Зельц «Домашний». По-клецки.

Рубрики: Новости.

http://image.tsn.ua

История одного отравления. Пищевого.

Природа продолжает зло шутить с людьми, даже беспощадно шутить. В Южной Африке выпал снег, а в Беларуси было пекло. А потом снова холод и дожди. Нужно приспосабливаться к новым условиям. Труднее всего производителям скоропортящейся продукции. Но они тоже приспосабливаются. Например, фермер из Минской области поставлял в столицу тот же зельц, сальтисон и прочие вкусности. Они пользуются повышенным спросом. Потому что дешево, и вроде бы мясо. Но вдруг обнаружилось, что поставляемые фермером продукты, мягко говоря, дурно пахнут, т.е., просрочены. Речь идет о сотнях тонн. Возбуждено уголовное дело…

1.
В интернетовском сообщении не сказано, сколько человек отравилось, отравился ли кто вообще, обращались ли люди в санэпидстанцию или правоохранительные органы. Скорее всего, нет. Об инвалидах также ничего не сказано. Хотя есть они тоже хотят, да и при их доходах продукты по таким ценам – в самый раз. В общем, едят они то же, что и прочие граждане. Правда, если доходит до отравления, то им, как всегда, хуже. Во всех смыслах.

История Владимира Васильевича К. из г. Клецка это подтверждает.

Он просил не называть его фамилию, не хочет, чтобы его друзья и знакомые, бывшие сослуживцы узнали о невеселом его теперешнем положении, о том, что он инвалид 2-й группы. Иду навстречу пожеланию. Те, кому положено, Владимира Васильевича идентифицируют и так.

Чтобы была понятна суть проблемы, стоит просто процитировать ответ главврача Клецкого районного центра гигиены и эпидемиологии Г. Колобова Владимиру Васильевичу К. Итак:

«На Ваше обращение от 14.05.12 г. ГУ «Клецкий районный центр гигиены и эпидемиологии» сообщаем: специалистами центра проведена проверка магазина №5 и магазина № 15 «Пралеска» Клецкого райпо. В ходе проверки установлено, что действительно 12. 05. 12 г. в указанных магазинах проводилась реализация зельца «Домашний» производства Клецкого райпо. Нарушений условий хранения и реализации не обнаружено. Не предъявлены документы, удостоверяющие качество и безопасность данного вида продукции. Согласно нормативным документам, срок годности зельца «Домашний» — 12 часов при температуре плюс 4-6 градусов. В связи с тем, что Вы представили для исследования зельц по истечении срока годности (более 48 часов), установить, был ли он изначально некачественным, не представляется возможным. Жалоб от других покупателей не поступало.
По факту нарушения требований санитарно-эпидемиологического законодательства привлечены к административной ответственности начальник общественного питания и продавец Клецкого райпо…»

Думаю, всем все понятно? Тогда прошу обратить внимание на две детали. Во-первых, документы на продукты, которые бы подтверждали качество товара, не предъявлены.

Во-вторых, за такое вопиющее нарушение наказаны начальник общепита (справедливо) и почему-то рядовой продавец. А что же директор магазина, товаровед, принимавший товар? Они белые и пушистые? За все, что происходит в магазине, отвечает его директор, за качество продаваемого товара – технолог. Продавец продает то, что ему дают. Что называется, не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет.

Ну и третий момент. Все-таки Владимир Васильевич и его сестра, тоже инвалид, но уже 1 группы (весь наш разговор она лежала недвижимо, иногда вставляя реплики), отравились на самом деле. Несмотря на то, что жалоб от других покупателей не поступало. Видно, им просто не хотелось затевать бесполезную тяжбу. У Владимира Васильевича К. другая позиция. Она диктуется обостренным чувством справедливости. Послушаем его.

2.
Между прочим, Владимир Васильевич окончил Горецкую сельхозакадемию и еще один ВУЗ. 12 лет занимал разные ответственные должности. Лично знаком с президентом Беларуси. Он весьма подкованный человек в правовых вопросах. Свою историю излагал со ссылками на статьи законодательства, чем очень облегчил мою работу.

Кстати, у Владимира Васильевича это не первый случай. Как-то он купил рыбу, но она оказалась подпорченной. Потом соцработник принесла скисшее молоко. Его, правда, без лишних слов обменяли.

