Два мира, две системы

Поддержи

Вообще, это старое советское изобретение: есть мир капитализма, есть мир социализма. Сейчас выяснилось, что мир стремится к политическому однообразию. Есть еще такое выражение: Богу богово, кесарю кесарево. Короче говоря, существуют общества инвалидов общего заболевания, по слуху и по зрению. Существует, естественно, и остальное человеческое общество. У меня давно сложилось мнение, что эти два общества живут, не очень сильно соприкасаясь друг с другом. Поэтому все равно необходимо писать на эту вечную тему: отношение общества к инвалидам и наоборот. Это отношение, к сожалению, очень неоднозначно.

«Меня уже все ненавидят…»

Эта женщина по имени Елена сама позвонила в редакцию, обозначила свои проблемы, оставила свои телефоны. Ну что ж, я позвонил.Отделение дневного пребывания для инвалидов в Фаниполе, Александр Володин, как разговаривать с соседями

Елена Федоровна – коренная минчанка. Из ее отрывочных замечаний понял, что ее бабушка и дедушка жили где-то под Минском. После освобождения столицы переехали в Минск восстанавливать город. Здесь родились отец и мать Елены Федоровны – уже минчанами. Сама она появилась на свет с сильным нарушением зрения. У нее 2-я группа инвалидности с детства.

Что касается ее взглядов, отношения к жизни в целом, то она вполне серьезно выступает против класса бизнесменов. Елена Федоровна считает, что бизнес – это криминал, а государство его поддерживает. По словам женщины, она то ли жила в частном доме, то ли владела его частью. Потом дом продала и купила через фирму эту квартиру. Квартира находится на втором этаже типичной хрущевки. Вверх ведет очень крутая лестница с узкими ступеньками. В общем, в таком доме небезопасно жить и здоровым людям. Что уж говорить об инвалидах…

Отделение дневного пребывания для инвалидов в Фаниполе, Александр Володин, как разговаривать с соседями, крутая лестницаПенсия у Елены Федоровны около 200 рублей. В квартире она живет с сыном Андреем. Он не инвалид, работает на государственном предприятии. Пока мы беседовали с Еленой Федоровной, он спал в соседней комнате.

Как она купила эту квартиру, можно было только догадываться. Скорее всего, помогли и родители. Я только узнал, что пришлось заплатить за нее около 30 тысяч долларов. Поскольку есть сын Андрей, то, значит, был и муж?

 – Ну а как же… Но он давно уехал в Россию, – говорит Елена Федоровна. – Знаете, он был непонятный человек. Ни слуху ни духу о нем, как и не было его. Мы развелись. Его мать тоже уехала в Россию, а отец остался в Минске. Муж не хочет работать. Словом, непонятный человек…

У Елены Федоровны не затухает конфликт с соседями, точнее, с соседками. Например, одна соседка держит девять кошек. К другой соседке, по словам Елены Федоровны, ходят выпивать окрестные алкоголики. Эти две соседки сговорились и начали травить Елену Федоровну. Опять же, так выходит по ее словам. Поговорить с соседками мне не удалось. Поэтому замечание Елены Федоровны о травле оставляю на ее совести. Одновременно высвечивается отношение общества к инвалидам, оно или никакое, или негативное.

К концу беседы автор пришел к выводу, что Елена Федоровна не всегда последовательна в разговоре. Это видно и по ее рассказу, когда она от вражды с соседками вдруг стремительно переходит к Горбачеву и перестройке. Это видно и по беспорядку в квартире, хотя переезд состоялся год назад. Но я говорю сам себе: ну и что? Отдаю себе отчет в том, что Елена Федоровна на самом деле очень одинокий человек. У нее слабое зрение, и она пишет буквы очень крупным почерком. Другими словами, она не такая, как все. Не вина Елены Федоровны во всем этом, а беда.

