Мониторинг. Один месяц из двенадцати

Рубрики: Новости.

Многие вполне здоровые граждане, слышали об Офисе по правам людей с инвалидностью. Но, думаю, большинство все же не знает о его существовании. Причина совсем простая: они не проводят всю жизнь в инвалидной коляске, у них нет тяжелых, неизлечимых расстройств здоровья, они неплохо видят и слышат (пока). Ну и так далее. Уверен, что эти граждане обязательно узнают об Офисе, когда вдруг в одночасье станут людьми с ограниченными возможностями. Приходится повторять известное с древних времен – никто ни от чего не застрахован. Банальная истина все равно остается истиной.

***

Знаю также, что и многие инвалиды не слышали об Офисе, который защищает их права. Потому что живут в глуши, в деревне или на окраинах страны. Информация в такие места доходит не всегда, и не всегда точная. Теперь к делу.

Офис по правам инвалидов каждый месяц скрупулезно ведет статистику: сколько человек к ним обратилось, по какому поводу, откуда и т.д. Вроде бы, скучные цифры, обращения обычные, что-нибудь экстраординарное встречается не так уж часто – кому это интересно? Честно говоря, это должно быть интересно всем. Но у нас пока так не получается. Не доросли до этого, можно и так сказать. Поскольку у автора профессия такая – стараться анализировать и доносить результаты до читателя – этим и займусь. Не берусь утверждать, что картина получится полная и целостная, но тенденции выявить будет не так уж и трудно.

У меня перед глазами лежит «Мониторинг обращений граждан» в Офис по правам инвалидов всего за один месяц 2012 года, со 2 по 30 апреля. 96 граждан (инвалидов и людей, представляющих их интересы) обратились в Офис с заявлениями. Из них 57 обращений были приняты к детальному рассмотрению юристами, так сказано в тексте мониторинга. Что значит – к детальному рассмотрению? Тут нужно опять вернуться к цифрам. Например, читаю: женщин было 23, мужчин – 34, с 1 группой инвалидности – 16, со 2 – 21, с 3 – 12, детей было 8, из Минска обратилось 19 человек, из регионов 38. При этом сделано 30 запросов в государственные органы, на рассмотрении на тот момент находилось 11 обращений.

Уже можно сделать первичные выводы. Дело в Офисе поставлено серьезно и профессионально. Юрист есть юрист, он обязан дотошно стоять на страже интересов клиента, тем более, если он, клиент, по сути беспомощный (чаще всего). Меня порадовало, что обращения в государственные органы здесь – обычное дело. Видно, сказывается опыт: хорошо знаю, чем заканчиваются обращения в эти органы от себя лично. Чаще всего – безрезультатно. А вот если ваши интересы представляет профессионал, знающий законодательство и особенности его применения – это уже серьезно.

Еще один вывод напрашивался сам собой, а тут подтвержден документально: из регионов обращений было в два раза больше, чем из столицы. Что называется, закон – тайга, медведь – хозяин. На окраинах легче проигнорировать проблемы конкретного человека, столица далеко, не докричишься.

Любопытная статистика и по этим самым конкретным проблемам. Так, больше всего обращений было по проблемам доступности (безбарьерная среда, жилье) – 16. На втором месте стоит жизненный уровень, социальная защита – 13. Ну и третью позицию ожидаемо заняли проблемы труда и занятости – 11. Да я это и так знал, чаще всего приходится писать как раз на эти темы. Однако, цифры Офиса по правам инвалидов свидетельствуют об этом слишком зримо и очень конкретно. Ну, а обращения по поводу здоровья, абилитации и реабилитации, соответственно, замыкают список. Тут никаких выводов делать не стоит, с этим инвалиды живут, от этого никуда не уйдешь. Все верно, здоровье за деньги не купишь. Хотя жизнь – штука настолько разнообразная, что иногда здоровье настойчиво предлагают купить. Даже если денег не хватает. Об этом, как говорится, случай из практики.

***

Сразу должен сказать, что эту историю, возможно, придется доводить до конца впоследствии. Скорее всего, получилась накладка, фамилии одного минчанина, инвалида 1 группы, я не узнал. Офис по правам инвалидов подтвердил свою серьезность: мне там сказали, что вначале должны испросить разрешения у самого героя и попросили подождать звонка. Согласен.

Гражданин М. (придется его так называть) перенес операцию на коленном суставе в одной из больниц Минска. Как становится понятно, встал вопрос о покупке протеза для сустава. Понятно и то, что тут были сложности. Если б у меня возникла такая проблема, я бы точно не знал, где можно купить протез и за какие деньги. Пока Гражданин М. проходил реабилитацию, лечащий врач предложил матери своего пациента решить проблему – купить качественный протез у него. Так сказать, из рук в руки, без свидетелей. У матери выхода не было, она и купила. А как бы вы поступили, имея на руках сына, инвалида 1 группы, получившего к своей болезни еще одну? Автор тоже не рассуждал бы, законно это или нет, правильно или неправильно. Правда, никаких квитанций или чеков покупателю на «черном рынке» не выдают. А ведь это есть типичная операция «черного рынка». Протез поставили, он в наличии, а документального подтверждения покупки нет.