— Я тогда не стал поднимать шум, промолчал, как и другие. Но вот и до зельца дошло, до отравления. Как тут молчать? В первый раз купил, понравилось сестре, попросила еще. Это в мае было, а зельц показался мне свежим. Сестра попробовала, и через полчаса ее стошнило…

Но это была суббота. Владимир Васильевич позвонил в санэпидемстанцию, ему ответили, что никого уже нет. Так и вышло, что пока дошло дело до проверки, 48 часов минуло. Доказать что-либо было уже трудно. Владимир Васильевич положил зельц в морозильник. А в понедельник позвонил председателю райпо.

— Извини, время прошло, ты уже ничего не докажешь, — так ответил ему председатель.

Владимир Васильевич объяснил, что на продукте даже не было этикетки. Председатель бросила трубку. Тут уж разозлился потребитель, Владимир Васильевич. И он был тысячу раз прав: если молчать, то будешь покупать гниль и отраву.

После этого был визит в санэпидемстанцию. Чем он закончился, читатель уже знает. Собственно, ничем, кроме наказания стрелочников. К слову, продавца магазина № 5 «наградили» штрафом в 3 базовые величины. При ее-то зарплате… Короче говоря, все, как всегда: паны дерутся, но чубы трещат у холопов. А товар-то принимала сама заведующая магазином. Самое смешное, на день проверки в холодильнике магазина еще оставалось 2 кг этого несчастного зельца. Выходит, его собирались продавать дальше и увеличивать число отравившихся? Воля ваша, как-то это уже нехорошо выглядит…
Настолько нехорошо, что штраф в таком случае варьируется от 20 до 100 базовых величин. И наказана им должна была быть заведующая магазином. Но она как-то так вывернулась. Честно говоря, вина продавца тоже есть, она должна была все проверить и просто отказаться принимать такой товар.

— А если б отказалась, то завтра уже не работала бы. Я ее понимаю, — замечает Владимир Васильевич.

И я понимаю, что это такое, жизнь и работа в райцентре, где все всех знают и «вопросы решают» быстро и в узком кругу. Видимо, поэтому обращения в прокуратуру и госконтроль ничего, кроме обтекаемых ответов не дали. Остался суд. Первое заседание состоялось еще 18 июня. Странный был суд. В деле были только заявление Владимира Васильевича да решение судьи о возбуждении административного дела. Все. Никаких других документов, без которых рассматривать дело просто бессмысленно, не было.

— Вы понимаете, суд должен был подготовиться. Истребовать необходимы документы, товаро-транспортные накладные, материалы проверки и так далее. Но этого сделано не было. Я и заявил: а что тут рассматривать?

Дальше выяснилось, что виной всему свиные головы, которые использовались при изготовлении зельца. Оказывается, и на них документов не было. Поэтому откуда быть документам на зельц? Так мне объяснил Владимир Васильевич. Дальше было еще интереснее. В суд были вызваны свидетели, заведующая магазином, повар, который вместо нее подписал документы. То есть, люди, вина которых и так очевидна. Тем не менее, они давали показания в качестве свидетелей, само собой путались, намеренно или нет. Судья также поступил, по мнению Владимира Васильевича, некрасиво. Он использовал тот факт, что слух у истца потерян на 50%, объяснил ему, что, мол, свидетели потом поправились. Но как это проверить? Это не то, чтобы некрасиво, это есть нарушение прав человека с ограниченными возможностями.

Дальше. Истец письменно заявил о вызове действительных свидетелей. Но в разговоре с ними Владимир Васильевич узнал, что на мужа одной свидетельницы надавили, она работает в райпо, другая повестки вообще не получала и так далее. Суд начал сильно напоминать фарс. Он стал односторонним.

— И я понял, что свое постановление судья будет основывать на показаниях этих лжесвидетелей, я не боюсь об этом заявить, и что постановление будет фактически в пользу виновных, — Владимир Васильевич говорит с виду спокойно, логично и убедительно, но я чувствую, что внутри у него все клокочет. – Читаю одно объяснение: заведующая не подписала документы о приемке, потому что был выходной. Читаю объяснение начальника общепита: у меня четыре или пять месяцев нет технолога, я не могу знать всех деталей. Это вообще кощунство…

Действительно, трудно представить, что в общепите нет столько времени технолога. Кто же тогда следит за качеством продуктов? Сторож или грузчики? К сожалению, вот такая реальность в провинции…

