Совершенно секретно. В СССР инвалидов нет!

Рубрики: Новости.

Эдуард Зборовский первый слева направо.

Продолжаем цикл материалов, приуроченных к 25-летию ОО «БелОИ». О своём участии в создании этого общественного объединения рассказывает доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой социальной работы Государственного института управления и социальных технологий БГУ Эдуард Иосифович ЗБОРОВСКИЙ.

– Это был 1988 год. Летом в Минске, во Дворце культуры Белорусского общества глухих состоялась учредительная республиканская конференция Белорусского общества инвалидов. После программного доклада развернулась дискуссия. Обращала на себя внимание тщательная подготовка к выступлениям самих инвалидов. Впрочем, иначе и не должно было быть. Слишком много накопилось вопросов, решение которых связывалось с созданием общества. Это была уже не узковедомственная, а общегосударственная проблема. Остроту ее хорошо иллюстрировала подборка вырезок из газет и популярных журналов, которую подготовила инициативная группа. Одни их названия брали за живое – «Право быть нужным», «Для себя – для общества», «Обрести достоинство», «В тени забвения», «Поймите нас, люди», «Бойтесь равнодушия», «Одного милосердия мало», «Инвалидность сквозь призму науки», «Хозрасчет против милосердия».

Через несколько месяцев я написал статью «Беда не вина», которая была опубликована в 4-ом номере журнала «Нёман» за 1989 год. Могу утверждать, что это была историческая статья – первая статья в Советском Союзе по проблемам инвалидов в открытой печати. Она «сняла» завесу секретности и гриф «для служебного пользования» в проблеме инвалидности в СССР. Тогда зарубежные средства массовой информации со ссылкой на эту статью обратили внимание на то, что наконец-то в СССР признали острую социальную проблему. Как отмечалось в ней и в многочисленных последующих публикациях, закрытость данной темы в обществе породила ряд глубоко негативных процессов этического характера как для положения инвалидов в обществе, так и моральной зрелости самого общества.

Так вот в этой статье есть такая фраза: «В письме в институт больной из Пуховичского района Минской области В.Ф. Кулеш сообщает, что не удовлетворен решением ВТЭК и НИИ экспертизы, хотя по его группе инвалидности решение было принято с максимальным вниманием с учетом имеющихся инструкций. Он спрашивает, почему инструкции по определению групп не учитывают условия работы, стажа, умения. Трудно возразить, нелегко ответить. Но отвечать надо. Главное – надо решать, решать ученым разных специальностей, социологам, правоведам, экономистам, медикам, инженерам, психологам, хозяйственным органам, партийным и общественным организациям. Решать, используя опыт республик страны, зарубежный опыт».

«…Надо сказать, материальные проблемы, хотя они и волнуют, инвалиды поднимают реже, чем нравственные. Их унижает пренебрежительное, часто откровенно оскорбительное отношение к себе. Оно ведь преобладает в психологии отдельных граждан и общественного мнения в целом. Из-за него даже то, что положено и узаконено, не всегда удается безболезненно получить».

И дальше приводятся примеры. Вот письмо Туркова из Светлогорска. Обращаясь за помощью, он пишет: «Вы отлично знаете, как и где живут угнетенные, бесправные. А знаете ли, что имея по Конституции права, невозможно ими воспользоваться. Инвалиды ждут от общества не столько дополнительных средств и благотворительности, сколько хотят признать их людьми. Просьба элементарная, естественная, не требующая особых материальных затрат. Почему же так случилось, что в нашей стране, стране самых гуманных целей, через 70 лет советской власти встречаешься с фактами душевной черствости, почему мы вдруг заговорили о милосердии, чести, достоинстве, идеалах, которыми полна литература, искусство прошлого века?!».

Вот на такой волне проходила конференция, создавалось это общество. Первым председателем Центрального правления ОО «БелОИ» был избран Владимир Васильевич Чувичко. Присутствовал тогда от Министерства соцобеспечения БССР Владимир Михайлович Коновалов. В книге «Инвалидность и общество», которая вышла к 20-летию Белорусского общества инвалидов (я ее редактировал), есть подробное описание истории его создания.

