Им ограничили возможности – они своим примером изменили мир

Рубрики: Новости.

Если человек рождается в чем-то неполноценным или его таким делает жизнь, общество с сочувствием снижает для него планку успеха-неуспеха, смысла-бессмысленного… Но этот человек не может планку снизить для себя. Ведь это его единственная жизнь. А жизнь дается не только как дар, но и как обязанность.

О великих, известных и не очень, мужественных, решительных, замечательных людях, побеждавших свои физические недостатки…

Мать Григория Журавлева из-за уродства мальчика хотела его утопить и сама утопиться. Но дед остановил, сказал, что сам будет смотреть за ним. А родственники причитали: «Нет ему места в энтой жизни, такому калечке. Ведь он вечный захребетник, ни рук, ни ног. Один только рот для еды, да брюхо. Куда он сгодится такой, разве что цыганам отдать, чтобы на ярмарках за деньги показывали».

Когда Гришу крестили, Батюшка Василий сказал: «Мы еще не знаем, какой Божий промысел об этом ребенке. А что касается рта, то этим ртом он может сотворить еще большие дела».

А сто лет спустя, в 1963 году, в Югославии обнаружили икону, на оборотной стороне которой «Сия икона писана в Самарской губернии, …зубами крестьянином Григорием Журавлевым, безруким и безногим, 1885 года».

Особым местом для Гриши стал храм, куда он просил отвозить его своих братика и сестричку. Проталкиваясь с коляской через народ, Гришу подвозили к каждой иконе. Мальчика поднимали, он целовал образ и широко открытыми глазами всматривался в него, что-то шепча, улыбаясь, кивая головой Божией Матери, и часто по щекам его катились слезы.

Как-то раз Гриша показал Алексею Сексяеву, хозяину художественной мастерской, свои рисунки карандашом и акварелью. Работы пошли по рукам, мастера одобрительно пощелкивали языками. Стали учить его своему хитрому мастерству тонкой иконной живописи.

Брат давал Григорию в рот кисть. Трудно это было поначалу, ой как трудно. Доска должна была лежать на столе плашмя, ровно, чтобы краска не стекала вниз. Кисточку по отношению к доске нужно было держать вертикально. Чем лучше это удавалось, тем тоньше выходил рисунок. От слишком близкого расстояния ломило глаза, от напряжения болела шея. После двух-трех часов такой работы наступал спазм челюстных мышц, так что у Гриши не могли вынуть изо рта кисть. Ему удавалось раскрыть рот только после того, как на скулы накладывали мокрые горячие полотенца. Но зато рисунок на иконе выходил твердый, правильный. Иной так рукой не сделает, как Гриша зубами.

В двадцать два года он стал писать иконы на заказ. Его образа расхватывали. Мало того, что иконы были хороши и благодатны, особенно в народе отмечали, что это были нерукотворные иконы. И Сам Дух Святой помогает  Григорию-иконописцу, ведь не может так работать человек без рук и без ног. Подвигом по Христу была и роспись стен храма во имя Святой Живоначальной Троицы. Из Петербурга приехали журналисты, расспрашивали штукатуров: «Как это Григорий расписывает собор, не имея конечностей?». Псковские штукатуры ухмылялись:

− Известно как − зубами, − говорили мужики, попыхивая самокрутками, − берет кистку в зубы и пошел валять. Голова туды-сюды так и ходит, а два пособника его за тулово держат, передвигают помалу.

От напряжения кровоточили десны, губы художника, язык покрылся язвочками.

Примерно через месяц после освящения  собора пришло письмо от министра двора Его Императорского Величества с приглашением в Санкт-Петербург. Там иконописца ждала просторная светлая мастерская и множество заказов. Раз даже навестил Император Александр III. Окружавшие Гришу люди засуетились и стали показывать иконы. Императрице особенно приглянулся Богородичный образ «Млекопитательница», который тут же и был ей подарен.

Умер Григорий в конце 1916 года. До своей кончины он писал Богородичный образ «Благоуханный цвет». За этой иконой несколько раз приходил недовольный заказчик, но Гриша из-за болезни никак не мог дописать ее. Накануне из храма пришел батюшка, исповедал Гришу, соборовал и причастил Святыми Дарами. Всю ночь шел проливной холодный дождь, огоньки лампадок в святом углу трепетно освещали отходящего страдальца, который беспокойно метался по постели и все кричал, чтобы Ангел Божий пришел и дописал икону. К утру Гриша предал свой дух Богу. А когда в очередной раз пришел заказчик, работа оказалась законченной, и даже была покрыта олифой. Кто дописал ее – неизвестно.

(Продолжение следует.)

Юлия ЛАВРЕНКОВА и Анна ЯКИМОВИЧ

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.