Акрыленне. Літаратурны выпуск №66

Рубрики: Новости.

Добрый день, уважаемые любители и ценители поэзии! Сегодняшний выпуск адресуется, прежде всего, вам! Вы узнаете биографии и стихи поэтов, которые еще никогда не печатались на страницах газеты «Вместе!». Вот их имена: Татьяна ЛЕБЕДЕВА и Дмитрий ЕРМОЛОВИЧ-ДАЩИНСКИЙ. Читайте о них и их произведения. Уверяю – не пожалеете!

Владимир ВАРШАНИН, редактор «Акрылення»

Дмитрий  ЕРМОЛОВИЧ-ДАЩИНСКИЙ (Минск)

Ермолович-Дащинский Дмитрий Дмитриевич родился 16 апреля 1986 года в г. Минске, где и живет в данный момент.

В 2001 г. окончил девять классов СШ № 73 г. Минска, в 2004 г. – Минский техникум предпринимательства, в 2011 г. – Белорусский государственный экономический университет.

Ведущий специалист по социальной работе СУ «Инвацентр» ОО «БелОИ». Член ОО «Белорусский союз музыкальных деятелей» (2012).

С детства пишет стихи. В 2000 – 2012 гг. его стихотворения были опубликованы в ряде республиканских периодических изданий («Першацвет», «Советская Белоруссия», «Алеся», «Западная Двина», «Рюкзачок»), в коллективных сборниках «Квартет» и «Созвучие», в сети Интернет. В 2005 г. стал лауреатом Республиканского конкурса поэзии к столетию выхода из печати книги Тётки «Хрэст на свабоду».

С 2006 г. как автор песенных текстов работает с белорусскими композиторами Еленой Храбровой, Анной Козловой, Эмилем Носко, Дмитрием Фригой, Татьяной Шуриновой и другими. Песни и романсы на его стихи есть в репертуаре заслуженной артистки РБ Нины Шарубиной, известных эстрадных певиц Искуи Абалян, Марины Василевской, Татьяны Шатерник, лауреатов международных конкурсов Елены Сало, Галины Сокольник и Патриции Кургановой, образцового хора «Анима» (худ. рук. Елена Маслова) и других исполнителей.

В 2010 – 2012 гг. поэтом написаны песенные тексты к спектаклям Современного художественного театра и студии «Поющий театр» Народного студенческого театра «Лингва» БГПУ им. М. Танка.

СТАРЫЙ  ПАРК

В старом парке витает осень,

Крошит листья о тротуары,

И блестят её пеньюары,

В час, когда обнаженье сносит.

Красный парк сохраняет гордость.

Но зачем же давать ответы?

Каждой трещинкою в лорнеты

Устремилась мрамора просинь.

Солнце – башня слоновой кости;

Каждый луч – предвкушенье

шарма.

Парк шептал, по асфальтам

шаркал:

– Пой, пока тебе внемлет осень.

 

СПОСОБНОСТИ

Зачем звонить? Никто

не снимет трубку.

И неизбежны смерть,

любовь, судьба.

Погаснут в блюдце грубые окурки,

И непривязанность

останется одна.

Интимность, переполненная

горем,

Похожа на ошибки и мечты.

Считай шаги к бушующему морю,

Когда все дни

стремительно пусты!

И я уйду… Но есть на этом свете

Меж волн и меди, в отблесках огня

Особенные искренние дети

И песни – те, в которых нет меня.

Внутри цунами золотая рыбка,

И отданы способности извне,

Как маленького дауна улыбка

Блаженнейшая – небу и земле.

 

МОЕ  СОЛНЦЕ

Шагаловское чувство высоты,

Осознанность непостижимой

тайны,

А если ты к утру сорвёшь листы,

То кто же примет Солнце

с этой длани?

Так значит, моё Солнце упадёт,

Как капли на щеках,

на пальцах тают,

И воздух превратится

в сладкий лёд,

И я придумаю, что это с нами.

Все листья осени похожи

на стихи –

Любимый цвет хранят,

но умирают.

Ты, если сможешь,

бронзой обними

И крылья золоти, пока летаю.

Молочный лёд скорее собирай –

В нём памятником Солнцу

блещет искра,

Запороши и встань

на самый край –

Пусть ухожу, но возвращаюсь

быстро.

Я всё верну симфонии окна,

Где память счастья

бабочкою вьётся.

Она – твоя великая Луна,

Она – моё растерянное Солнце.