– Эдуард Иосифович, Вы первый возглавили Белорусскую федерацию физкультуры и спорта инвалидов. Какие задачи тогда ставились?

– Я считал, что настало время для создания так называемой реабилитационной инженерии, широко распространенной за рубежом. В первую очередь, это привлечение инвалидов к физической культуре. Инвалиды могут и должны заниматься физкультурой и спортом. Это необходимо им для медицинской и социальной реабилитации.

Осенью 1988 года Госкомспорт БССР, ДФСО профсоюзов, Белорусская федерация физкультуры  и спорта инвалидов и ОО «БелОИ» провели первые республиканские соревнования инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Ранее, весной, в Минске прошли Всесоюзные спортивные соревнования для слепых. Это были первые соревнования в год создания ОО «БелОИ». ОО «Белорусская федерация физкультуры и спорта инвалидов» существует уже много лет, кроме этого создан и плодотворно работает ОО «Паралимпийский комитет Республики Беларусь».

Я уверен, что инвалидами надо заниматься в соответствии со стандартными правилами ООН, касающимися прав инвалидов, чтобы были охвачены все сферы деятельности для инвалида, невзирая на его дефекты и не делая его чем-то, отличающимся от других. Да, инвалид имеет в чем-то ограничения, но он прикладывает свои силы, умение и способности и часто превосходит здоровых людей. Почему инвалиды вынуждены оставаться в стороне?

– Все ли намеченное 25 лет назад воплотилось в жизнь?

– По прошествии четверти века я бы сказал, что не только общество было создано в 1988 году. Инвалиды активно включились в законотворческую деятельность. Возглавлял тогда комиссию по делам инвалидов в Правительстве Евгений Борисович Жукович, заместителем у него был первый председатель ЦП ОО «БелОИ» Владимир Васильевич Чувичко. Была создана комиссия, куда входили представители Минсобеса, Минздрава, других ведомств и институтов. В разработке концепции и проектов законов самое непосредственное участие, в том числе в роли руководителя межведомственного творческого коллектива, довелось принимать и мне. Надо подчеркнуть, что это была напряженная работа в составе большого коллектива научных работников, врачей, медицинских сестер, инженеров, работавших в то время в Белорусском НИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов Минсобеса БССР, который я возглавлял почти 13 лет (1986–1998) в сложное переходное время.

Благодаря активной работе в парламенте представителей Белорусского общества инвалидов, а также ОО «БелТИЗ» и ОО «БелОГ», в 1991 году был принят закон «О социальной защите инвалидов в Республике Беларусь». В целом это был прогрессивный закон. Причем, он был первый на территории СССР. Поэтому создание общества, считаю, сыграло здесь очень значительную роль.

Этот документ явился первым толчком к изменению положения инвалида в обществе, так как параллельно с ним была разработана и первая научная программа «Реабилитация» – большая межведомственная программа, которая выполнялась уже как научная концепция реализации этого закона. Первая программа реабилитации была рассчитана на 1991 – 1995 годы. За ней последовала вторая. И когда был принят второй закон «О предупреждении инвалидности и реабилитации инвалидов» (1994 г.), нашему институту было дано задание разработать госпрограмму по реализации этих двух законов. И такая программа была подготовлена. Это был принципиальный документ Правительства, который позволил впервые в Беларуси полноценно решать вопросы, касающиеся инвалидов.

Именно там были заложены такие важные положения, которые и сегодня активно развиваются. Это и безбарьерная среда, и вопросы, связанные с пандусами, со специальными автобусами, с такси для инвалидов, с железнодорожными купе для инвалидов-колясочников, слуховыми аппаратами для неслышащих и т.д.

Меня только удивляет, что многие статьи, принципиально важные, почему-то исчезли из законов. Помню, как мы тогда отстаивали идею медико-реабилитационных экспертных комиссий. Я предложил переименовать ВТЭК во МРЭК, мотивируя это тем, что закладывая в закон понятие «реабилитация», надо пользоваться не чисто экспертными критериями, которые всегда субъективны, а реабилитационными, преследуя цель реабилитации, как главную. Инвалиды за это ухватились.

– Тогда создание общества было важным шагом. На ваш взгляд, оправдало ли оно надежды людей с инвалидностью?

