Сон разума рождает чудовищ…

Рубрики: Новости.

«Сон разума рождает чудовищ», Гойя

Так называется один из офортов всемирно знаменитой серии «Капричос» Франсиско Гойя. Сидя за столом, человек спит, положив голову на руки. А вокруг него клубятся ужасные на вид существа непонятного происхождения. Всё. Остальное художник предоставляет уму и чувству зрителя. Поневоле вспоминаешь великого испанца, когда знакомишься с предоставленными мне документами. Читатель тоже получит такую возможность. Он также может дополнить картину своим опытом. Таких людей, я знаю, достаточно. К сожалению…

 
1.
Дети-инвалиды гораздо чаще других своих сверстников становятся жертвами насилия. Особенно уязвимы дети с психическим заболеванием или умственными расстройствами. Они – одни из основных жертв сексуального насилия. Эти данные содержатся в обзоре Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), который был опубликован в медицинском журнале «Ланцет».
ВОЗ обращает внимание на тот факт, что уровень насилия по отношению к детям-инвалидам в 3,7 раза превышает аналогичный показатель среди здоровых детей. Дети с психическим заболеванием или умственными расстройствами подвергаются сексуальному насилию в 4,6 раза чаще, чем их сверстники, не имеющие инвалидности.

 
Авторы доклада обращают внимание на то, что дети-инвалиды подвергаются стигматизации, дискриминации и страдают от невежества. Содержание детей-инвалидов в специализированных учреждениях также повышает их уязвимость перед насилием. В подобных учреждениях дети с коммуникативными расстройствами имеют ограниченные возможности для обнародования фактов жестокого обращения с ними.

 
17 исследований, включенных в обзор, содержат данные, полученные от 18 374 детей-инвалидов из стран с высоким уровнем дохода – Израиля, Испании, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, Соединенных Штатов Америки, Финляндии, Франции и Швеции. Эти данные свидетельствуют о срочной необходимости проведения научных исследований в странах с низким и средним уровнем дохода.
Представляю результаты подобного исследования. При всем при том оказывается, что проблема насилия, проблема адекватного отношения к таким больным – это мировая проблема. Здесь мы – не исключение…

 
Эта женщина просила не называть ее фамилии, дальше вы поймете, почему. Назовем ее просто Анна Петровна. Она предоставила мне документы, лишь некоторые из многих – показала верхушку айсберга. Мне показалось, что для начала этого хватит. Просто нужно заговорить об этом, так сказать, вынести сор из избы. Ну, и вот он, этот «сор» — обращение целой группы родителей детей, которые находятся в психоневрологических интернатах г. Минска. Итак:

 
«Самое большое горе матери – болезнь ребенка. И очень страшно, когда эта болезнь неизлечима. Инвалиды с детства, с нарушениями психофизического развития, на всю жизнь остаются беспомощными детьми с уровнем развития в лучшем случае 5-летнего ребенка. Некоторые обладают навыками самообслуживания и даже могут помогать нянечкам, кухонным работникам. Но есть и такие, которые не в состоянии удержать ложку, не могут самостоятельно одеваться, чистить зубы, некоторые из них обездвижены, другие передвигаются хорошо. К сожалению, не многие родители могут позволить себе содержать таких беспомощных детей дома. Невозможно сходить в магазин, аптеку, не говоря о том, что они могут быть агрессивны. А рядом находятся другие дети, их надо вырастить нормальными, здоровыми и как-то материально содержать, а для этого нужно зарабатывать деньги. И наступает момент, когда родители вынуждены обратиться за помощью к государству…».

 
Надеюсь, проблема всем понятна, а некоторым – близка. Но это только одна проблема, дальше они начинают напоминать снежный ком, катящийся с горы.

 
«В детском доме-интернате работают воспитатели, труд-инструкторы, большое количество нянечек. Сотрудники стараются облегчить существование детей. Но после 18 лет они попадают во взрослый интернат, и для наших вечно маленьких детей начинается очень тяжелая жизнь. Рядом с ними в отделении находятся люди, прожившие нормальную, сохранную жизнь и заболевшие по разным причинам: шизофрения, травмы, алкоголизм, среди них проживают и бывшие заключенные. Каждое утро их поднимают в шесть утра, и весь день, кроме «тихого часа», они вынуждены находиться в коридоре, не имея возможности полежать или чем-нибудь заняться. В этой ситуации наши дети оказываются совершенно незащищенными. Они не могут постоять за себя и даже пожаловаться. Более того, если в детском доме предусмотрены нянечки по уходу, воспитатели, дополнительные медсестры, то здесь один санитар, который должен заниматься уборкой и ухаживать за беспомощными людьми. Нет такого обычного человека, у которого бы хватило терпения, и страдают опять-таки самые беспомощные…».

 
Что интересно, родители всё и сами прекрасно понимают. Больше того, предлагают пути выхода из сложившегося сложного положения.