3.
Таким образом, хождение по судебным мукам у Владимира Васильевича длится с 18 июня сего года. В ходе их истец узнал много интересного и, понятно, поделился с журналистом. Так, Владимиру Васильевичу удалось организовать негласную экспертизу этого самого зельца. Выяснились любопытные, но неприятные подробности. Например, в этом самом зельце «Домашний» были обнаружены кости, зубы, щетина – не пугайтесь, не человечьи, свиные – вот это продавалось жителям г. Клецка в качестве продукта питания. Я далеко не уверен, что жителям других городов и поселков Беларуси не предлагается тот же «джентльменский набор». Видите, что получается, если не молчать. Перед нами встает дилемма: либо молчать и покупать, либо не молчать и не покупать. Ну а что взамен? Вот то-то и оно…

Владимиру Васильевичу предложили обратиться в общество защиты прав потребителя. Представитель этого общественного объединения сидит в райисполкоме, так сказать, под бдительным контролем. Он юрист с большим стажем работы. Но на суд его не допустили, якобы были неправильно оформлены какие-то бумаги. Допускаю такой прокол, он возможен. Но, скорее всего, дело не в бумагах. А оно в том, что у одного из работников суда, далеко не последнего по должности, мать работает то ли ревизором, то ли даже председателем ревизионной комиссии райпо.

— Я, когда мне об этом сказали, сразу все понял, — Владимир Васильевич волнуется. – Все сразу стало на места! Вот где собака, оказывается, зарыта!

Что-то подобное автор и предполагал, слишком часто сталкивался с подобным. Как говорится, ищи, кому выгодно. Мне назвали полное имя этого ревизора, я тоже его знаю. Но упоминать не буду, чтобы не подставить ни Владимиры Васильевича К., ни газету «Вместе!», которую я представляю. Лучше читатели пусть сами поразмышляют и сами же сделают выводы.

Посоветовали Владимиру Васильевичу также обратиться в адвокатуру. Несколько раз он там был, и все безрезультатно. Местные адвокаты были чем-то все время заняты, то давали консультации, то были заняты текущими делами. Так что потенциальный клиент уходил ни с чем. Может, потому, что был инвалидом? К этому мы еще вернемся. А Владимир Васильевич считает вот что:

— Видите, давление идет на всех, даже на адвокатов. И я не понимаю – это что, дело такое громкое, убийство тут или хищение в особо крупных размерах? Самое обычное дело, таких сотни, если не тысячи. Но здесь, как я понимаю, задеты чьи-то личные интересы, здесь уже родственные связи и прочее. Я и в министерство юстиции звонил, там обещали помочь с адвокатом. Пока что его нет, как не было. Я и сам мог бы это дело вести, не хуже адвоката. Все на моей стороне: я выдвинул обоснованные претензии, а ответчик должен доказать свою невиновность. Все! Но я не знаю, чем закончится это дело, честно, не знаю. Поэтому я обратился в газету.

Фамилии, должности всех ответчиков у меня записаны на диктофоне. Это написано, конечно, не пером, тем не менее, топором не вырубишь тоже. Пускай ответчики об этом помнят. Да, преступление не Бог весть какое. Никто не умер, не убит, никто не ограблен – ну и слава Богу. Тем не менее, с Владимиром Васильевичем я согласен полностью:

— Вы, может, слышали, на Украине два десятка человек отравилось, четверо уже умерли. В России постоянно что-то такое происходит. Так что дело не в цене, которую я заплатил, ерунда это. Но вы подумайте, сколько у нас контролирующих, надзирающих органов, все там получают зарплату, вроде должны что-то делать… И никто палец о палец не ударил, никто! Вот в кулинарии месяц стоял невыносимый запах испорченных продуктов! Никто не пришел, не проверил…

***
Во всем этом деле есть еще одна сторона, на которой следует сосредоточиться. Но никто, похоже, не придал этому значения. Восполняю этот недостаток. Почему-то все участники конфликта забыли, что Владимир Васильвич К. – инвалид 2-й группы, а его сестра инвалид 1-й группы. Кстати, она тоже написала заявление в суд. В суде на это ответили: а, это, мол, твоя сестра, она человек заинтересованный… А как вы думали? Да, она тоже человек заинтересованный. Потому что именно она пострадала от зельца «Домашний», именно у нее стало плохо с сердцем и именно ей вызывали «скорую помощь». А если б все кончилось хуже?

Поэтому я еще раз хочу напомнить: уважаемые, вы имеете дело с инвалидами, у которых возможности для защиты, равно как и для просто жизни ог-ра-ни-че-ны. Кроме того, у них есть права, которые закон гарантирует. И если вы эти права нарушаете, то, будьте любезны, отвечайте по закону… А точку, думаю, ставить рано, Владимир Васильевич К. мне в этом поможет…

Сергей ШЕВЦОВ

Минск-Клецк-Минск

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.