– То, что общество существует и под его знаменем находятся тысячи людей, – это уже само за себя говорит, что организация себя оправдала. По роду сегодняшней службы я часто контактирую с инвалидами – на ОО «БелОИ» у них большая надежда. Скажу больше: Белорусское общество инвалидов (как и БелТИЗ, и БелОГ, и др.) является определенной моделью, как в решение социальных проблем включать общественные структуры. Везде за границей не менее половины социальных услуг оказываются различными общественными организациями. У нас же это почти не практикуется – у нас еще нет бизнеса социальных услуг. Он совершенно не развит. Надо приспосабливать эти мощные организации к современным условиям, помогать им в этом, чтобы они и дальше играли свою роль, сообразуясь с теми социально-экономическими особенностями, которые существуют сегодня.

Что же касается целесообразности общества, его роли в жизни инвалидов, у меня никаких сомнений нет.

– Значит, будущее у общества инвалидов есть?

– Несомненно. Мы считаем, что будущее у него есть. Но, на мой взгляд, надо, чтобы в обществе действовали более эффективные социальные программы, где ему была бы выделена более четкая роль. В результате организация инвалидов могла бы существенно помочь всему нашему обществу. Решать надо проблемы не только самих инвалидов. Пока же здоровое общество не готово сотрудничать с инвалидами, помогать им. У нас в стране проживает 520 тысяч инвалидов. Но ведь они не в безвоздушном пространстве находятся, а живут в семьях. Считается, что каждый инвалид еще контактирует с 2-3 близкими людьми в семье. В результате, реально каждый день с проблемой инвалидности сталкиваются более двух миллионов людей. А если пожилых добавить сюда. Поэтому мне совершенно не понятно, почему решение этой проблемы – головная боль самих инвалидов. Это задача всего государства. Поэтому безбарьерная среда должна создаваться более активно. И профессиональное образование должно строиться таким образом, чтобы инвалид готовился не на бросовую профессию, как было десятилетиями в советское время – сторож, вахтер, лифтер – а на престижные профессии. Чтобы он мог трудоустроиться на обычном рынке труда. И только тогда он приобретет настоящую независимость, то, что мы называем этическими ценностями социальной работы – достоинство человека, свобода выбора. Он почувствует социальную справедливость, сумеет себя реализовать в обществе – в творческом плане, в профессиональном плане, в семейном плане. И сам приложит усилия для защиты своего здоровья и жизни – активно, не рассчитывая на милостыню, а собственными руками. Если мы поможем ему эти руки приложить к станкам, к компьютерам, к другой работе. Но мы должны готовить инвалидов таким образом, чтобы они были конкурентоспособны на рынке труда. Весь мир этим путем идет. И не нужно упускать драгоценное время, этот очень важный резерв.

Я хочу привести один пример. Будучи руководителем НИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов, мы сотрудничали с Боннским и Дортмундским реабилитационными центрами. Я приехал в Дортмунд, где ознакомился с работой цеха, использующего труд инвалидов. Это был самый современный уровень организации цеха, станки с числовым программным управлением. И управлял этими «умными» станками инвалид-колясочник. К тому же, по оценке руководителя, он работал значительно лучше здоровых людей. Оказывается, в Германии инвалидов на высокопрестижную специальность готовили в течение двух лет. На то время этим занимались 27 центров, в которых обучалось новым профессиям около 40 тысяч инвалидов. А дальше выпускники конкурировали с людьми без инвалидности. Кто победит, тот и занимает вакансию. Такой подход позволил создать там серьезную систему реабилитации – около 80% учащихся сами находили работу в течение года.

А как у нас? Через год, после освидетельствования МРЭК, только 5-6% возвращаются к труду. Настало время активного включения в работу по развитию реабилитологии, но уже на базе новых принципов, сформированных Конвенцией ООН по правам инвалидов, где в основу берутся не медицинские последствия, а социальная среда и имеющиеся возможности инвалида. У нас, к сожалению, крупно ошибаются, считая это задачей Минздрава. В первую очередь, это социальная задача. И именно общества инвалидов здесь могут многое сделать, если создать им соответствующие условия. Учреждения Минздрава должны заниматься медицинскими вопросами, а вот социальной реабилитации у нас пока нет.

