Ёлочные воспоминания

Рубрики: Новости.

Предлагаем игру в ассоциации. Новый год – это

ёлки,

мандарины,

подарки,

шампанское,

мороз,

бессонная ночь.

Ассоциации, наверно, наши сходятся. Уж где больше закутанный в обряды праздник. Зато эта игра всегда перерастает в истории. Которые у каждого, при всей похожести, разные. Например, подарки…

Хранитель подарков

Рождество в деревне!.. Не было ничего более чудесного и волшебного, чем Рождество вдали от городских джунглей. Казалось, все там было другим, более душевным, настоящим: и снежок белее, и звезды ярче, и люди добрее. Я приезжала в гости к бабушке за несколько дней до праздника. Именно эти несколько дней для меня, любопытной пятиклассницы, были самыми сказочными, самыми дорогими. Тогда еще можно было мечтать, угадывать, какой же подарок тебе достанется: книжка или настольная игра, а может быть шерстяной свитерок или симпатичные туфельки… Одно я знала точно – где можно отыскать заранее приготовленный подарок.

Господин шкаф! Руководитель мебельного гарнитура. Двухстворчатый, зеркальный, из красного дерева. Чуть поцарапанный, шершавый – сразу было видно, что путешественник. Он был всегда заперт. Но ключей бабушка никогда не прятала. Они свисали тяжелой связкой с крючка, приделанного к стене. Я, маленькой девочкой, забиралась на деревянную табуретку и срывала связку, которая всегда отзывалась веселым звоном. Главное было – не нарушить бабушкину тишину, ведь так поиски заветного подарка могли быстро закончиться.

В зеркальной створке шкафа отразилось мое детское милое личико. Я начала ухмыляться, улыбаться своему отражению. Но любопытство брало верх! Несколько поворотов ключа и… добро пожаловать! Шкаф гостеприимно распахнул двери. Бабушкины нарядные платья безнадежно повисли в шкафу. Она враз уменьшилась, постарела, поэтому расшитые серебряными, золотыми нитками костюмы, стали ей велики. На верхней полке виднелись цветастые красивые платки, рядом показалась шелковая лента от черной шляпки.

Я запустила свои руки в темноту многочисленных полок, чтобы вдруг наткнуться на самое главное. Но своими детскими пальчиками ловила то шкатулку с разноцветными пуговицами, то ткани всевозможной одежды, то махровые полотенца. Казалось, в шкафу можно было найти все, кроме подарка. Но это меня не останавливало. Я брала все ту же табуретку, теперь и верхние полки были в моем распоряжении. Знакомый запах! Тень ожиданья билась, мелькала во мне. Запыхавшись, я перебирала одну полочку за другой. К поискам подключился мой носик, потому что запах нарастал, приближался.

И, наконец, я нащупала сверток! Не было сомнений, что это приготовлено именно для меня. Чтобы не упасть от счастья, я спустилась с табуретки, крепко держа сверточек на вытянутых руках. С замиранием сердца медленно разворачивала шуршащую бумагу. Все! Радости не было предела! Изящный флакончик цветочных духов и пачка шоколадных развесных конфет. Об этом я даже и не могла мечтать!

Не знаю, догадывалась ли бабушка о моих шалостях?.. Возможно. Знаю лишь одно: единственным свидетелем детских проделок был двухстворчатый, зеркальный шкаф из красного дерева.

Анна ЯКИМОВИЧ

Секрет!

Интересно, почему все дети стремились разгадать секрет Нового года заранее. За неделю начинается поиск подарков. Ну, где у вас в доме самые опытные тайники? Вы уверены, что о них не догадываются?

Друзья детства Наташа и Саша прекрасно знали, где искать новогодние подарки. Они были давними друзьями и уже даже успели забыть, когда именно познакомились. Они настолько дружили, что дарили подарки друг другу. Вернее, до этого возраста они немного не доросли, потому ответственными за подарки были родители.

У приятелей был обычай. Они находили свертки и показывали друг другу: вот что, друг, тебе подарят! И до Нового года можно было уже не волноваться.

Родители вряд ли догадывались, что они разоблачены. Потому что ритуал дарения сопровождался ритуалом восторга и удивления. Они же были рады! Только чуть раньше, недельку назад.

А еще больший шик – обнаружить под ёлкой подарок до наступления утра. Утром каждый может встать себе спокойно, радостно подбежать к ёлке… Но особый шик – то есть подарок под ёлкой в самые двенадцать часов – был недостижим. Ну никак не дожидался ребенок в свои три года. Раз так, Катя будет хитрее.

Она просыпалась ночью. И отправлялась под ёлку. Правда, почему-то под ёлку нельзя было идти. Наверно, чтобы не разбудить родителей. И Катя отправлялась ползком. Скрипнет – замрет. И дальше.

Ёлка. И вот этот медведь под ёлкой, конечно, ей. А еще медведь ей принес большой пакет конфет – вон рядом с ним стоит. Обратный путь был тяжелее – Катя тащила свою добычу к себе в кроватку, под одеялко. Ну что теперь подаркам до утра там скучать.

Утро встречалось в обнимку с медведем и в украшениях из шоколадных разводов.

