«А в остальном, прекрасная маркиза…»

Рубрики: Новости.

Александр Данильчик

Цель этой публикации простая и логичная: вернуться к старым темам и посмотреть, как живут наши бывшие (получается, и настоящие) герои. Вдруг у них случилось чудо, они выздоровели, решили все свои бытовые проблемы и вообще, живут припеваючи. Ехать опять? Так это нужно пол-Беларуси объехать. Поэтому проще воспользоваться телефоном. Правда, я не звонил в исполкомы. Не то, чтобы работники этих учреждений стали бы мне говорить не очень честно. Но, скажем так, они не могут знать всего. Район-то большой, как тут всех сирых и убогих запомнить? Поэтому я облегчаю работу чиновников: звоню своим героям сам. Кто-кто, а они про свою жизнь все знают…

«Двое на острове слез»

( «Вместе!» №41, 14 октября 2011 г.)

Двое – это Павел Степанович Крайний, инвалид 1-й группы, и Ирина Антоновна Радюкевич, инвалид 2-й группы, которая с ним живет и делит, так сказать, инвалидные горести. «Двое на острове слез» – это, конечно, не совсем метафора. Когда вспоминаю поездку к Павлу Степановичу, долгий разговор с ним тет-а-тет, лицо в лицо, за одним столом, то мне эта метафора уже не кажется слишком художественной. Она больше похожа на правду жизни…

Я тогда еще заметил в углу инвалидную коляску. Тут же и выяснилось, что Павел Степанович ею почти не пользуется – тяжело. По дому он перебирается где ползком, где на четвереньках. Тогда же я написал, ничтоже сумняшеся: «Если инвалиду трудно жить в городе, то в деревне – втройне». Тут вышла логическая ошибка: не втройне, а неизмеримо труднее. Тут просто нужно представить себя на его месте – и вы все поймете.

Просьба у Павла Степановича была, но почти невыполнимая – получить социальное жилье в Новогрудке, от которого до деревни Большие Ледневичи всего 2-3 километра, если идти от последней остановки автобуса №6. На самом деле, это расстояние может измениться до тысячи километров или протянуться длиною в жизнь. Тут надо пояснить некоторую витиеватость выражений.

«Отказать Крайнему П.С. составом семьи 2 человека, проживающему в собственном доме общей площадью 54 кв.м. в д. Б. Ледневичи, д. 15 в принятии на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий» и т.д. Подписано:  председатель райисполкома А.М. Марченко, управляющий делами райисполкома В.И. Лапушко. Так сказать, окончательный приговор. Основанный на неизвестном автору п.3, также неизвестного мне Положения (почему-то с большой буквы). Я, конечно, не очень грамотен  в смысле юридическом, что это за Положение – не знаю. Правда, сейчас мне кажется, что это положение во гроб – шансы Павла Степановича на социальное жилье рухнули…

Ладно, оставим в покое «черный юмор». Придется Павлу Степановичу доживать жизнь в своем доме в деревне, вдали от «скорой» медицинской помощи, от аптек, больниц, соцработников и т.д. Возможно, что в Новогрудке вообще не строится социальное жилье, денег на него просто нет. Допускаю также, что в городе самый высокий процент инвалидов-колясочников. На всех жилья не хватает. Но если власть что-то обещает инвалидам, то должна это выполнять? Иначе доверия к ней не будет? Вы допускаете?

При приезде к Павлу Степановичу меня поразила его печь. Было впечатление: сейчас рухнет. Приехали из района. Отремонтировали. Замечательно. Но печь стала хуже греть, а дом довольно большой. Следовательно, топлива уходит на обогрев значительно больше. Павел Степанович обрисовал ситуацию: за 3,5 тонны торфобрикета он отдал 600 тысяч рублей. Сейчас топлива осталось на пару месяцев, а до зимы осталось всего чуть-чуть. А что потом? Снова плати за брикет. Или замерзай.

