«Единственный путь – это постоянно и каторжно работать». Как москвичка с ДЦП ставит на ноги людей с инвалидностью с помощью современного мечевого боя

Поддержи

Рубрика : Эксклюзив.

Мы уже привыкли к тому, что под диагнозом ДЦП прячутся физические страдания длиною в жизнь. Но Алевтина Махмудова, молодая девушка с ДЦП из Москвы, в юном возрасте, занявшись спортом, поставила себя на ноги в буквальном смысле этих слов. А потом еще и основала секцию мягкого фехтования для людей с инвалидностью. Сейчас девушка мечтает, чтобы такая секция появилась и в Минске.

Что такое современный мечевой бой?

Про современный мечевой бой как вид спорта, которым занимаются люди с инвалидностью, до знакомства с Алевтиной, скажу честно, я не слышала ничего. Но Алевтина рассказала мне, на мой взгляд, невероятный факт: пятнадцатилетняя девушка с ДЦП, которая ходит заниматься к Алевтине на секцию, после систематических занятий прошла с десяток шагов… сама, без поддержки! Про такие чудеса я слышала в первый раз.

Современный мечевой бой – это вид единоборств, где спортсмены используют технику боя средневековым клинковым оружием, при этом применяя безопасный спортивный инвентарь – меч и щит из мягких полимерных материалов. Вид спорта зародился в России и имеет три лиги. Лига «С» предназначена для людей с инвалидностью. Для людей с ДЦП этот вид спорта особенно полезен, потому что помогает развивать координацию, баланс, контроль над мышечным тонусом, скорость реакции.

/

Для Алевтины этот вид спорта стал и реабилитацией, и хобби, и призванием.

/

Детство

Алевтине, как и многим другим, был поставлен диагноз ДЦП. Про детство она мало что может рассказать: «Я ничего не могла делать самостоятельно, – вспоминает Алевтина. – Обслуживать себя я научилась только в 14 лет. И не могла не потому, что не хотела, а потому что сам алгоритм, такое, как, например, принятие душа, был для меня очень тяжелый». Первые самостоятельные шаги были сделаны в восемь лет, самостоятельное перемещение по квартире — в десять лет, а вот на улицу Алевтина вышла только в 18 лет.

– Меня лечили вполне стандартными постсоветскими методиками: ЛФК, даже были две операции. Но как я получила определенный уровень мобильности в 8 лет, на том уровне я и осталась. Пока в 17 лет не пошла в спорт».

Алевтина выбрала для себя фехтование. «Со щитом и мечом в основном занимаются «ролевики» и исторические реконструкторы, – объясняет Алевтина. – Я понимала, что я не смогу пойти в пафосный спорт. Я рассуждала так: реконструкторов всерьез не воспринимают, в принципе, как и меня. Поэтому мы по идее должны были найти общий язык». Парень, с которым Алевтина вместе училась в школе, просто пришел проводить классный час и рассказал про такой вид активности. Алевтина загорелась. И решила попробовать фехтование.

Наперекор родителям

«Я училась в частной специализированной школе, – рассказывает Алевтина. – Специализированной она была тем, что учебные программы мы усваивали на русском и английском языках». Алевтина говорит, что в школе ученицей с инвалидностью она была одна. Детей было немного, школа была двухэтажной, поэтому Алевтина смогла освоить передвижение по зданию. Утром родители завозили Алевтину на машине, назад забирали на машине тоже.

«В самой школе я ходила потихоньку, по стеночке, по стеночке», – смеется Алевтина. – Тяжело было после операций. Тогда мне помогали, водили за руку из класса в класс.

– После школы меня ждало самое большое разочарование, – рассказывает Алевтина. – В школе много училось иностранцев. После ее окончания можно было получить сертификаты двух видов – русский и американский. Ребята планировали, куда будут поступать еще тогда, когда учились в школе. Большинство поступало в Канаду или США. Но я понимала, что у меня такой возможности нет.

Родители определили девушку в институт-интернат для людей с инвалидностью. Объяснили это тем, что возить каждый день ее в университет они не смогут. Чтобы спрятать отчаяние поглубже, Алевтина стала все свободное время заниматься новым для себя видом спорта.

«Я забивала на учебу: хотела поменьше там находиться. В итоге сбежала в педагогический ВУЗ. У меня же было два сертификата об окончании школы, поэтому я поступила и на отделение физической реабилитации, и на отделение иностранных языков. На «инязе» я училась левой ногой, потому что в школе у меня было обучение на английском». В итоге Алевтина получила два диплома бакалавра, а потом поступила в магистратуру по направлению адаптивная физкультура.

– Было больно идти наперекор родителям? – спрашиваю Алевтину.

– У меня родители – очень строгие начальники. Поэтому я всегда сначала делала, а потом говорила. Я сначала освоила метро, перевелась из одного ВУЗа в другой, а потом уже все им рассказала. Они предупредили, что добираться до университета буду сама. Но к тому моменту это уже было не страшно для меня: я уже освоила общественный транспорт.

Фехтование

Для самой Алевтины проблема реабилитации (медицинской, психологической, социальной) людей ДЦП всегда была актуальна. И ничего не помогло ей так, как спорт. Можно себе только представить: в 18 лет Алевтина в первый раз самостоятельно прошлась по улице, а уже через несколько лет выступала наравне со здоровыми спортсменами. В лиге «С» спортсменам на соревнованиях не разрешается фехтовать сидя. Алевтина выступала только стоя, хотя падения для нее весьма болезненны.