Двенадцатый залп

Это было, когда первые обладатели мобильных телефонов уже подсели на «купить последнюю модель». Когда школа уже позвякивала вовсю, несмотря на грозные «выключать звук». И когда мобильники были все-таки не у каждого школьника. Пока.

Да, было время…

В то время Даша была в классе седьмом, мечтала о мобильнике и знала все о загадывании желаний. А еще тогда как раз был Новый год.

Первый удар часов. Щелк – быстренько пишешь на кусочке бумажки. Только не очень мелко, а то не честно. Зажигалка папина. Единственный раз, когда в руки дали. Ну, горит! Шампанское, спасибо! Горит-горит-горит! В шампанском черные звездочки, как осколки заклинания, сворачиваются… Пей!

Двенадцать. Все! Успела!

И говорить – ни-ни, никому.

Родители убирали посуду на кухне:

– Ну што, трэба купляць! – отец, кстати, работал на перевозках, поэтому часто ездил в командировки за границу. Эти слова означали, что из следующей «Европы» он может привезти телефон.

– Ну а як жа, трэба. Дзіця ж душылася, піло!

На день рожденья Даше вручили мобильник. Вот, сбывается! Видите!

Здравствуй, дорогой Дедушка

Вот в нашем детстве писать Деду Морозу отчего-то не было принято. Зато обманывали, что он приходил, когда ты спал, когда ты вышел всего-то на пять минут на кухню, что ты не слышал, как он только что позвонил, что он так торопился, что тебя не успели позвать… Этот Дед всегда куда-то торопился. А ты его ждешь-ждешь, задремлешь на пять минут – а его уже нет.

Теперь все проще стало, пожалуй. Ты ему письмо – он тебе подарок, и самому не обязательно появляться. Почтовые отношения. Кстати, давно пора было писать ему.

– Владик, а ты будешь в этом году письмо Деду Морозу писать? – спрашивает лучший друг и двоюродный брат по совместительству Андрюшка. Они все делают вместе. Вместе живут в одном доме, только вход разный, вместе с кем-то дружат, вместе ходят в школу. Только Владик во второй класс, а Андрюша в первый.

– Нет, наверно, не буду. А что толку ему писать – каждый год одно и то же! – ну действительно! Обидно прямо за этого Деда Мороза. А ребятам потом чем хвастаться? У всех Дед Мороз как Дед Мороз… – Ему что ни пиши, а он все пижаму да пижаму.

– Ну ты не расстраивайся так! Может, напиши все-таки, – Андрюша, во-первых, огорчился сам, во-вторых, очень хотел отослать письмо Деду. – Ты напиши последний раз! Если нет – не будешь больше.

Он уговорил друга. Была не была – дадим Деду последний шанс!

Пришлось Деду Морозу тащить Владику скейтборд. Родители не подслушивали. Честное слово, не подслушивали! Это бабушка.

Юлия ЛАВРЕНКОВА

Прыйшоў Новы год

Тая зіма – а здарылася гэта гадоў восем таму – была асабліва халоднай. І апошнія дні старога году ды першыя студзеньскія выдаліся, як назнарок, марознымі, снежнымі – карацей, па-сапраўднаму зімовымі: ніякіх лужынаў і ніякай травы, што выглядвае з-пад купак бруднаватага снегу. Але нашай сям’і тая зіма запомнілася іншым.

Раніцай першага студзеня бацька пайшоў праверыць, ці добра завядзецца, пастаяўшы на холадзе, машына – мы ўсёй сям’ёй збіраліся ехаць у госці да сваякоў. На вуліцы, натуральна, не было ні душы – пасля святкавання ўсе пайшлі дадому адсыпацца. Але да машыны, што стаяла непадалёк дома, бацька не дайшоў, бо пачуў ціхае скуголенне. Спачатку тата падумаў, што яму падалося, але потым усё-такі пайшоў туды, адкуль чуўся гук. На снезе, побач з перапоўненымі кантэйнерамі для смецця ляжала чорнае шчаня, яшчэ зусім маленькае, відаць, нованароджанае, бо нават вочы яно яшчэ не ўмела расплюшчваць. Бацька, які заўсёды быў супраць таго, каб дома жыў сабака – і ніякія ўгаворы на яго не дзейнічалі – прынёс шчанятка дадому.

Па трывозе была паднятая мама, і разам бацькі ледзьве здолелі напаіць малога малаком – давялося шукаць для яго бутэлечку з соскай. Затое потым, накормлены, ухутаны, шчанюк перастаў скуголіць і заснуў у каробцы з-пад абутку, якую бацькі, натуральна, паставілі пад навагоднюю ялінку. І ўжо пазней, калі мы з братам нарэшце прачнуліся і знайшлі сярод іншых падарункаў тую каробку, у ваконных шыбах нават зазвінела шкло ад нашых радасных воклічаў. Яшчэ вечарам, калі мы разам святкавалі Новы год, шчаняці не было, а тут… На ўсе пытанні, адкуль узяўся сабачка, бацькі толькі загадкава ўсміхаліся. Тут ужо хочаш не хочаш, а паверыш у цуды.

Шчаня вырасла і стала прыгожым маленькім сабачкам, а гэтую гісторыю ў нашай сям’і абавязкова ўспамінаюць на кожны Новы год.

Ніна КАЗЛЕНЯ

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.