 
«Пожалуйста, разработайте «Положение о содержании инвалида с детства во взрослом интернате». Люди, принадлежащие к этой группе, должны находиться в других условиях, которые приближены к условиям жизни детей-инвалидов в детском интернате. Они должны проживать с больными, равными им по уровню развития, в отделении, где будет работать большая группа обслуживающего персонала. Необязательно, чтобы это были высокооплачиваемые педагоги, достаточно обычных нянечек, которые будут помогать одеваться, умываться, чистить зубы. В отделении должны быть хотя бы один инструктор по трудотерапии и комната для занятий, где наши взрослые дети могли бы делать какие-то поделки, слушать музыку, но главное, иметь человеческое общение, почувствовать к себе внимание, чтобы не потерять человеческий облик. Наши дети не преступники. Они несчастные больные люди, лишенные обычных человеческих радостей. Мы не имеем претензий к директорам домов-интернатов. Для более сохранных проживающих ими созданы хорошие условия жизни. Незащищенными остаются самые беспомощные – инвалиды с детства».

 
Буквально пара замечаний к тексту обращения. Во-первых, даже если «Положение о содержании инвалида с детства во взрослом интернате» будет разработано, утверждено и начнет действовать, это все равно ничего не решит. Хотя бы потому, что любое положение, закон, инструкцию исполняют люди. А они разные. Во-вторых, понимаю чувства родителей тех детей, которые знают, что в комнате их ребенка живет бывший заключенный. Такого вообще быть не должно. Но у каждого своя судьба. Кто-то сорвался в том же детстве, провел всю жизнь по тюрьмам и колониям. Он ли один в этом виноват? Одним словом, всякий достоин хотя бы сочувствия, даже преступник. Если мы люди, то сочувствовать должны всем…

 
2.
Идем дальше. Дальше будет обращение родителей и родственников людей, проживающих в психоневрологическом интернате № 3
г. Минска. Оно адресовано в Комитет по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома. Обращение показательно тем, что сразу высвечивает все проблемы, на первый взгляд, второстепенные, а на самом деле, не менее важные, чем другие.

 
«Родители и родственники проживающих просят:

 
1. Провести собрание в ПНИ № 3 с администрацией и представителями Комитета;
2. Просим организовать родительский комитет для проверки столовой, поступления одежды и обуви в интернат и др.;
3. В отделениях одежда и обувь находятся в общей куче. Как можно каждый раз пользоваться чужой одеждой и обувью? Почему нет индивидуальных шкафчиков? Грибок «пожирает» ногти на руках и ногах. Перхоть в волосах у каждого инвалида;
4. Зачем на проходной ПНИ № 3 нас унижают, каждый раз записывают Ф.И.О., обыскивают нас? Мы ходим к своим детям по 20 лет, и такое явление впервые. И сейчас ни в одной больнице такого нет;
5. Просим отстранить от работы охранника Владимира Иосифовича Мартыненко, так как он нас постоянно оскорбляет и унижает. У нас у всех большое горе, а этот человек не способен этого понять».

 
Письмо занимает несколько строчек, а подписи под ним – полторы страницы. Вы понимаете, что перечисленные проблемы в обычном человеческом понимании вроде бы мелковаты, не очень серьезны. Так ведь это в обычном понимании. А в понимании больных детей, а особенно их родителей и родственников это совсем даже не мелочи. Нет здесь мелочей и быть не должно. Хотя, что касается столовой, тут результат был. Судите сами, какой.

 
Анна Петровна написала в дом-интернат, где живет ее сын. Дело касалось не только столовой, но и прогулок ее сына по территории интерната. В итоге, из интерната она получила такой ответ: «На Ваше заявление можем сообщить следующее: по заключению врача, Ваш сын не может находиться на территории интерната без сопровождения в связи с отсутствием соответствующего ограждения; он выходит на прогулки в соответствии с расписанием в сопровождении медицинского персонала. Окончание работ по замене ограждения планируется в июле текущего года. На сегодняшний день свободного выхода нет ни у кого по обозначенным выше обстоятельствам. В отношении посещения столовой: посторонним лицам нахождение на пищеблоке запрещено по санитарным нормам и правилам. В столовую допускаются сотрудники, имеющие санитарную книжку и лица, имеющие право осуществлять проверку (санитарные службы)».

 
Собственно говоря, Анна Петровна и не стремилась попасть именно на кухню, ее интересовал только обеденный зал. Женщина активная, она обратилась в Центр гигиены и эпидемиологии Московского района. Ответ оттуда пришел компетентный и лаконичный, а именно: «…В соответствии с требованиями работники объекта общественного питания должны проходить предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры в соответствии с законодательством Республики Беларусь. В соответствии с вышеизложенным, доступ в производственные помещения объекта общественного питания возможен только для работников, прошедших предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры в соответствии с законодательством Республики Беларусь. Ограничение доступа посетителей в обеденный зал не предусмотрено действующим санитарно-эпидемиологическим законодательством. Главный врач О.М. Богуш».

