Американский след, или Квартирный вопрос парализованного человека

Поддержи

http://us.123rf.com

Это история страшная, почти непредставимая. Но она есть. Если коротко, то женщина 74-х лет лишилась квартиры. Борьба за квартиру привела к параличу обеих рук и одной ноги. Некоторое время она провела в «бомжатнике» на ул.Ваупшасова. Лежала в двух больницах. Но выписать ее некуда — квартиры-то нет. Проблема не разрешилась до сих пор. Такое впечатление, что от этой престарелой женщины хотят просто избавиться. Нет человека – нет проблемы?

1.

Я буду просто цитировать заявление Валентины Иосифовны Саленик в Министерство труда и социальной защиты Республики Беларусь, а также председателю Мингорисполкома Н.А. Ладутько. А попутно комментировать его с помощью подруги Валентины Иосифовны, пожелавшей остаться неизвестной (вы потом поймете – почему).

Итак: «Прошу Вас рассмотреть мой квартирный вопрос, т.к. в настоящее время моя квартира по ул. Осипенко, 33, кв.4 захвачена незаконно руководством Центрального райисполкома (в лице Попкова О.И.), и когда я в ней прописывалась 12 января 1993 г., был выписан ордер на другую гражданку с малолетним сыном, которая в очереди на получение жилья не стояла на учете в Центральном РИК и нигде не стояла, но была прописана в мою квартиру 19 января 1993 г. Была сделана запись, что я была прописана в своей квартире с забитыми гвоздями дверьми, с отключенным светом и отоплением начальником ЖЭС-20 (Бригандин Н.И.). Соседи передавали мне продукты через окно. Кроме того, шел судебный процесс в Минском городском суде на действие судебного исполнителя по захвату квартиры и нажитого моими родителями имущества, без описи, без моего присутствия, который завершился 23 апреля 1993 г. протестом председателя городского суда, который до сих пор повис в воздухе. Согласно закону (ст.57) ордер не может быть выписан на занятое жилье, а посему считаю, что ордер, выписанный гражданке Н. на квартиру по ул.Осипенко,33 недействителен. Когда я начала обжаловать это решение в вышестоящих инстанциях, гражданка Н. эту квартиру просто продала. А я осталась без жилья и прописки. По сути дела я стала бомжом, хотя являюсь коренной минчанкой…».

Здесь немного прервемся, чтобы рассказать о Валентине Иосифовне. В молодости она поступила в один из престижных московских экономических вузов. Подавала большие надежды. Ей предлагали остаться в Москве, писать кандидатскую диссертацию. Но вмешался случай. У Саленик есть сестра Клавдия. Когда-то она предложила Валентине дать деньги в долг на строительство кооперативной квартиры. Сама Клавдия уехала вместе с сыном в Америку, оставив здесь дочь. Дочь подросла и стала нуждаться в своей жилплощади. Поскольку Валентина Иосифовна долг сестре Клавдии отдать не могла, дочь и получила эту кооперативную квартиру. За теткой она ухаживать не может, т.к. сама болезненная.

Валентина Иосифовна была вынуждена прописаться у своих родителей на Осипенко. Но: сначала ушел из жизни отец, а затем и мать. Валентина Иосифовна осталась одна. А ведь это были «лихие девяностые»…

2.

7 января 2012 г. на сайте нашей газеты в одном из его разделов появился комментарий. Отправлен он был из Америки. Необходимо привести это сообщение полностью и с сохранением орфографии: «Клава: Помогите пжалста!! Мою родственницу – ей 74 года – жила в Минске одиноко, детей нет – парализовало руки и частично ноги, себя обслуживать не может – ВЫКИНУЛИ из больницы на улицу!! Я помочь не могу т.к. живу в другой стране. Ее приютила на 2 ночи моя знакомая. Больше держать не может, т.к. сама живет с сыном в одной комнате. ЧТО ДЕЛАТЬ? ПОМОГИТЕ ИЛИ ПОДСКАЖИТЕ!».

Ах, милая Клава, а что вы поделывали в 90-х, когда ваша дочь собралась замуж? Напомнить? Вы потребовали у своей родной сестры Валентины вернуть долг. Такой суммы она тогда собрать не смогла, и вы подали в суд. Судебных заседаний было два, и в результате кооперативная квартира, которая принадлежала тогда Валентине Иосифовне, досталась дочери. В качестве выплаты долга. И теперь вы спрашиваете «что делать?», а также просите помощи или подсказки. Все-таки, совесть мучает, да? Впрочем, я не судья и не Азазель, который тащит грешников в пустыню в Судный день. Поэтому вернемся к Валентине Саленик.

