Гепатит С – излечим!

Поддержи

По данным Всемирной организации здравоохранения, во всем мире менее 5 % человек, живущих с хроническим вирусным гепатитом, знают о своей болезни. И это при том, что предположительно 325 миллионов человек имеют хроническую инфекцию, при отсутствии лечения приводящую к циррозу и раку печени. Специально для читателей нашей газеты мы подготовили эксклюзивное интервью по этой теме с заместителем главного врача по медицинской части минской городской клинической инфекционной больницы, кандидатом медицинских наук Святославом Олеговичем Вельгиным.

– Уважаемый Святослав Олегович, несмотря на печальную статистику, ситуация с диагностикой и лечением гепатита С в нашей стране начинает меняться в лучшую сторону. Но большинство граждан Беларуси по прежнему убеждены, что гепатитом С болеют исключительно люди, ведущее асоциальный образ жизни. Однако в прошлом году через диспансерный кабинет вирусных гепатитов и Минский городской центр инфекционной гепатологии, входящие в состав клиники, прошло значительное количество больных вовсе не из маргинальных слоев населения. Каков их реальный социальный статус?

как вылечить гепатит С, заместитель главного врача минской городской клинической инфекционной больницы Святослав Вельгин, совальди, софосбувир, общественное объединение "Вместе против гепатита"– Социальный статус наших пациентов разнообразен. К сожалению, гепатитом С болеют люди всех профессий и социальных групп. Заболевание распространено достаточно широко. Поскольку вирус передается через кровь, от заражения никто не застрахован. Любой может заразиться, делая маникюр, педикюр, тату, прокалывая уши, при проведении медицинских манипуляций и вмешательств, пролечив зубы и т.д. Также вирус передается и половым путем. Неудивительно, что часто гепатитом болеют люди, употребляющие наркотики, и те, кто часто меняет сексуальных партнеров.

– Не следует ли всем, кто проводил названные вами манипуляции, во время которых можно было заразиться гепатитом С, немедленно бежать к терапевту или инфекционисту за направлением на анализ крови?

– Это вопрос сложный. Если все одновременно побегут в поликлиники с требованием бесплатного анализа на антитела гепатита С, тест-систем просто не хватит. Однако если есть какие-то сомнения, лучше провериться.

– В прошлом году Министерство здравоохранения Республики Беларусь получило в рамках гуманитарной помощи из Грузии оригинальный препарат «Совальди» (в его составе есть софосбувир – основное вещество для лечения гепатита С) и инициировало лечение больных, нуждающихся в срочной противовирусной терапии (ПВТ), на условиях оплаты второго препарата за счет пациентов. Кого отбирали на лечение и по какому принципу?

– Все медицинские учреждения города предоставили нам сведения о потенциальных кандидатах на лечение. Отбор проводился консилиумом среди лиц, имеющих преимущественно 2-й генотип вируса гепатита С и фиброз печени 3-й и 4-й стадии. Помимо данной категории лечению подлежали медики, женщины, ожидающие ЭКО, больные гемофилией, готовящиеся к трансплантации печени, а также те, кто при наличии иного генотипа вируса нуждался в неотложном лечении.

В состав консилиума входили не только врачи нашей больницы, но и сотрудники кафедры инфекционных болезней Белорусского государственного медицинского университета. Всего было отобрано 150 больных, большая часть из которых успешно прошла лечение. Поэтому можно с уверенностью говорить, что рекомендуемые в настоящее время схемы лечения препаратами прямого действия (ППД) успешно зарекомендовали себя, доказав высокую степень излечения гепатита С.

Так, при 12-недельном курсе ПВТ и выполнении больным всех рекомендаций специалистов клиническое излечение, по нашим наблюдениям, доходит до 95 %. У нас это называется устойчивым вирусологическим ответом. В этом случае вирус в крови не определяется и далее (при контрольных анализах через 12 и 24 недели после завершения терапии).

