«Уже 11 лет в изоляции». Ирина мечтает подняться на ноги, стать медсестрой и выйти замуж

Поддержи

Рубрика : Общество.

− Я верю в чудо! − говорит абилитолог Юрий, пока мы едем в агрогородок под Дзержинском к подопечной детского хосписа Юлии. − Я верю, что энергия Вселенной дает обратную связь. Если ты делаешь что-то хорошее для других, не рассчитывая на отдачу, то тебе это обязательно вернется. Разве это не чудо?

Ирина мечтала стать парикмахером, делала подругам прически, ходила на курсы. Потом поступила в Минский торговый колледж. С двоюродной сестрой и ее женихом ехала на машине по делам. Готовились к свадьбе. Их сбил пьяный водитель. Ирина получила травмы, несовместимые с жизнью. 20 дней пролежала в коме. Но случилось чудо, она выжила. Ей было 18 лет. Уже 11 лет девушка находится в изоляции, сообщает news.tut.by.

− Мы не можем сказать: «Простите, пожалуйста, мы на карантине и не будем сейчас работать», потому что проблемы никуда не уходят, − говорит директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова. − Мы уже 25 лет работаем, и последние 10 лет − практически без помощи из-за рубежа. Если многие «сидят» на западных дотациях, то мы «сидим» на пожертвованиях. Пожертвования уменьшаются, а больных-то не уменьшается.

Мама Ирины говорит, что сначала друзья навещали дочь, потом она сама их просила прийти, а сейчас уже никого рядом нет. Пока мы разговариваем, абилитолог Юрий делает специальные упражнения для Ириных ног. «Круто! Тебе уже не больно. Ты отвлеклась и даже не заметила. Это важное упражнение для позы «сидя». Но если тебя что-то беспокоит, ты говоришь, и мы сразу прекращаем».

Пять лет назад, когда процесс восстановления шел полным ходом, у Ирины началось сужение трахеи, из-за каждого движения девушка задыхалась. Скорые постоянно дежурили у дома. Но что бы врачи ни делали, ничего не помогало, причину обнаружить не удавалось. В итоге через год Ирине поставили на шее стент. И сейчас нужна еще одна сложная операция, чтобы от него избавиться.

С соседями семье повезло. Они всегда приходят на помощь, чтобы вынести девушку на улицу или посадить в машину. А недавно в их семье появилась помощница Света. Она приезжает каждый будний день и помогает заниматься с Ирой, кормить, усаживать в коляску, ведь маме с больной спиной многие вещи уже не под силу.

− А что карантин? − говорит Антонина, мама Иры, − мы и так целую зиму дома сидим, карантин или не карантин. Если куда-то едем, то на реабилитацию, в больницу к зубному или на УЗИ. А так постоянно дома. А сейчас еще боимся, чтобы дети не привезли вирус. Один внук кашляет три недели, так и не ездит к нам пока. А так у нас каждый день свои болячки.

Обычный день их семьи проходит всегда одинаково: подъем, завтрак, таблетки, умыться, почистить зубы, причесаться. А потом приезжает помощница Светлана. Пока я разговариваю с мамой, слышу громкий Ирин смех в соседней комнате. Психолог Елена говорит, что с другими Ирина любит пошутить и повеселиться, а с мамой все чаще бывает раздражительной:

− Они уже устали друг от друга 24 часа в сутки каждый день больше десяти лет.

Мечты Ирины − подняться на ноги, стать медсестрой и выйти замуж.

− Когда я встану? − постоянно спрашивает она.

Именно для этого каждую неделю к ней приезжает абилитолог хосписа. И с каждым его приездом Ира делает маленький шаг к мечте. Пока их цель уверенно сидеть в коляске. А дальше − кто знает? Главное − набраться сил и терпения. И не забывать смеяться.

− Я ей говорю − мы станем десять человек вокруг тебя, возьмем тебя за руки, и ты сделаешь шаг. И постепенно, шаг за шагом, мы пойдем, − почти шепотом рассказывает помощница Света. А Ира ей в ответ шутит, что ноги не бритые, как она с такими ногами пойдет. Света сама инвалид второй группы, перенесла несколько операций из-за онкологического заболевания. Говорит, что всегда хотела заниматься такой работой. Они с Ирой ровесницы. Разговаривают про личное, учатся пользоваться интернетом, играют в игры.

Помощница Светлана

− Съедобное − не съедобное, имена мужские − женские. Я всегда сдаюсь. Всегда. Говорю, ты больше знаешь, − улыбается Света.

Чтобы Ира могла общаться с разными людьми и заводить новые знакомства, хоспис недавно исполнил еще одну ее мечту − подарил планшет. Ира только учится им пользоваться, но уже очень переживает, чтобы ее личные переписки никто не прочитал. Приходится объяснять, что существуют пароли и никто без ее ведома не сможет ничего открыть. Первое напечатанное слово дается с трудом. Девушка пишет свое имя.

Пока мы разговариваем с помощницей, мама приносит альбом с Ириными рисунками. В нем − облака, цветы, сердечки, солнце и море с корабликом.

− Она и меня где-то нарисовала! − радуется мама этим картинкам, как первым рисункам ребенка. Но это ведь и правда, как в первый раз, все сначала. − А вот домик. Это она правой рукой пробовала рисовать. У нее же правая вообще не работала. Еще цветы, полянка, лес. Это дерево жизни. А вот… мама!

В работе хосписа каждая мелочь, облегчающая жизнь подопечного, важна. Ира уже может сидеть, но пока с помощью других людей. Юрий обводит на бумаге Ирину руку, он придумал купить ей специальную перчатку, чтобы фиксировать кистевой сустав, тогда Ире не будет больно опираться на правую руку. А вместе с болью уходит страх.

Мечты сохраняют в нас надежду. Хоспис планирует отвезти Иру из ее долгого карантина на экскурсию в Минск, когда эпидемия закончится. С психологом они рисуют, как Ира хотела бы выглядеть, когда поездка осуществится. Обсуждают каждую деталь, какие на ней украшения, платье, туфли, сумка. Выбирают цвета. Впереди еще много занятий, чтобы Ира смогла без страха сесть в кресло и отправиться в маленькое путешествие.

Мама говорит, что Ира очень любит золотые украшения. Когда они едут в больницу, всегда просит надеть ей цепочку и все три колечка. Но пальцы опухли, теперь налезает только одно кольцо. Спрашиваем, на каком пальце носит кольцо, а Ира заразительно смеется и показывает нам средний палец. Все в комнате смеются. За долгие годы карантина чувство юмора не исчезло, а значит − все обязательно получится.

На прощание Ира печатает на планшете «пока» и улыбается. Она знает, что через неделю Юрий вернется и они сделают еще один шаг навстречу мечте.

Хоспис не может сейчас начинать и развивать новые проекты. Стоит задача удержаться на плаву в рамках того, что есть, не свернуться. Тем не менее новая программа 18+ «Мы здесь!» − это очень важная программа. За 25 лет работы была создана система паллиативной помощи для детей. Но после 18 лет подопечные теряют большую часть поддержки от государства. А в их состоянии ничего не меняется. Они не могут встать и пойти работать.

Директор «Белорусского детского хосписа» Анна Горчакова

Хоспис не остался в стороне от проблем с коронавирусом. В связи с эпидемией они временно начали работать в другом режиме. В здании есть гостиница для программы «молодые — взрослые», и они отдают эти комнаты для детской онкологической больницы, которая находится рядом. Чтобы дети получали «химию» и уходили из больницы, где легче инфицироваться. Это очень хорошая модель, чтобы не распространять сейчас эпидемию.

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.