 
Ну, вот видите, хоть и казенным языком, но женщине все объяснили: посещать обеденный зал никто никому не запрещает. Кроме директора дома-интерната. Это у нее такой каприз, или мы имеем нарушение санитарно-эпидемиологического законодательства? Скорее, это второе. Но, в таком случае нарушаются права не только проживаюших, но и их родителей, родственников? Они ведь имеют полное право знать, как их родные питаются и что им, собственно, говоря, дают на обед. Кстати говоря, нужно напомнить, что пенсия проживающих уходит на их содержание в доме-интернате. Почему же нельзя проверить, как они питаются?

 
3.
— До пенсии мне осталось немного уже, — говорит Анна Петровна, — работаю. Да, в общем, не в этом дело. Человек не должен так жить, как я живу, как другие родители больных детей…Я мучаюсь, но живу, что сделаешь… И сын мучается, и другие мучаются, я знаю… Он молодой парень, ему 19 лет всего. Как представишь, что его ждет, если все так и останется…

 
Что именно так и останется, думаю, объяснять не нужно. Вынужден открыть небольшой секрет: Анна Петровна год проработала санитаркой в том же доме-интернате, где жил сын. Она всю кухню знает изнутри. Поэтому, когда она говорит, что жизнь в таком доме-интернате для психохроников – это жизнь невыносимая, я ей верю. Она полностью адекватный человек. И вот такой человек вынужден работать в таком месте, все видеть наяву, а не в кошмарном сне. Отсюда – полностью адекватная реакция нормального человека: она такой жизни не приемлет категорически. И не только она. Уже вполне сложился круг посвященных, группа таких же несчастных матерей таких же несчастных детей. Они встречаются регулярно, обмениваются информацией, предпринимают совместные походы в учреждения и инстанции, пишут обращения, в общем, не сдаются. Это понятно, мать всегда остается матерью. Вне зависимости от того, в каком состоянии находится ее ребенок. В особенности, если это состояние ужасно.

 
Как автор и предполагал, та, даже не очень большая часть документов, фактов, свидетельств, которые предоставила Анна Петровна, не уместилась на одной газетной полосе. Поэтому без продолжения не обойтись. Кстати, инкогнито Анна Петровна просила сохранить лишь по одной причине: сын по-прежнему остаётся в доме-интернате. Если мать поведет себя, по мнению администрации дома, неправильно, то что будет с сыном? К сожалению, такова реальность, страшная реальность.
(Продолжение следует)

 

Сергей ШЕВЦОВ

Комментарии

ЖаннаMV

2012-07-27 15:53:16

Какая страшная действительность. Господи, помоги женщинам-матерям создать человеческие условия в учреждениях для их больных деток.

владимир

2012-08-16 09:51:18

автор данных статей мягко говоря непрофессионал и непорядочный человек-основывываясь на данных только одной стороны,не посещая ни одного учреждения, на проверив материал обливая грязью работу сотрудников, создает все условия для устойчивого стереотипа по отношению к интернатам и людям,проживающим в них.Ведь количество людей, родственников благодарных за заботу о своих близких намного больше,они простые интеллегентные люди, которые не пишут письма "сергею шевцову"

Светлана

2012-08-23 16:52:43

Спасибо большое автору. "Неудобная тема", лучше бы делать вид, что нет ее совсем... Но поднимать ее надо на самом высоком уровне. Каждый человек должен жить в достойных условиях, здесь и сейчас. Если наше общество хоть чего-то стоит, то ситуация обязательно изменится к лучшему, я верю. Веры, надежды и мудрости всем матерям. Никому не заболит так, как им, но затра там может оказаться любой из нас или ребенок любого из нас, неужели не понятно?

Вячеслав

2012-08-29 23:22:46

Спасибо Анне Петровне и Сергею Шевцову за их выступление. Внимательно прочитал материал и не заметил никакого «обливания грязью». Они просто хотят сделать лучше.
Сегодня отводил сына после недельного пребывания дома назад в интернат. У него синдром Дауна. Такие дети (дети Солнца) очень добрые и ласковые и не способны причинить кому-нибудь зло. Читал в Интернете, что на западе бездетные семьи охотно их усыновляют и обеспечивают себе дополнительный источник тепла и ласки.
Отмечу, что последнее время сын не такой веселый как прежде. После перевода из Новинок сильно похудел (но может быть это связано с более правильным питанием)? Дома после еды не отдает тарелку, не вылизав ее предварительно.
Позиция дирекции – не пускать матерей (их ведь не так много!) в столовую и жилые комнаты – мне непонятна. Ведь в таком случае автоматически рождается подозрение, что есть что скрывать.
…сына я привел, как мне и было сказано, во внутренний дворик на площадку, огороженную высокой металлической сеткой с единственной калиткой, охраняемой санитаркой. В этой «большой клетке» они и гуляют…

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.