 

ЭНЕРГИЯ  ТЕТРАДНОГО  ЛИСТА

Паніклая вярба, як патароча…

Густы пейзаж. Туман

                                   – як з малака.

Адкрыць, сказаць сваё

                                   мне нешта хоча

Энергія апалага лістка.

                                    Евгения Янищиц

Заманивать пытаются витрины,

И с неживых деревьев листьев нет.

Вдруг на асфальте –

радость без причины –

Кленовая ладонь подарит свет.

Любимый город сменит позолоту:

За розовым –

посеребрённый блеск.

В твоей столице – солнечные соты,

Последнего тепла

разумный всплеск.

Юродствует листок на тротуаре –

Я не нагнусь, не пожалею, нет.

Кому-то тридцать дней

судьба оставит,

Но каждый день

за тридцать новых лет.

Не надо думать,

что приходит осень.

Зачем нужна

бессмысленная лесть?

Не заблудиться бы средь

горьких сосен

И не найти бы сил в себе на месть.

А если небо глубину истратит,

И струны лета смолкнут вдалеке,

Я вырву лист из старенькой

тетради,

Я нарисую солнце в уголке.

Пусть долгий путь кленовый лист

пророчит –

Упал пейзаж в туман из молока.

Стать самолётом почему-то хочет

Энергия тетрадного листа.

 

ЭТО  АНГЕЛ

Это ночь вбирала краски,

Восхищала, чтобы лгать.

Мы уходим ради ласки,

Просто небом подышать.

Мимолётно видел сильных

И был весел, словно свят –

Это ангел легкокрылый

Обнимал, как старший брат.

Взгляд фиалковый уронишь,

Не хранив на лучший день –

Это ангел посторонний

Гладит нежно-нежно тень.

Слоги в одиноких сотах,

И мелодия – пчелой.

Для меня в слепящих нотах

Раздаётся профиль твой.

Задержавшись, призрак ранний

Оградит от неудач…

Ты уходишь, бросив странно:

«Это ангел. Ты не плачь…».

 

КРЕЩЕНСКИЕ  МОРОЗЫ

До рынка – и налево свернуть,

как будто в рай,

И я тебя узнаю, а ты – не узнавай!

Поверишь ли, поверишь?

Да вере – грош цена!

Крещенские морозы –

беда, но не вина!..

И будет изголовье,

и будут мне стихи –

Стократно тяжелее,

чем все мои грехи.

Забыть бы, да не в силах.

Захочешь, так взыщи!

Потеряны от рая

скрипичные ключи.

 

ГАБРИЕЛЬ

Ангел по небу разлил акварель,

И заискрился Париж.

Мне показалось, мой друг

Габриель,

Ты тоже сегодня не спишь.

Там, за окном, напевает апрель –

Сладкий сиреневый плен.

Выйдет на улицу принц Габриель,

Прочь от обыденных стен.

Будет опять одинока постель,

И не останется слез.

Людям ответа не даст Габриель

На глупый, нелепый вопрос.

Поезд покинет безумный

тоннель –

Снова огням нет конца,

Но почему-то сотрет Габриель

Эту улыбку с лица.

Только представь, мой Габриель,

Все повторяется вновь.

Просто поверь, принц Габриель,

Нежность – еще не любовь.

 

ПАМЯТИ  ЖЕРТВ  ТЕРАКТА  11  АПРЕЛЯ  2011 ГОДА В  МИНСКОМ  МЕТРО

Мы думали, что правильно живем,

И не осудит нас Всевышний Бог –

За скверную гордыню, как излом,

Раздался взрыв

под сводами метро.

Пасхальный

окровавленный апрель,

Святая Богородица, прости!

Вся наша жизнь –

один сплошной тоннель,

Откуда нам не отыскать пути…

Где тысячи негаснущих огней,

И тысячи немеркнущих цветов,

Там скорбь и сострадание людей,

Надежда на небесную Любовь.

Не слышали мы Истины завет,

Поверили в мирскую правоту,

Но мы, молясь,

идем на яркий свет,

Оставив за спиною темноту!

 

Татьяна  ЛЕБЕДЕВА  (Минск)

Родилась и живет в Минске.

Пишет стихи с 9 лет.

Автор поэтических сборников «Золотая середина», «Стеклянный дом», «Молчание». Соавтор поэтического сборника «Живительный источник».

