Жизнь со многими неизвестными

Поддержи

Рубрика : Новости.

О чем чаще всего пишут нам инвалиды? Понятно, что о своих проблемах. О чем же еще? Но все дело в том, что все проблемы инвалидов начинаются и заканчиваются условиями их существования. Допустим, в полу образовалась приличная щель. И инвалиду-колясочнику трудно проехать через нее без риска упасть и получить травму. Потому что он почти (или совсем) беспомощен. В этом смысле письмо Петра Бедрицкого очень характерно. Сначала мы внимательно прочитаем его письмо, а потом поговорим с ним тет-а-тет.

1.

Живет Петр Михайлович в Смолевичском районе, в деревне с примечательным названием Кривая Береза. Она расположена как раз у автотрассы «Брест-Москва». К 50-ти годам Петр Бедрицкий оказался в инвалидной коляске – обе ноги у него ампутированы почти до основания. Сначала он лишился левой, а потом и правой. Правда, в своем письме Петр Михайлович подробно не останавливался на переживаниях по этому поводу. Дело у него очень даже конкретное. Так что давайте читать.

«Я инвалид 1-ой группы, инвалид-колясочник. В 2009 г. написал письмо начальнику Смолевичского ЖКХ, чтобы мне установили пандус. Потом – председателю Смолевичского райисполкома. Ответа так и не получил. Тогда я написал письмо в Администрацию Президента. Мне ответили. Тогда и ЖКХ «зашевелилось». Осенью пандус установили, я просил, чтобы выезд был прямо из комнаты – так и сделали.

В 2010 г. представители ЖКХ договорились с фирмой (не знаю какой), чтобы мне поменяли окна и установили двери. Сделали все, но, мягко говоря, не очень качественно. Например, шляпки дюбелей, которые держат раму, открыты (может затекать вода — С.Ш.) На дверных завесах нет пробки, чтобы опять вода не попадала внутрь завесов. Потом приехала комиссия из ЖКХ принимать работу. Я им показал, что шляпки дюбелей открыты. На что они ответили: и так пойдет.

В 2013 г. в письменной форме обратился к директору ЖКХ с просьбой, чтобы мне поправили площадку пандуса (это письмо зарегистрировано). Одна сторона площадки осела, а возле стены дома образовалась дыра. Передние колеса в эту дыру проваливаются. Вдоль стенки дома и пандуса образовался зазор. Стенка после дождя не высыхает, там появилась плесень или грибок. Еще я просил под козырьком дома сделать слив, иначе пандус заливает. Зимой, после снега (плюсовой и минусовой температуры) образуется лед. Еще над дверьми нужно бы сделать козырек, чтобы я и в дождь мог выезжать по пандусу на улицу.

8 июня я позвонил инспектору по обращениям граждан. Ответили, что мое письмо на рассмотрении. А 1 июля была «прямая линия» с ЖКХ. Я позвонил, и мне ответили, что, мол, все сделают. 11 июля звоню начальнику участка ЖКХ в Кривой Березе. Он ответил, что 15 июля будут все делать.

Еще 20 июня я написал председателю райисполкома. Ответ получил 26-го июня за подписью управляющего делами М.М. Клюева.

Письмо вам пишу 16 июля. Ответа из ЖКХ в письменном виде не получил. Если б у меня были чиновники высшего ранга и все бы решили в один момент, я бы никуда не писал. Я простой инвалид, из деревни, перебьюсь как-нибудь – так думают чиновники. Вот и все. Не знаю, что мне делать… 16.07.2013 г.

Бедрицкий».

Думаю, что к написанному Петром Михайловичем стоит кое-что добавить. 6 августа я звонил ему домой, чтобы предупредить: приеду 7-го. Он обрадовался, так как в этот же день «грозились» приехать из ЖКХ. Правда, 7-го не получилось приехать у меня. Но это даже к лучшему. Потому что представители ЖКХ тоже не удостоили Бедрицкого своим вниманием.

