История бобруйчанки на коляске Татьяны Новицкой

Поддержи

Рубрика : Эксклюзив.

Изначально наш разговор с Татьяной Новицкой был ориентирован на тему ее творчества: женщина создает вязаные комплекты для недоношенных детей. Но внезапно беседа вышла за рамки одного только рукоделия. Оказалось, что Татьяна несколько лет боролась за установку пандуса в социальном доме, а сейчас ведет негласную войну с заведующей поликлиники.

«Выбрось его! Ни пользы, ни удовольствия!»

«В 2009 году заболела двухсторонней пневмонией, до этого была абсолютно здоровым человеком. Потом меня ждала кома, после которой, к счастью, откачали. Сейчас передвигаюсь на коляске», – рассказывает Татьяна. До болезни Новицкая работала в троллейбусном управлении, но после трагедии пришлось оставить привычную жизнь и учиться чему-то новому.

«Меня в вязание вовлекла одна бабушка, с которой вместе лежали в палате. У меня плохо работали руки, реабилитолог принесла мячики с шипами, чтобы я разрабатывала руки. Бабуля посмотрела на мячик и говорит: «Выбрось его! Ни пользы, ни удовольствия!» И на следующий день притащила мне крючок и клубок ниток. Сказала, что будем вязать. А как вязать, если я крючок в руках последний раз держала только в школе на уроках труда? Да и не особо мне это было интересно. Но бабушка настаивала – и вот я уже набираю петельки. Через три дня она мне уже спицы в руки дала!» – вспоминает Татьяна. Первое, что тогда связала женщина, – обычное полотно с самыми простыми узорами. «С этой бабушкой мы лежали практически три месяца. К тому времени я уже многое умела».

«Какой смысл мне работать, если это не ценно?»

«У меня появилось очень много свободного времени. Чтобы занять себя, я стала смотреть в Интернете разные видеоуроки по вязанию и вышиванию. Сейчас у меня дома целая картинная галерея: все вышивки висят на стенах! Иногда бывает, «скорую» вызываю, а врачи больше ходят по квартире и рассматривают работы, чем со мной занимаются», – смеется женщина.

«Случайно узнала из новостей про девушек из Бобруйска, клуб «28 петель», которые вяжут для недоношенных деток. Решила тоже попробовать. Девчонки меня приняли, помогали видео-уроками, фотографиями. Для того, чтобы связать такие крохотные носочки, нужно набрать именно 28 петель, поэтому клуб так и называется», – делится Татьяна.

Новицкая признается, что никогда не думала о монетизации своего хобби: «Мне кажется, что ручной труд не ценится. Даже самая простая ситуация: в «Одноклассниках» женщина как-то увидела мои вязаные носочки, захотела дочке своей подарить. Спросила стоимость. Женщина возмутилась, что очень дорого, сказала, что я за такое изделие требую баснословные деньги. Но ведь тут все просто: на такие носочки уйдет 200 граммов пряжи, а если шерсть хорошая, то 100 граммов – это около шести рублей. Итого – 12 рублей только на пряжу. Ей я объявлю цену 15 рублей, нужно же немного взять за работу. Я женщине объяснила, на что в основном пойдут деньги, но ее это не устроило. Тогда какой смысл мне работать, если это не ценно? Помню, на выставке одной женщине понравилась моя картина. На ее создание я потратила около 40 рублей: нитки, канва, обработка. А та женщина хотела купить эту работу за 15 рублей».

/

«Однажды я приехала на выставку. Одна женщина была с двумя картинами, другая с тремя. А я целую машину работ притащила!»