Успехи в спорте у Алевтины начались через полтора года обучения. Первое время она стабильно попадала в тройку сильнейших, но не исключает, что из-за жалости других: «Я видела страх в глазах соперников, когда выходила на ристалище. Тем более, я левша. Левша с мечом и щитом – это то же самое, что и левша в боксе. Но у меня была логика: если я научусь драться, я научусь и ходить. Логика кривая, согласна, но она сработала».

– Чему вас научил спорт? – спрашиваю у Алевтины.

/

 Фехтование – это когда грамотно выстроенная дистанция определяет успех взаимоотношений, – проводит аллегорию девушка.

/

Призвание помогать

Алевтина, которая на себе с самого детства испробовала всевозможные способы реабилитации и ЛФК, знала, что они не работают. Единственное, что помогло ей, – это занятия фехтованием, после которых она стала ходить «без стеночки».

«ЛФК не учит обращаться с собственным телом, – объясняет Алевтина. – Я знала, что где-то должна быть совсем другая система. А потом решила, что если я ее не нашла, а мне лично помог спорт, то я сделаю ее сама. Дело ведь в том, что людьми с ДЦП никто не занимается. Те виды спорта, которые есть, в основном на инвалидных колясках. А почему не говорят, как с нее можно подняться? Ведь надо, чтобы развивалось все тело, чтобы развивалось то, что работает плохо. Я взялась за фехтование. Там есть шлем, защита на корпус, защита на локтях, на коленях… Это достаточно безопасный вид спорта».

Но на практике все оказалось гораздо сложнее: «Я понимала, что мне нужен фехтовальщик, который будет задавать двигательные шаблоны. И такой нашелся. Но ему было тяжело. Потому пришел другой тренер, потом подключился тот парень, от которого я и узнала про этот вид спорта». В таком составе ребята продолжают тренировать и сейчас. Тренировки проходят три раза в неделю, а возраст спортсменов – от 15 до 35 лет. Что касается разработки методологии, то у Алевтины был прекрасный научный руководитель, которая и помогла ей продвинуться в науке.

«Очень важно помнить, что ответы на сложные вопросы – простые, – рассуждает Алевтина. – Нужно понимать, в каком двигательном состоянии ты находишься, – и идти на следующую ступеньку. Это тяжело, это скучно. Но нужно понимать, что волшебной методики не существует, единственный путь – это постоянно и каторжно работать. А мифы вокруг ДЦП есть и будут. И многие из них существуют потому, что люди не хотят работать над собой».

– Как вы искали спортсменов на свою секцию? – спрашиваю у Алевтины.

– Вот здесь самое сложное… – признается Алевтина. – Искали ребят по знакомым. Знакомые приводили своих знакомых. Через секцию прошло человек восемьдесят, а осталось всего восемь… Я столкнулась с тем, что люди сами по себе очень пассивные, их тяжело раскачать на что-то. Во-первых, во взрослом возрасте уже есть убеждение: вот я такой, и меня не исправишь, во-вторых, у большинства нет установки на работу. Зачем мне работать над собой, если у меня и так все есть? В-третьих, тренировки тяжелые, как физически, так и морально. Не все выдерживают.

– Какая цель у тех, кто к вам приходит?

– У меня цель – это реализовать интерес каждого, кто ко мне пришел. Один приходит потому, что хочет участвовать в турнирах. Кто-то приходит потому, что у нас мощное социальное взаимодействие. Кто-то приходит потому, что знает, что здесь его выслушают, потому что есть ребята с нарушением речи и слуха. Мы их выслушиваем. Им это важно. Некоторые приходят для своего саморазвития. Есть те, кто приходит за поддержкой физического состояния. У всех разная мотивация.

Мечты и планы

«В Минске проходил чемпионат мира данной физической активности и чемпионат Европы. Но в Беларуси этим видом спорта с людьми с ДЦП никто не занимается, – делится Алевтина. – Я очень хочу и очень жду, когда в Минске тоже откроется секция по этому виду спорта, я могу помогать и вам своим опытом».

Алевтина говорит, что если кого-то заинтересовала эта идея, то человек может написать ей в социальные сети. Она обещает все рассказать и помочь.
Алевтина хочет, чтобы современный мечевой бой как вид физической активности для людей с ДЦП распространялся и по России, и по странам СНГ. «Будет ли то в ближайшее время – я не знаю, – делится спортсменка. – Но я буду делать все, чтобы это было. Мне очень хочется, чтобы взрослые ребята были самостоятельными. Они приходят – и я вижу, какие они потерянные, не приспособленные к обществу… Они не представляют, какими хотели бы быть. Я хочу, чтобы спорт помогал им отвечать на жизненно важные вопросы».

Часто под своими постами в социальных сетях Алевтина пишет еще и ободряющие цитаты из Библии. «Школа, в которой я училась, была христианской. Оттуда и вера в Бога. Школа мне заложила жизненные навыки, которые мне очень помогают», – признается Алевтина.

– У вас не происходит внутренний конфликт оттого, что вера может не иметь ничего общего с духом соперничества в спорте?

– Нет, конфликта нет. Написано же: «Не знаете ли, что на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить» (1-е послание Коринфянам 9:24). Вот я и бегу.

 

Виктория Чаплева
Фото из личного архива
Алевтины Махмудовой

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.