Многократно публиковалась в ведущих литературных изданиях Беларуси. Член Союза писателей Беларуси. Член Союза российских писателей. Член литературной студии «Пролог» при СУ «Инвацентр» с 2005 года. Руководит поэтическим сектором названной студии. Постоянный и активный участник республиканских семинаров и других мероприятий студии.

ЗАВТРА

Прошу у завтрашнего дня

Не ослепительного счастья.

Всего лишь искорку участия

И миг целебный забытья.

 

И знания прошу, что ждут

Меня хоть за единой дверью.

И веры моему неверию

Хотя б на несколько минут.

 

Увидеть завтрашний рассвет,

Как темноты преображение,

И творчество, как всепрощение,

И звезд дневных незримый свет.

 

ТРИОЛЕТ

Лети ко мне, восточный ветер.

Разбей тяжелых мыслей ход.

Тебя я встречу у ворот.

Лети ко мне, восточный ветер.

Я стану мудрою… Как дети,

Увижу мир в невинном свете.

Лети ко мне, восточный ветер.

Разбей тяжелых мыслей ход.

 

*  *  *

Глядят на мир монастыри

Глазами, полными печали.

Но без укора. Замечали?

В час угасающей зари.

 

И без укора смотрит мать

На неприкаянного сына.

В глазах, как будто беспричинно,

Живет с печалью воедино

Любви нездешней благодать.

 

ОБЛАКА  

Странники летние облака,

Ветром гонимые, неутомимые.

Смотрят на землю они свысока

Очень далекие и одинокие.

Странников белых поступь легка,

Чувствуя небо,  уходят в небыль.

Будет в движении небо пока,

Просто как чудо, из ниоткуда

Тихо идут облака.

 

*  *  *

Он говорил: «Не уходи.

Пускай другие уходили».

Часы уныло полночь били,

А в окна дробные дожди.

 

Он говорил: «Не обмани.

Пускай другие обманули.

Круг одиночества замкнули,

В осенней дымке, наши дни».

 

Он прошептал: «Не забывай.

Пускай другие забывали.

Мой дом в предсумрачной печали

И по утрам индийский чай».

 

Я с придыханием: «Пора.

Что было прежде, знать не надо.

Я не забуду: дом, ограда,

Две старых липы со двора».

 

*  *  *

В час вечерний безмолвна земля.

Накрывают густые туманы

Утомленные за день поля,

Городов суетливых обманы.

 

Над туманом, над тихой землей

Ты летишь, ты смертельно устала.

А навстречу вечерний покой

И атласных небес покрывало.

 

*  *  *

С рожденьем утренней молитвы

Пробудится моя душа.

И новый день, как поле битвы,

Завертит ею, не спеша.

 

И будет жить душа на грани

Дневного света и теней.

Пурпурные цветы герани

Соцветия потянут к ней.

 

Настанет вечер темно-синий,

Перемешает свет и тень.

Не спи, душа, пока в камине

Огонь пылает ночь и день.

 

*  *  *

От себя, от привычной природы

Отпустите, не мучьте меня,

Сожалений бесплодные всходы

И обиды вчерашнего дня.

 

Змеевидно петляют проселки

В декорациях прожитых снов.

Отпустите меня, кривотолки,

Из невидимо-цепких оков.

 

Переливы рифмованной грязи.

Перегрузки неискренних слов.

Все натужные дружбы и связи.

Все минуты отчаянных часов.

 

Отголоски моей несвободы.

Отпустите, не мучьте меня.

Сожалений бесплодные всходы

И обиды вчерашнего дня.

 

ГОЛОСА 

Слева голос шепнул: «Умри.

И закончится жизни мука.

Нескончаемая разлука.

Боль, грызущая изнутри».

 

Справа голос сказал: «Живи.

Будет дождь и костер в тумане.

И живая вода в стакане

С ароматом былой любви.

Жизнестойкий закон души

Напитают дожди и снеги.

И сквозь боль прорастут побеги,

Незаметно, в ночной тиши».

 

СОНЕТ 

Вечер тихо опустит

Кружевную вуаль.

И подернется грустью

Предвечерняя даль.

 

Луч прощальный заката

Разноцветит хрусталь.

Прошепчу глуховато:

«Уходящего жаль».

 

Жаль весеннего снега,

Что осел за крыльцом.

Жаль шального разбега

 

С перебитым крылом.

Жаль… вечерняя нега

Растворяется днем.

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.