– Говорить о гепатите С открыто стали в том числе и потому, что на отечественном фармацевтическом рынке появились официально зарегистрированные белорусские дженерики (лекарственные средства, продающиеся под международным непатентованным названием либо под патентованным названием, отличающимся от фирменного названия разработчика препарата), резко снизившие стоимость лечения. Терапия отечественными дженериками стоит примерно $1 000-1 200. В то же время многие из заболевших гепатитом С предпочитают лекарства индийских и египетских производителей и лечатся самостоятельно.

С чем, на ваш взгляд, это связано? Что лично вы порекомендуете больным для лечения?

– Каждый пациент сам выбирает свой путь. Если вы покупаете лекарство с рук, так как это дешевле, то можете случайно приобрести некачественный препарат. Именно поэтому многие готовы немного переплатить, но купить препарат хорошего качества.

В этом отношении наши отечественные официально зарегистрированные лекарственные средства (произведенные или расфасованные в Беларуси) предпочтительнее. Они хорошего качества, поскольку каждая партия субстанции, поступающая для изготовления ППД, проходит проверку в Центре экспертиз и испытаний в здравоохранении.

– Вы хотите сказать, что все перечисленные препараты можно без проблем купить?

– Во всяком случае, софосбувир, ледипасвир и даклатасвир официально зарегистрированы, и мы их уже получаем. В настоящее время софосбувир уже появился в аптеках, мы ожидаем в скором времени выхода на рынок и других зарегистрированных в стране противовирусных средств прямого действия.

– Учитывая то, что в больнице для лечения уже используются ППД, возникает вопрос: как простому человеку попасть на лечение в стационар? Сохранился ли в настоящее время порядок, при котором возможность лечения гепатита С и диспансерного наблюдения распространялась только на лиц, получивших стационарное подтверждение диагноза?

– Естественно, наш диспансерный кабинет не может взять под наблюдение всех больных в городе. Да это и не нужно. Во-первых, в настоящее время идет работа по созданию единого республиканского регистра больных гепатитом С. Поэтому сегодня стратегия назначения ПВТ такова, что пациенты наблюдаются в кабинетах инфекционных заболеваний городских поликлиник по месту жительства. Лечение осуществляется инфекционистами, которые ежемесячно проходят учебу в нашей больнице. В случаях возникновения у них вопросов по ведению больного они без проблем могут направить его к нам на консультацию.

Во-вторых, специфика лечения новыми препаратами такова, что его лучше проходить на нашей базе. Чтобы принять решение о назначении лечения, мы запрашиваем из поликлиники полную информацию по конкретному пациенту, предварительно рассматриваем ее, затем приглашаем больного на консилиум, который выдает окончательный вердикт – проводить или не проводить в ПВТ.

Наши специалисты учитывают возраст больного, сопутствующие заболевания, имеющиеся противопоказания, возможное лекарственное взаимодействие и другие нюансы.

– Иными словами, консилиум подбирает схему лечения, пациент приобретает за свой счет лекарства и уходит назад под наблюдение инфекциониста поликлиники. Правильно?

– Не обязательно. Например, с 1 февраля текущего года мы начали отбор пациентов для лечения препаратами прямого действия, полученными по распределению Минздрава Беларуси.

Как я сказал ранее, сегодня никто не застрахован от заражения гепатитом С. Социальная значимость данной проблемы прежде всего в том, что заболевание может длительное время протекать незаметно, практически бессимптомно, медленно прогрессируя и приводя к циррозу или раку печени, вызывая временную нетрудоспособность, инвалидность, становясь в итоге причиной смерти. Поэтому лечение надо начинать вовремя. Однако это не означает, что все срочно, одновременно должны начинать лечиться. Но отслеживать такие «печеночные» показатели, как АЛТ (аланинаминотрансфераза), АСТ (аспартатаминотрансфераза) и маркеры рака печени необходимо.

– Существует мнение, что инвалиды и пенсионеры практически не имеют шансов попасть в число лиц, отобранных на лечение. Так ли это? Какова ситуация с остальными больными из категории социально незащищенных граждан? Учитываются ли финансовые возможности больного при отборе?

