятельно Николай пока не рискует.

– Одежду выбираю только с кем-то. Самим продавцам, конечно, можно довериться, но не всем. Потому что есть такой момент, как лишь бы втюхать. Поэтому в основном по магазинам хожу с тем, кому доверяю. Либо это мои родные, либо близкие друзья, с которыми общаюсь каждый день. У меня же не все незрячие. Есть и с подглядом, – со смехом рассказал Николай. – Подгляд – это такой внутряк среди друзей. Ну или местный сленг. Если коротко, то это когда зрение есть, но оно неполноценное. А вообще безвыходных ситуаций нет. Главное – самому коммуницировать с людьми.

«Куда прешь?»

Николай признается, что вокруг много добрых людей и очень многие стараются помочь. Хотя иногда своеобразно.

– Сами помогающие делятся на две категории, – продолжает Николай. – Есть те, кто спросит, нужна ли помощь. А есть и другие. Обычно они просто хватают тебя под руки и куда-то тащат. Хотя тебе вообще в другую сторону. Но я все равно не отказываюсь от помощи, даже если в большинстве случаев она мне не нужна. Я исхожу из того, что если буду отказываться, то этот человек подумает: «Зачем им помогать, если они не хотят?». И тогда уже не подойдет к другому незрячему, которому, возможно, эта помощь была очень нужна.

К сожалению, Николаю приходилось сталкиваться и с негативным отношением со стороны людей.

– Иногда приходится слышать «куда ты прешь?». Хотя я в этот момент иду с тростью и ничего не вижу. А тот человек видит. Но кричит почему-то на меня. К счастью, не все такие. Один из толпы такой найдется. Я, конечно, все равно извинюсь и пойду дальше. А уже примут мое извинение или нет – не столь важно, – говорит он.

«Хоккей, баня и природа»

– На месте не сидим. У меня есть друг, который так же, как и я, болеет за «Динамо». Поэтому часто выезжаем на Минск-арену. Когда там тысячи зрителей и забивается шайба, просто как взрыв какой-то происходит. Такие чувства испытываешь, даже сложно описать! Еще зимой периодически собираемся компанией в баню. Ну а летом шашлыки, конечно, – повествует он.

Хоть сам Николай и называет себя домашним человеком, он хочет как можно больше освоить этот мир.

/

– Хочется больше передвигаться по городу, самостоятельно осваивать новые места. Ведь когда чего-то достигаешь, сразу радостно на душе. Счастлив, как ребенок. Хотя понимаю, что это элементарная вещь для обычного человека. Еще мечтаю о своей семье. Потому что это самое главное в жизни любого человека, – с теплотой и нежностью поделился Николай.

/

«Я благодарен судьбе за то, что раньше мог видеть»

– Некоторые люди говорят, что легче, когда ты не видишь от рождения. Может быть. У каждого ведь своя правда. Мне все-таки кажется, что проще, когда ты видел раньше. Потому что многие вещи как бы отпечатываются в памяти. Это очень помогает в жизни. Например, понимание большого и маленького, что такое далеко и близко. Для меня это очевидно. Я знаю, что тем, кто незрячий от рождения, эти вещи пытаются объяснить педагоги. Еще обычно говорят, что у незрячих лучше слух. Но мне кажется, он не становится лучше. Просто мы к нему относимся по-другому. Начинаем замечать те звуки, на которые раньше не обращали внимания.

В потере зрения Николай видит и плюсы. В первую очередь – внутренние.

– Я научился быть более терпеливым и стрессоустойчивым. А еще понял, что самое главное – не опускать руки. Считаю, что когда человек попал в такую ситуацию, прежде всего надо обратиться к таким же людям, только более опытным. И тогда становится понятно, что не все потеряно. Да, возможно, не все будет получаться с первого раза. Но если стремиться, то достичь можно многого, – подытожил мой собеседник.

Валерия Попкова
Фото автора

 

Самые интересные новости из жизни белорусов с инвалидностью в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.