Одиночество. И как от него уйти

Рубрики: Новости.

 Всякий инвалид одинок. Потому что он инвалид. И всегда будет одинок, пока окружающие его люди этого не поймут. Должен сказать, что у меня самого 3-я группа инвалидности, но работать мне можно. Можно думать, а потом писать. О нас с вами и о наших проблемах. Думаю, что самая главная наша проблема – одиночество. Впрочем, и тому, с кем я встретился, она не была малознакомой. Казимир Соколовский решает проблему одиночества всю жизнь. И для себя, и для тех, с кем переписывается и встречается.

1.

При встрече Казимир подарил мне «Рассказ о себе», довольно художественное изложение своей биографии. Она замечательна тем, что очень типична и похожа на многие другие биографии. Если хотите, такой усредненный портрет поколения. Вы меня спросите: а при чем здесь инвалиды? Во-первых, сколько их не встречал, они все очень одинокие люди. Во-вторых, инвалидность совсем не исключает человека из общества. Просто они немного не такие. Или, может быть, это мы не такие, какими задумывались Творцом? А теперь давайте читать, думать и немного комментировать.

«Я родился 13 июля 1959 года в Минске, – начинает Казимир. – В детский сад не ходил, меня воспитывала бабушка. Родители работали, жили они в стесненных условиях, а у бабушки был свой дом в частном секторе. В классе был самым тихим и спокойным. Наверное, поэтому был всегда в стороне, и друзей у меня, можно сказать, не было. Была, правда, уличная команда из четырех человек. А потом я закончил школу, переехал к родителям, и наша команда распалась.

Все больше проявлялась проблема одиночества, а познакомиться с девушкой было вообще неразрешимой задачей. Я был (и остаюсь) довольно замкнутым, непьющим, некурящим и некомпанейским человеком. Тогда еще не было газет с объявлениями о знакомствах, это все только зарождалось. Лишь иногда в газетах появлялись единичные письма от желающих познакомиться. Так, в 17 лет я познакомился с одной девушкой из Лиды (через ее письмо в газете). Не раз ездил туда, встречались. Все кончилось почти анекдотически – она приревновала меня к своей подружке. И мы расстались…»

Словом, первый блин получился комом. А теперь давайте включим воображение. Казимир – человек обычный, нормальный, он не инвалид. Характер не позволил ему завести кучу знакомств. Это его беда. У меня такой же характер, замкнутый, и первому встречному выкладывать свою подноготную не стану. Но ведь инвалид, а я таких встречал много, часто просто физически не может заводить знакомства и их поддерживать. Положа руку на сердце, вы хотели бы иметь друга – инвалида-колясочника? Только честно, да?

А я бы хотел дружить с братьями Романовыми из Жлобина. Умные, толковые мужики, почти ровесники. То, что они перемещаются в инвалидных колясках, меня абсолютно не волнует. Для меня важнее другое. Хотя это уже частности, я не собираюсь ставить себя в пример. Лучше послушаем Казимира дальше.

«Когда мне было 19 лет, «Чырвоная Змена» опубликовала мое письмо, озаглавив его «Ищу девушку». Всего пришло 28 писем, и ни одного из Минска. Писали изо всей республики. Одна из адресаток, из Нарочи, и стала потом моей женой. В голове еще было детство, а одиночество меня подстегивало. Женился, не послушав своих родителей, которые меня отговаривали.

Расписались мы 3 июля 1981 года…»

2.

Перепиской Казимир занимается с 1995 года. Дает объявления в газетах, в том числе сотрудничал и с нашей газетой. Получает ответы и складывает в архив. Он специально не приглашал к себе, вся квартира завалена подшивками из газет и архивом. Я все думал: нет ли здесь какого-то тайного умысла? Ну, это, по-моему, болезнь всех, рожденных в СССР. Мы слишком подозрительны – нас так воспитывали. Но, насколько я понял Казимира, никакого такого умысла у него не было. Во-первых, очень даже понятная мысль – найти свою вторую половину. Во-вторых, это было чистое искусство, человек просто хотел общаться. Высказывать кому-то свою боль, а потом слушать чужую исповедь. Правда, это обернулось каким-то не тем боком.