/

Социальное жилье, где не положен пандус

К сожалению, в поле интересов Татьяны входит не только рукоделие, но и борьба за безбарьерную среду. «Я живу в новостройке. Когда подписывала договор о получении социального жилья, мне сказали, что безбарьерной средой я буду обеспечена на 100 %. Я подписала, но в момент заселения обнаружилось, что пандус есть только на входе в подъезд. И то там наклонность около 75 %, хотя положено 10 %. И никто ничего исправлять не планировал. Первое время муж укладывал доски, мы по ним заезжали, потом он сам сделал металлический пандус, но его через неделю украли. Потом я сама добивалась установления пандуса. Приезжала комиссия. Мне сказали, что такая конструкция не положена по технике безопасности: «Например, будет пожар, а из-за вашего пандуса люди не смогут выйти». А то, что я выехать не смогу, это их не беспокоит? Тем более, когда заселялась, то все знали, что я на коляске. В итоге, добилась, установили, но это был долгий процесс. Интересно и то, что, помимо меня, в подъезде живет еще два человека на колясках. И когда я им предложила бороться вместе, они мне сказали, что раз я почти добилась пандуса, зачем им участвовать?»

«У нас новый район, новостройки. Есть два магазина – старый и новый. Да, в новом магазине есть пандус, но дверь такая узкая, что можно проехать только на маленькой коляске. Но если коляска побольше – уже никак. Когда люди строили магазин, то знали, что рядом расположены два социальных дома. Но доступа нет никому в этот магазин – ни инвалидам, ни мамам с маленькими детьми на колясках», – рассказывает Татьяна.

А с почтой вообще комичная ситуация. То отделение, в которое ходит Татьяна, находится в жилом доме. Так получалось, что из-за высокой ступеньки женщина не могла туда заехать. В итоге она написала жалобу, и проблему попытались решить: установили кнопку, при нажатии на которую выходит сотрудник почты и обслуживает Татьяну прямо на улице.

Коляска из России и выписка из амбулаторной карты

«У меня в прошлом году была возможность обзавестись новой коляской. Московский предприниматель, узнав о моей проблеме, решил включить меня в свою благотворительную программу и подарить коляску с электроприводом. Для этого я должна была сфотографироваться в коляске, прислать ксерокопию документов и выписку из амбулаторной карты. Заведующая поликлиники запретила мне выдавать эту выписку, сказала, что не положено. Хотя это обыкновенная процедура, не требующая дополнительных исследований. Я стала звонить в поликлинику, добиваться: сроки поджимали. В итоге заведующая мне назначила полное обследование, я пропустила время отправки документов», – вспоминает Татьяна.
Оказалось, что заведующая не посчитала нужным дать Новицкой выписку, ведь, по ее мнению, Татьяне не положена коляска с электроприводом. И это даже в том случае, когда эту коляску хотел подарить сторонний человек.

«Я объясняла, что я не прошу, чтобы мне ее купили за личные средства работников поликлиники. Человек из России сам предложил помощь, ему нужна была всего лишь выписка, сделать которую – пара пустяков. Но это еще ничего. До этого тоже произошла неприятная ситуация. Раньше у меня была обычная комнатная коляска небольшого размера. А я из-за дыхания постоянно на гормонах, вес прилично набрала. И буквально за полтора года коляска стала мне мала. Получилось так, что нога в области колена трется о трубку на коляске. И в какой-то момент натерла так, что образовалась вмятина на ноге. Заведующая не давала мне разрешения поменять даже эту коляску на более широкую в связи с тем, что я набрала вес. Она назначила ВКК, только после этого дала разрешение. Но ее аргумент был следующий: «У вас еще не вышел срок эксплуатации старой коляски». А то, что у меня жуткие боли, ее мало интересует».

«Ну, пару шагов же можно сделать!»

«Еще меня удивляет женская консультация, которая совершенно не оборудована для таких пациентов, как я. У нас в Бобруйске много женщин на колясках, неужели они туда не обращаются? Не верю в это. Например, когда едешь на УЗИ, то необходимо это делать с полным мочевым пузырем. А после процедуры сразу идешь в туалет. А там туалет такой, что даже половина коляски не влезает. А там еще и две двери! Работники кричат: «Ну, пару шагов же можно сделать!». Простите, как человеку сделать пару шагов, если он даже стоять не может?»

Татьяна с этой проблемой обратилась в городскую газету: «Но они не посчитали нужным проверить поликлинику: отписались, что им ответила заведующая, что у них все условия предусмотрены, и если человеку не удается попасть в нужное место, то они с удовольствием помогают. Наверное, на руки бы меня взяли и понесли», – смеется женщина.

 

Александра Камко
Фото из личного архива  Татьяны Новицкой

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.