И 8 августа, когда я все же приехал, их тоже не было. Поэтому мы с Петром Михайловичем обо всем подробно поговорили. Не только о его хозяйственных проблемах, но и обо всем другом.

2.

Вообще-то, есть закон «Об обращениях граждан», согласно которому в течение месяца письмо должно быть рассмотрено и гражданину дан ответ, положительный или отрицательный. Прошло уже 4 месяца, как Петр Михайлович обратился в Смолевичское ЖКХ. Ни ответа, ни привета.

А 7 августа к Бедрицкому должен был приехать начальник участка в Кривой Березе. Кстати, он даже не позвонил Петру Михайловичу: мол, извини, дорогой, сегодня не могу. Не соизволил. Переписка с инстанциями уже здорово достала инвалида. Но ничего другого не остается.

Тут Петр Михайлович к месту вспомнил историю, о которой читал в газете. Жительница одной из деревень Гомельской области написала, похоже, в Администрацию Президента, что в деревне 10 месяцев нет воды, и никто рыть колодец не торопится. А вскоре приехал представитель некой структуры. Все забегали, как ошпаренные, и в течение полудня колодец был вырыт. Похоже на сказку, а жизнь не сказка. Жизнь – это всего лишь жестокая реальность. Поэтому, если быть ближе к жизни, то нужно не сказки рассказывать, а поговорить о нашей системе управления. Что-то там совсем не так…

Если местное жилищно-коммунальное хозяйство не может (или не хочет?) сделать качественный ремонт пандуса инвалиду 1-ой группы Петру Михайловичу Бедрицкому, то что он должен делать? К кому обращаться? Кто может решить его, в общем, небольшую хозяйственную проблему? Вероятно, Администрация Президента? Или сам Президент? Тогда попутно еще один вопрос: зачем ему такие исполнители? В конце концов, поступает бумага из Администрации: разобраться и доложить. И тогда начинается бурная деятельность: в деревне роют колодец, а инвалиду ремонтируют пандус…

– Я уже обращался в Администрацию, мне ответили, – говорит Петр Михайлович. – Наверное, уже хватит. Теперь буду писать в другие инстанции. А что мне остается делать?

Действительно, а что делать, если ЖКХ готово поменять у него в квартире дверь, но требует за это 4 млн. рублей? Откуда их взять инвалиду, который получает пенсию в 1 млн. 780 тыс. рублей? Что интересно, у Бедрицкого требовали в качестве предоплаты 1 миллион рублей. Это законно?

Дом, в котором живет Бедрицкий, построил местный совхоз, ему уже 44 года. Это типичная  «хрущевка». Сами понимаете, она уже давно требует ремонта. Ремонт Петр Михайлович сделал. С помощью сестры, которая живет в Жодино и своего брата не забывает. Кое-какую помощь оказывает и двоюродный брат Сергей, он местный. А отец и мать у Петра Михайловича уже умерли.

В общем, квартира выглядит вполне прилично. Осталось поменять сантехнику, это теперь очередная головная боль. Сантехника стоит дорого, опять придется копить деньги. А как долго?

У Петра стоит новый телевизор. На него инвалид копил деньги год или полтора. Путем накопления ему удалось купить и печь СВЧ. Сколько времени пришлось копить на нее, Петр Михайлович уже не помнит. Ну, теперь настала очередь сантехники. При этом, дело с ремонтом пандуса, заменой двери и прочим не продвигается. Бедрицкий признается, что ему надоело писать письма в инстанции, быть просителем, ждать и надеяться.

Или вы можете предложить ему что-то?..

3.