К Крайнему приезжали еще два раза. Один раз – представитель отдела соцобеспечения района. Женщина, разумеется, посочувствовала, поужасалась и вернулась к себе в Новогрудок. Да, конечно, там в кабинете теплее. Особенно зимой. Относительно какой-либо денежной помощи речь так и не зашла. Хотя нет, вру: она сообщила, что нет у райсобеса никаких лишних денег, не выделяют из бюджета. В это охотно верю. Но вот что делать Павлу Степановичу – не знаю…

Кстати, лекарства себе он покупает за полную стоимость. Причем, лекарства исключительно белорусского производства. Обходится все это в 400 тысяч рублей в месяц. Вот только болячки на теле возникают после приема этих лекарств. Но это ничего, терпимо. Главное, что дешево. Не 800 тысяч и не миллион, а всего каких-то 400 тысяч. Жить можно…

Еще одна беда у Павла Степановича все та же: в прошлом году зима опять была снежная, и по их улице спокойно можно было проехать на танке или БТРе. Павел Степанович упросил местных парней прочистить проходы к дому. У парней это дело получилось, не задаром, конечно. Можно было, конечно, пару раз проехать трактору. Но у района как-то руки не дошли, а местный колхоз вообще махнул рукой – все равно здесь трудоспособных людей почти нет. Чего топливо тратить?

Еще к Павлу Степановичу приезжал председатель местного сельисполкома. Посидели, поговорили о погоде, плохая, мол. Под конец председатель сообщил, что у сельисполкома никаких таких денег на выплаты инвалидам нет и не будет. Чему удивляться уже не стоит…

– Да-а, ничего такого у нас не происходит, – завершает разговор Павел Степанович. – Все как было, так и есть. Хорошо, хоть печка теперь на голову не упадет…

Уже хорошо. А так, жить можно – воздух чистый, кругом поля и леса, чего еще надо?..

 

«Жизнь и борьба Александра Данильчика»

( «Вместе!» №23, 7 июня 2013 г.)

У Александра Данильчика наметились какие-то положительные подвижки. Статья о нем вызвала довольно широкий резонанс в интернете и не только. Интернет, конечно, это хорошо, но даже самые сочувственные и добрые слова, прошу прощения, в холодильник не поставишь. Мне совсем не страшно выглядеть эдаким ретроградом и консерватором, но каждый человек, в том числе, инвалид, первым делом, хочет есть, а уже потом – человеческого внимания и сострадания.

В этом смысле очень конкретно и по-деловому действовала некая Алиция (к сожалению, фамилию она не сообщила), представитель одной благотворительной организации. После выхода статьи о Данильчике она сразу позвонила мне и захотела узнать адрес и телефон Саши. Зачем?

– Понимаете, мы хотим позвонить Саше, – объяснила она, – и узнать, что ему нужно в первую очередь. Ну и выслать посылку.

Что она и сделала, а Саша Данильчик подтвердил: да, была посылка и он очень благодарен Алиции. Хоть ни разу ее и не видел. Как говорится, конкретная адресная помощь, о чем так любят часто говорить разные известные политики. Государство тут ни при чем: это частная инициатива частного человека.

Также после выхода статьи почти сразу приехали представители райисполкома и районного отдела соцобеспечения. Опять вопрос: зачем? Коротко говоря, чтобы поставить крест на Сашиной мечте: перебраться в Барановичи, получить там социальное жилье и хоть какую-то работу на дому. Представители объяснили Саше, что: у гражданина Данильчика есть собственное жилье и в новом, следовательно, он не нуждается. Во-вторых, гражданин Данильчик прописан у себя в деревне по вполне конкретному адресу.  Поэтому, мол, жилье есть, прописка также имеется, какая еще городская прописка может быть? В общем, случилась та же история, что и у Павла Степановича Крайнего – инвалид везде лишний.

Ах, как я понимаю представителей райисполкома… В Барановичах, как и везде, в очередях на жилье полно народу, вполне здорового и работоспособного. Они работают, приносят обществу какую-то пользу, значит, имеют право стоять в очереди на квартиру. А тут, понимаете ли, какой-то деревенский инвалид требует себе социальное жилье, а потом еще и работу потребует… Отказать.