«Жена, естественно, переехала к нам в Минск. У нас по-прежнему была двухкомнатная квартира. Между женой и моими родителями вскоре начались «военные действия».

15 мая 1982 года родилась дочь Марина. Была мысль пойти на квартиру, но это деньги, и потом, как бы то ни было, родители нам помогали. Тем более, что дочь родилась с врожденным вывихом тазобед-ренного сустава. Пришлось с ней пово-зиться. Вот так и жили…»

Вот так живут и инвалиды. С одной только разницей, у них врожденное или благоприобретенное хроническое заболевание, самые разные физические дефекты. Их нельзя вылечить. С этим нужно жить. Если хотите, у Казимира тоже заболевание – хроническое одиночество. Правда, медицина такими вопросами не занимается. В какой-то степени это его роднит с инвалидами настоящими…

Как-то его жена уехала в Россию на долгих четыре месяца. Тут Казимир всерьез задумался. Например, о мужских увлечениях. Вот бы, думал, рыбалкой увлечься. Тогда бы точно друзья появились. Но, как говорится, не судьба. Самым крайним был случай, когда он решил попробовать запить. Друзья, точнее, собутыльники, образовались бы сами собой. И опять мимо: если человеку на роду написано пить, он и будет пить. А если нет, то на нет и суда нет.

Тут и пришла спасительная мысль о переписке. В 90-х «Клуб знакомств» был весьма популярной рубрикой в газетах. Потом за границей стали пропадать молодые девушки. Власти подумали и запретили печатать в газетах объявления о знакомствах. Девушки все равно пропадать не перестали, но с водой выплеснули и ребенка. Сколько знакомств, браков не состоялось? Никто не знает…

Казимиру пишут самые разные люди, самого разного возраста – от 12 до 77 лет. Правда, 77-летний дедушка уже умер. Хотя посланиями с Казимиром они успели обменяться. Казимир писал просто: кому тяжело, одиноко, у кого проблемы в жизни – пишите мне. 12-летняя девочка хотела найти мальчика, а эмигрант из Австралии желал знать, что творится на покинутой родине. Что тут скажешь? Это жизнь. Она всегда возьмет свое. Хотим мы того или нет…

3.

Между тем, жизнь «свахи» Казимира складывалась не так лучезарно, как хотелось. Многие женились, выходили замуж, а он – развелся.

«В первые годы между нами были довольно теплые отношения. А потом все пошло как-то под уклон. Помню, что между женой и родителями было постоянное напряжение. Помню, как жена познакомилась с каким-то ташкентцем  и не пришла ночевать…

Я собрался разводиться, родителей ее вызвал, шуму было много, а потом все утихло. Вот только отношения наши все ухудшались и ухудшались, жили мы далеко не мирно. Годы стерли в памяти многие детали и подробности. Только штамп в старом паспорте напоминает, что 18 сентября 1990 года мы развелись…».

А через год не стало страны под названием СССР. А проблемы остались все те же, только обострились. В один день все рухнуло. Хуже всех, как всегда, пришлось инвалидам. Примерно в то же время Казимир стал участвовать в работе литобъединения при нашей газете. Не как поэт или прозаик – он исполнял свою собственную роль: связника. Он помнит эти встречи, они у него оставили теплые воспоминания.

Кстати, инвалиды ему пишут. Хотя Казимир жалуется: они люди закрытые. О своей беде готовы рассказать, а о чужой слышать не очень хотят. И что же – осуждать их за это? Так может их просто слушать и слышать? Давать им возможность излить свое горе чужому человеку? А кто это сможет выдержать? На мой взгляд, нужна особая психологическая служба, которая бы помогала инвалиду избежать многих личных проблем.