– Чего не хватает для решения данной проблемы?

– Когда мы принимали законы с участием представителей Белорусского общества инвалидов, я возглавлял группу по профилактике инвалидности и реабилитации и предложил записать в закон позицию о приоритете реабилитации перед пенсией. Это значит, чтобы реабилитация проводилась не после того, как группу дадут, а до того. Чтобы человек, проходящий  активную реабилитацию, находился на больничном листе, числился на рабочем месте. И чтобы реабилитация была более длительной – год-два, как в той же Германии, а не 3-4 месяца, как у нас сегодня при выходе на группу. В это время трудовой коллектив поддерживает человека, потерявшего здоровье, он защищен материально, к тому же не теряет надежды, хочет вернуться на прежнее место работы, которое за ним сохраняется. Это значительно позволило бы улучшить трудоустройство и обеспечить социальную защиту инвалидов через реабилитацию. Имеется в виду реализация известного еще со времен Бисмарка германского принципа: «О приоритете реабилитации перед пенсией». Мою идею поддержали все, но встал кадровый вопрос: кто будет заниматься всей этой системой? Пришлось согласиться, что эта идея пока преждевременная, потому что у нас не было специалистов по социальной работе. Это был сильный аргумент, который не позволил ввести более радикальные законодательные меры и соответствующую программу реабилитации.

Приведу несколько цифр. Когда мы формировали законодательные документы, у нас в республике насчитывалось примерно 320 тысяч инвалидов. Притом, надо учесть, что основную часть составляли инвалиды войны. Сегодня инвалидов и участников войны осталось где-то 25 тысяч. А численность инвалидов в стране выросла и составляет около 520 тысяч человек. Это при наличии реабилитации – на бумаге. О чем это говорит? Хотим мы этого или не хотим (тем более, в условиях демографического кризиса, низкой рождаемости), нам просто необходимо вводить нормальную систему реабилитации в рамках Конвенции о правах инвалидов, принятой ООН в 2006 году.

Что касается кадров. В ГИУСТ Белгосуниверситета уже 15 лет как создана кафедра социальной работы. А с 2004 года функционирует кафедра реабилитологии, которая занимается в основном медико-социальными вопросами. В Институте управления социальных технологий готовят специалистов по трем направлениям: специалисты по социальной работе: реабилитологи, психологи и экономисты.

Они учатся решать проблему инвалидов посредством достижения этических ценностей социальной работы. То есть, работая с инвалидом, с любым другим человеком, оказавшимся в сложной ситуации, они должны помнить и обеспечить его достоинство, как личности, дать ему свободу выбора для саморазвития, реализовать вокруг него социальную справедливость, чтобы он видел и верил в нее.

Общества инвалидов имеют сегодня возможность подготовить квалифицированных реабилитологов для своих организаций и предприятий, чтобы они решали общегосударственные задачи профилактики инвалидности и реабилитации с целью сохранения трудовых ресурсов и сохранения личности инвалида. Главное – сохранение личности инвалида, а не просто поддержка, сочувствие. Не надо сочувствовать инвалидам, необходимо создать им возможности, и они сами обеспечат свое достоинство своим трудом. Но им надо помочь. И тогда, работая нормально, они будут выплачивать налоги, которыми будет возможно поддержать тех, кого нельзя реабилитировать, дать им более достойные пенсии.

Вот такую систему нужно создавать, а не давать пенсию и ограничивать человека в его социальной сущности. Человек тогда человек, когда он работает в социальной среде, имеет средства коммуникации и возможности для коммуникации.

Начинается приемная кампания в вузы. К нам поступает много студентов. На мой взгляд, очень важно, чтобы к нам приходили небезразличные люди, готовые работать на идеи милосердия, благотворительности, сумели вникнуть в существо этих проблем.

И еще – для достижения вышесказанного очень нужна поддержка государства. 

Беседовала Лилия ЗИЗИКО

Комментарии

Дмитрий

2013-06-14 12:23:03

В СССР инвалидов нет! В СССР секса тоже нет! Вот в таком тоталитарном государстве мы жили, где лицемерие и ханжество было нормой. Но по-прежнему в наши дни совок присутствует везде: в государственной прессе, в политике, в геральдике и так далее.

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.