Формально чиновники правы, не придраться: у человека есть дом, а он хочет прописаться в городе! Непорядок! По этому поводу я хочу только напомнить, что Саша Данильчик живет совершенно один, на краю большой деревни и ему помогает только пожилая соседка Софья Владимировна, совершенно бесплатно, по доброте душевной. Если Саше нужно что-то сделать, чего он сам не может, он просит людей и платит им за работу. В день моего приезда какой-то мужчина обкашивал ему участок. Оказалось, что это сосед приехал из города в отпуск, вот Саша его и попросил помочь, за деньги, разумеется..

А просто так, за «спасибо», никто сейчас помогать не станет. Время теперь такое. Пенсия у Саши Данильчика сейчас почти полтора миллиона рублей. Вот недавно повысили на 50 тысяч рублей. Вот этими рублями Саша и расплачивается. Других источников дохода у него просто нет. Потому еще одна главная мечта у Саши – найти хоть какую-то работу на дому. Правда, худа без добра все равно не бывает.

Городские начальники предложили соседке Софье Владимировне официально стать соцработником. Теперь она будет приходить к Саше три раза в неделю и получать за это деньги. Кроме того, теперь Саша будет получать денежную помощь от райисполкома.

– Только я не знаю, – уточняет Саша, – раз в полгода буду получать или раз в год. Да и сколько мне будут давать, тоже не знаю, еще не получал…

Еще один плюс получился после визита из райисполкома: Саше привезли машину сухих и уже поколотых дров. Но, все как в жизни, один вопрос решился, так возник другой. На кухне нужно срочно менять пол – там завелся «грибок». Районная власть обещала помочь и с ремонтом пола. Решили, что дадут Данильчику адресную денежную помощь на покупку половой доски.

Стоит она по-разному в разных местах, но, в общем, от 2 до 4 миллионов, надо думать, за кубометр. Потом все придется решать Саше: где покупать, по какой цене, кого нанимать на перестилку полов и сколько им заплатить. Может, райисполком пойдет, так сказать, до конца и предоставит бригаду рабочих? Хотелось бы верить.

Что-то обещают сделать с магазином, который на день приезда был закрыт уже довольно долго. Как будто, сообщил Саша, его собираются открыть 1 декабря. Пока не открыли, три раза в неделю приезжает автолавка. И Саша на коляске едет к соседке: просить, чтобы она сходила в автолавку и купила хотя бы самое необходимое. Софья Владимировна никогда не отказывает. Кстати, зашел разговор и об Алиции.

Еще раз напомню, она не работник госучреждения, она представительница благотворительной организации. В судьбе Саши Алиция принимает самое деятельное участие. Надо сказать, более эффективное, чем госвласть.

Например, она обещала подыскать Саше надомную работу прямо по месту жительства, в деревне. Предложила на выбор сразу пять занятий, начиная от диспетчера на дому до какой-либо посильной работы. Хочу заметить, что в деревне это довольно трудно сделать. Во-первых, клиентуры маловато, это вам не город. Во-вторых, какую, собственно, выбрать деятельность, чтобы это нужно было жителям деревни, чтобы они за нее охотно платили? Тут есть над чем подумать. Но Саша все же надеется:

– Ой, да мне хотя бы миллион подсобного заработка… Мне много не надо. Да ведь просто так никто не даст…

Тем не менее, Саша уже прошел нужную медкомиссию, теперь ожидает результатов анализа крови. Ну а потом врачи выдадут ему официальную бумагу: чем он может заниматься, а чем нет. Странно, мне почему-то кажется, что у Алиции все получится: Саша, наконец, получит долгожданную работу и жизнь пойдет веселее.

Механика тут простая: коллектив никогда не добьется того, чего добьется один человек, который не боится взять на себя ответственность. А коллективной ответственности просто не бывает. Это фикция все того же советского времени…

Сергей ШЕВЦОВ

Комментарии

наивная баба

2013-12-01 23:30:43

автор совок

Татьяна

2013-12-01 23:43:47

обоснуйте

наивная баба

2013-12-01 23:51:38

автор пишет пишет а проблема человека не решается
ясно

Татьяна

2013-12-02 00:07:13

автор должен решить проблему?

наивная баба

2013-12-02 00:20:51

автор пишет
я облегчаю работу чиновников

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.