«Мною было потрачено много сил, нервов и здоровья, в результате чего я находилась в больницах с 21 мая 2011 г. по 3 января 2012 г. Однако, мне не были выданы на руки эпикризы из 5 и 11 городских больниц, а очевидность поражения нервной системы и паралича рук и ног налицо. Группу инвалидности мне так и не установили, требуемые документы не были переданы, данные исследования всех врачей 5-й больницы не были переданы, а именно: хирурга, отоларинголога, офтальмолога, дантиста, невропатолога и психиатра.

В 5-ю больницу «скорая помощь» доставляла меня дважды. В первый раз я провела в приемном покое целый день с 10 утра до 11 вечера, а в 12 часов меня просто выбросили на улицу, на мостовую, как здоровую. Второй раз меня все же поместили в отделение и уговорили сделать пункцию спинного мозга. В результате совсем перестали действовать руки и ноги. Что делать – я начала самостоятельно тренироваться, у меня частично стали двигаться руки и ноги.

После 5-й больницы меня перевели в 11-ю, которая направила свои и 5-й больницы все обследования в отдел социальной защиты Центрального района для помещения меня, Саленик Валентины Иосифовны, ветерана труда, для проживания в интернате, так как я не имею собственного жилья и нуждаюсь в уходе за собой…»

Опять прервемся и предоставим слово подруге. Оказывается, американская сестра Клава, отсуживая кооперативную квартиру у Валентины Иосифовны, надеялась, что та пропишется у матери. Все к тому и шло. Но начались какие-то «непонятки» в паспортном столе. Саленик уже имела на руках нужные документы. Но в паспортном столе отчего-то на месяц задержали процесс. В результате, в квартиру на Осипенко вселилась совершенно посторонняя гражданка с малолетним сыном. Выселять ее? Так у нее же ребенок, как можно. А у Саленик начались сплошные мытарства: больницы, «бомжатники», суды.

«В 11-ю больницу приходила представитель отдела по труду и социальной защите Центрального района со всеми документами для помещения меня в интернат. За меня написала соответствующее заявление (я писать не могла из-за паралича рук) и сказала, что все документы и мое заявление передаст в Мингорисполком, его председателю Ладутько Н.А.

Прошло более трех месяцев, а результата никакого. За эти месяцы меня четыре раза привозили в дом ночного содержания по ул.Ваупшасова,42 с целью зарегистрировать меня, как «бомжа». Но я категорически отказывалась там проживать и регистрироваться. Два дня я провела на улице, так как из хосписа 11-й больницы выбросили меня за ворота со всем моим имуществом, которое я и в руки-то взять не могла. Вещи так и остались на улице, у ворот хосписа….

Я считаю, что руководство 11-й больницы несет ответственность за то, что меня, немощного человека, не способного передвигаться без посторонней помощи, выбросили на улицу в домашних тапочках, в непогоду, слякоть, и за мое имущество…».

Сказать, что это случай вопиющий – ничего не сказать. Точнее будет – средневековая дикость. Обманным путем у человека забрали квартиру, по сути, сделали человеком без определенного места жительства. Я бы еще смог понять (но не оправдать), если бы она была здоровой. Но Валентина Иосифовна Саленик – инвалид! Это-то хоть кто-то понимает, отдает себе в этом отчет?! Сомневаюсь.

«Я поясняю свое нежелание регистрироваться как «бомж» в доме ночного пребывания по ул. Ваупшасова, 42, так как я теряю право на квартиру по ул.Осипенко ,33 или право на равноценную. Я обращалась во многие инстанции, но результата никакого не получила. Я по-прежнему никто, меня как бы нет. Но я есть. И я хочу, наконец, почувствовать себя человеком. Прошу не отказать мне в моих просьбах. Саленик Валентина Иосифовна».

А где сейчас Валентина Иосифовна – одному Богу известно. Было, она просила свою подругу: отвези ты меня на вокзал, пусть оттуда заберут хоть в какую больницу. Это уже отчаяние. А что бы вы испытывали, окажись в таком положении?

Больше всего меня в этой истории поражает поведение врачей. Помолчим о клятве Гиппократа, она сейчас явно не котируется. Хотя никто ее не отменял. Выбросить беспомощного человека в грязь и холод, как это назвать? А как так получилось, что Валентину Иосифовну выбросили и из собственной квартиры? Одна осталась? Некому было защитить? Очень интересная роль во всем этом Центрального райисполкома г. Минска. В частности, его паспортного стола.

Может, кто-то попробует разобраться во всей этой запутанной истории? При этом у меня одна небольшая просьба: не забывайте, что за всем этим стоит человек, гражданин Республики Беларусь.

Сергей ШЕВЦОВ

 

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.