И сразу же вопрос: а кто такую службу сможет организовать, кто туда пойдет работать? Если совсем просто, то какая организация может этим заняться? Пока я такой не знаю. Понятно, что государство должно в этом участвовать (финансово). Понятно, что потребуются волонтеры, вроде фанатика своего дела Казимира Соколовского.

Уверен, что волонтеры найдутся. Как быть с финансами – не знаю…

4.

Честно говоря, рассказ Казимира можно было бы назвать «Ищу жену». Понимаю автора и его проблему, сочувствую. При этом, как человек, думающий как связать между собой инвалидов, наладить контакты, подсознательно ищу что-то полезное. Кое-что нахожу. Например: «Ездил на встречи в другие города. Причем, с ночевкой. Только чтобы узнать человека лучше, нужно его видеть, общаться с ним, и расстояние тут все же было помехой…».

Все правильно, чтобы узнать человека, чтобы между вами пробежала искра, возник взаимный интерес, нужно видеть человека и общаться с ним. К сожалению, ничего лучше интернета пока не придумали. Кстати, по скайпу (видеотелефон) можно видеть друг друга, что называется, глаза в глаза. Инвалиды давно во всем этом разобрались, и, если есть возможность, так и общаются.

В прошлом году я побывал в одном доме-интернате для инвалидов и престарелых. Воочию убедился в могуществе интернета. У женщины-инвалида было все нужное: и компьютер, и скайп. Это она отправила в редакцию электронное письмо, по которому я и приехал. При мне она общалась с кем-то по скайпу. Так просто, подумал тогда. Да, так просто. У меня, кроме старенького компьютера, ничего подобного нет.

Следующее, что подумал: а сколько инвалидов могут себе это позволить? Единицы. Хорошо, если пенсия трудовая, а инвалидность получена поближе к пенсии. Можно скопить нужную сумму. Примерно за несколько месяцев. Ну, а если вы инвалид с детства? На что вы можете надеяться? Только на папу с мамой. Если они есть…

А вот еще интересный момент из «Рассказа о себе». «… в 1990 году собирал пишущую мне столичную молодежь, мы шли в один из парков, в ботанический сад, в музей. Тогда родилась первая семейная пара. И остальных знакомил. Создал и 15 лет вел самодельный, своеобразный «Клуб знакомств». Примерно 7 тысяч человек тогда мне написало за те годы, и примерно полторы тысячи человек я перезнакомил. Были свадьбы. Про мой клуб дважды писали газеты. Так что с 1995 года занимаюсь активной перепиской. Я очень рад каждому письму, каждому человеку…»

Таким образом, человек, который профессионально мог бы организовать общение инвалидов, уже есть. Осталось только соединить этого человека и это дело. Надо признать, что у Казимира Соколовского довольно редкий талант сводить вместе незнакомых людей. Шутливо говоря, его бы энергию, да на мирное дело. А в каждой шутке, как говорится, доля правды есть…

***

Еще несколько слов о Соколовском. Буквально за один год у него умерли отец, мать. Остался один. Работает Казимир распространителем билетов «Спортлото». Его знают почти все в их микрорайоне. Многие здороваются с ним за руку, останавливаются, чтобы перекинуться парой слов. Хоть Казимир уверяет, что человек он замкнутый, все ровно наоборот. Редкая способность – общаться в наш одинокий век…

Стоит указать, куда нужно писать: 220141, Минск – 141, а/я 117, Соколовскому Казимиру. Общайтесь.

Сергей ШЕВЦОВ

Фото автора

Комментарии

Елена

2018-10-01 06:36:25

Какой бред о Соколовским! Все не совсем так. совсем не написано,что он полный дегенеративные,а не одинокий.После развода
у него больше 20 лет вторая семья и ребенок.Это одиночество?

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.