– Отбирая пациентов для лечения, мы рассматриваем их в комплексе. У нас были пенсионеры, инвалиды-колясочники. Естественно, мы старались всем им помочь, так как они нуждаются в дополнительной социальной поддержке.

– Общеизвестно, что для больных гепатитом С существует ряд ограничений при трудоустройстве. Ранее, когда применялись не всегда успешные схемы лечения интерферонами, была высокая вероятность рецидива заболевания. Поэтому больной после излечения находился на диспансерном учете не менее 3-х лет. Ныне ситуация иная. Следует ли в связи с этим сократить срок диспансерного наблюдения, после истечения которого вылечившийся больной будет исключен из создаваемого ныне регистра больных гепатитом С, и ему можно будет работать в ранее противопоказанных условиях труда?

– Это очень интересный и актуальный вопрос, на решение которого требуется некоторое время. Действительно, если вирус в крови уже не определяется, можно говорить о клиническом излечении пациента. Но если мы говорим об ассоциированном циррозе печени, то, когда вирус уходит, цирроз все равно остается – даже при наличии временной положительной динамики. Таких больных мы оставляем под пожизненным наблюдением и лечим в нашем стационаре. В больнице для этого есть специализированное отделение, и любая поликлиника города может направить к нам такого больного.

– На сайте forum.by-hepatit.net одно время обсуждалась информация о том, что с диспансерного учета не будут снимать лиц, пролечившихся дженериками самостоятельно, без наблюдения специалистов. Обоснованы ли эти опасения?

– Они беспочвенны. В соответствии с нашим законодательством больной имеет право лечиться по рекомендованным схемам самостоятельно, если схемы лечения признаны мировым медицинским сообществом и мировая практика показала, что они эффективны. Мы ни в коем случае не препятствуем таким пациентам.

– Должны ли врачи в поликлиниках и стационарах при указании в документах сопутствующего диагноза «Гепатит С» отмечать, что больной прошел ПВТ, не имеет в крови вируса, и заболевание не активно? Это имеет принципиальное значение, ведь после окончания ПВТ больной уже не представляет опасности для окружающих, а диагноз у него еще не снят.

– Несомненно. Думающий врач должен указывать сопутствующие диагнозы максимально полно. Что касается гепатита С, то следует указывать активность, генотип, наличие или отсутствие вируса и, естественно, проведенное лечение. Это все имеет больше значение.

– Больные гепатитом С зачастую сталкиваются со случаями разглашения сведений о наличии у пациента заболевания медицинскими работниками, которые абсолютно не боятся ответственности за нарушение врачебной тайны. Что вы думаете по данному поводу?

– Безусловно, за разглашение врачебной тайны даже по неосторожности необходимо строго наказывать. Медработники должны как можно меньше говорить о диагнозах пациентов в присутствии третьих лиц, будь то больные или коллеги по работе.

– Сегодня много говорится о необходимости полноправного диалога между врачами и пациентами. В стране действует множество пациентских организаций, в том числе общественное объединение «Вместе против гепатита». Но проблемы взаимодействия остаются. Насколько инфекционисты открыты для организаций, объединяющих больных и членов их семей?

– Мы всегда доступны и готовы обсуждать любые проблемы с пациентским сообществом. По возможности мы принимаем участие в публичных обсуждениях существующих проблем. Я не припомню случая, чтобы наши специалисты или сотрудники кафедры инфекционных болезней БГМУ отказались от участия в инициированных гражданским обществом мероприятиях, посвященных лечению и предотвращению инфекционных заболеваний в целом и гепатита С в частности.

И это не дань моде. Борьба с гепатитом С слишком серьезное занятие, не допускающее выяснения отношений и перетягивания одеяла на ту или иную сторону. Снизить уровень заболеваемости гепатитом С, изменить отношение в обществе к больным можно только совместными усилиями.

Беседовала Мария ОСИПОВА

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.