Нужно постоянно помнить, что она инвалид 2-й группы, что никогда не работала, не жила в коллективе. Людей и общение с ними ей заменяет интернет. Если это так, то да здравствует интернет! Ну а если серьезно, то я не знаю, чем и как помочь Елене Федоровне. Я всего лишь журналист…

Несостоявшаяся статья

Есть статьи написанные, о них вспоминать не стоит. Но есть статьи ненаписанные. О них всегда помнишь. Вот, например, некоторое время назад редакция получила электронное письмо от жительницы Фаниполя. Оно у меня сохранилось. Цитирую полностью:

«Прочитала вашу статью «Лепельские страдания». Полностью согласна с вашим героем. Я проживаю в городе Фаниполе Дзержинского района. У меня ребенок-инвалид. Попыталась я в этом году потревожить наших чиновников из Дзержинского райисполкома с вопросом об открытии отделения дневного пребывания для молодых инвалидов – а у нас их достаточно, и они также сидят дома. Есть даже здание закрывшегося магазина, очень хорошее место для этой затеи. Но все точно так, как у вашего героя: в одиночку ты совсем не воин, нет денег и т.д. Если ты инвалид, то тебе будет очень сложно в нашей стране сражаться за жизнь. Очень печально. Что касается безбарьерной среды, то это сплошной барьер. В городе людей на колясках вообще не увидите. Марина Камко».

Мы созвонились. Вот только Марина не хотела, чтобы я приезжал. Повторный мой звонок также не имел успеха. Когда это все было, уже не помню. Может, год назад, может, полтора. Сейчас перечитываю и думаю, что это я должен сказать спасибо Марине Камко. По той простой причине, что сообщения подобного рода редко приходят на адрес нашей газеты. Обычно инвалиды и их родные больше помалкивают. Думаю, это присуще белорусам вообще. Политика тут очень простая: пусть этим займется кто-нибудь другой, а я подожду, посмотрю, что будет. Пускай в наш город, поселок, деревню приезжает корреспондент, посмотрит, как мы живем. А потом напишет о наших страданиях.

Так не бывает. Газета существует для читателя. Если нет связи «газета – читатель – газета», то зачем тогда нужен этот печатный орган? Что касается безбарьерной среды, то эта тема тоже старая. Почти древняя. Что-то меняется в лучшую сторону, согласен. Но вообще создание безбарьерной среды, честно говоря, стоит на месте. Марина Камко пишет о необходимости создать отделение дневного пребывания для молодых инвалидов, о пустующем магазине. И я сразу вспоминаю о здании магазина на окраине столичного микрорайона Малиновка. Оно пустует вот уже десяток лет. Почему бы его не приспособить для нужд инвалидов, если торговле здание не нужно?

В Фаниполь мне съездить не пришлось. Но знаю, что отделение дневного пребывания для инвалидов здесь все же открылось. А чтобы приспособить этот поселок для жизни людей с ограниченными возможностями, потребуется много времени и еще больше денег. И вопрос тут заключается в одном: хочет ли этого здоровая часть общества?

Вместо послесловия

Вот что мне хотелось бы отметить в конце этого материала.

Если я пишу о чем-то, связанном с жизнью среднестатистического инвалида, то всякий раз убеждаюсь, что уже писал об этом раньше. Но вынужден снова возвращаться к этому. Сам себе начинаю напоминать белку в колесе.

Ну что ж, работа такая, сразу вспоминается легенда о Сизифе. Камень все равно катится вниз, а я тем не менее пытаюсь поднимать его в гору. С другой стороны, вспоминаю факультет журналистики Белорусского государственного университета. Уже точно не помню кто, но этот преподаватель объяснил нам, зеленым студентам, простую вещь. А именно вот что: проходит пять лет, журналисты пишут, газета выходит, но именно через пять лет журналисты пишут о том, о чем и раньше писали. Такая вот особенность нашей работы. В статьях меняются только фамилии героев, место и время.

Может, в этом и есть смысл газетно-журнального труда? По большому счету люди не меняются. В равной мере это относится и к людям доисторического времени, и к людям двадцать первого века, и ко всем остальным, кто будет жить после нас. Люди есть люди…

Чудом мне удалось сделать снимок Елены Федоровны. Пусть она не обижается. Профессия есть профессия. А закончить мне бы хотелось стихотворением драматурга Александра Володина:

Простите, простите,

Простите меня.

И я вас прощаю,

И я вас прощаю.

Я зла не держу,

Это вам обещаю,

Но только вы тоже,

Тоже простите меня.

Забудьте, забудьте,

Забудьте меня.

И я вас забуду,

И я вас забуду.

Я вам обещаю:

Вас помнить не буду,

Но только забудьте меня!

Как будто

Мы жители разных планет.

На вашей

Планете я не проживаю.

Я вас уважаю, я вас уважаю.

Но я на другой проживаю.

Привет.

Сергей ШЕВЦОВ

На фото автора:
Елена Федоровна, фамилии которой я так и не узнал,
и та самая крутая лестница, ведущая к ней в квартиру.

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.