Болезнь ног у Петра Бедрицкого началась в 2002 году. Он тогда работал на частном паркетном предприятии. Наверное, стоит немного рассказать читателю о жизни Петра Михайловича. Ее трудно назвать выдающейся, да и зачем? Обычная жизнь обычного человека. Необычно только то, что случилось с ним. Так ведь это может произойти с любым. Болезни не важно, кто ты – Исаак Ньютон или просто Иван Иваныч…

После школы Петр успел окончить ПТУ при БелАЗе в Жодино. Но поработать там не успел – забрали в армию. Потом была работа на торговой базе, потом исчез СССР вместе с верой в будущее. В начале нулевых стала болеть левая нога. Подолгу лежал в больницах, в конце концов, левую ногу ампутировали. Бедрицкому определили  2-ую группу инвалидности и с потерей 30% трудоспособности. Дальше ему поставили протез и через год перевели почему-то на 3-ю группу. Рабочую. Петр Михайлович и пошел работать, на пенсию для 3-ей группы все равно не проживешь. Он устроился дворником в детский сад. Тогда и началась история со второй ногой…

Дело в том, что зима 2003-2004 годов была очень снежной. Снежная зима для дворника – настоящее стихийное бедствие, знаю по личному опыту. И здоровому приходится несладко. Теперь представьте, каково было человеку с протезом вместо ноги… Нагрузка на здоровую ногу была максимальной. Вот  она и стала естественным образом сначала не очень здоровой, а потом и просто больной.

– Снег валил и валил, – вспоминает Петр Михайлович. – Так мне дети даже помогали. Для них это игра, для меня работа. Да… Сильно я тогда натрудил ногу. Ну и пошло-поехало. Помотался я тогда по больницам…

Петр Михайлович обнаружил тогда, что пальцы на ноге стали чернеть – признак гангрены. Об этом потом врач и сказал. Еще он спросил, какая группа инвалидности. Сильно удивился, что третья. Хотя удивляться тут нечему. Когда Петру Михайловичу определяли группу инвалидности, он стал свидетелем такого случая. Вместе с ним в очереди сидела вполне цветущая женщина, с руками и ногами. И получила 3-ю группу. Пожизненно. Ну и что? Да то, что Петр Михайлович случайно увидел, как женщина сунула врачу в карман аккуратный плотный конверт.

Я тоже часто слышал о подобных случаях. А тут – живой свидетель, сидит передо мной и рассказывает. Правда, в отличие от той женщины, у него нет обеих ног. Интересно, дал бы Петр Михайлович конвертик, чтобы ему сразу дали 2-ую, нерабочую группу? Почему-то я в этом сомневаюсь. Вместо конвертика он пошел работать. И лишился второй ноги. Это факт…

4.

После второй ампутации Петр Михайлович лежал в протезном, как он выразился, институте. Там ему никак не могли подобрать протезы. Просто во время ампутации врачи допустили маленькую ошибку. Сами же потом и сказали. Радости от этого, прямо скажем, маловато:  маленькая ошибка иногда обходится больному очень дорого…

Помог случай. Вместе с Бедрицким лежал мужчина. Между делом рассказал, что дома лежит почти новая коляска. Потом созвонились, мужчина подтвердил, что есть. И привез ее Петру Михайловичу как раз к выписке. До сих пор он ездит на ней. Кстати, ее сделали в Германии, очень надежная и удобная.

Есть и отечественная, она стоит в углу, прикрытая из-за ненадобности накидкой. Она высокая, неудобная, а при езде ее почему-то сносит влево. Вызванный Петром Михайловичем представитель протезного завода пытался ее сложить, как написано в паспорте. Тряс ее и так и этак. Сложил. А как это сделать инвалиду, ограниченному в своих возможностях, представитель так и не сумел объяснить…

Короче говоря, сделано в СССР. Но Петр Михайлович меня поправил:

– Не-е, это белорусское производство.

– А не все ли равно, Петр Михайлович? Одна была страна когда-то…

Это точно. Страна была одна. И отношение к людям было вполне советским: «… гвозди бы делать из этих людей». Гвозди и делали, не особенно заботясь ни о здоровых, ни, тем более, о больных, инвалидах. Кстати, коляске немецкого производства уже стукнуло 30 лет. И Петр Михайлович на ней все ездит. Вот только с ремонтом бывают проблемы, да и запчасти трудновато достать.

Вот вам еще небольшой штришок к жизни инвалида-колясочника. Местные коляски спросом у инвалидов не пользуются, а импортные стоят слишком дорого…

Сергей ШЕВЦОВ

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.