Через некоторое время Гражданин М. захотел возместить расходы, что понятно: скорее всего, за протез пришлось выложить приличную сумму. Как живет инвалид 1 группы в большом городе, где все дороже, автор представляет. Но – без бумажки таракашка, а с бумажкой человек – никаких документов о факте продажи не было. И быть не могло, лечащий врач отказался выдать квитанцию или чек. Во-первых, что бы он там написал? Что действительно продал протез? Во-вторых, он явно не сумасшедший, чтобы самому себе подписать приговор.

Юрист Офиса, конечно, разобрался в этом деле. Но что он мог ответить потерпевшему? Только то, что в такой ситуации Гражданин М. не сможет возместить свои убытки через суд. Документов ведь нет, а суд выносит свое решение в зависимости от наличия или отсутствия их. Вопрос закрыт? Не совсем.

Потому что такая-то больница по-прежнему есть, и врач такой-то тоже имеется. Значит, кто-то еще может попасться на эту удочку с протезом. Вполне возможно, что тоже инвалид, и опять не получит компенсации. У меня даже закралось подозрение, что тут действует организованная группа. От кого-то врач получает эти протезы, кому-то продает, а прибыль делится. Схема, можно сказать, древняя. А инвалида просто используют, не давая ему никаких документов и надеясь, что он-то жаловаться не будет.

Поэтому сначала мне хотелось первым делом узнать фамилию врача и номер больницы. Теперь я в сомнении. Теперь мне и самому кажется, что не стоит пока обнародовать ни фамилии пациента, ни фамилии врача. Простое соображение: Гражданин М. будет находиться под наблюдением в этой же больнице, возможно, у этого же врача. И какое к нему будет отношение? Вряд ли слишком теплое, если не сказать хуже. Поэтому чувствовать себя «карающей десницей», разумеется, приятно. Но лучше помнить о других людях – им-то каково будет?

Деньги Гражданину М. все равно никто не вернет. А медики – это закрытая корпорация, они своих стараются не сдавать. Тогда кому станет хорошо от этой справедливости? В моей журналистской практике подобных случаев, когда больному после операции становилось только хуже, либо он вообще умирал, наберется с десяток. Ни один из случаев наказанием виновных не закончился.

Так что тема для размышлений, безусловно, есть. Правда, они носили бы скорее морализаторский оттенок. Что касается конкретного результата, пришлось бы подождать.

***

Как раз в это время мне позвонили из Офиса по правам людей с инвалидностью и рассказали о некоторых подробностях этого случая. Они, я бы сказал, скандальные. Поэтому действительно спешить не стоит, а всякому овощу свое время.

Единственное, что можно упомянуть, так это то, что по этому случаю проводится проверка прокуратуры, что много непонятного с имплантом, и что за него было уплачено 300 долларов. Но: пусть пирожник печет пироги, а сапожник тачает сапоги. Следователи прокуратуры выясняют детали, а журналист доведет их до читающей публики. Остается добавить, что в Офисе считают это дело громким. Не совсем точно – оно уже громкое. Хотя бы потому, что касается защиты прав инвалидов. Может быть, хоть это привлечет внимание общества к их проблемам.

***

А вот еще одно очень характерное дело. Хотя, по сравнению с описанным выше, оно не выглядит так уж серьезно. Правда, для инвалида-колясочника случай именно что серьезный.

Судите сами, женщина, инвалид-колясочник живет в старом доме (1954 года постройки), а пандуса там нет. Приходится проводить жизнь, по сути, под «домашним арестом». Не единожды женщина обращалась в свой ЖЭС с просьбой оборудовать пандус. Только делала это устно. Это грубая ошибка, чиновника можно победить его же оружием – бумажками. В общем, обращения устные остались без внимания. После этого последовало обращение письменное, в администрацию Заводского района столицы. Тоже не помогло. Женщине ответили, что по причине старости дома пандус установить возможности нет – не хватает площади перед подъездом. Тут даже я не поверил: места всегда хватит, если есть желание. А его не было.

Оставалась одна возможность положительно решить проблему – попросить помощи у Офиса по правам людей с инвалидностью. Что инвалид-колясочник и сделала. Юристы помогли ей составить повторное обращение в администрацию Заводского района. Но как! В обращении были указаны конкретные нормативно-правовые акты, а также технические нормативно-правовые акты. В них точно и недвусмысленно записано, что должны быть созданы условия по безбарьерной среде. Понимаете, условия должны быть созданы, если их нет. Честно говоря, это у меня вызвало улыбку: сами чиновники совместно с депутатами разрабатывали все эти акты. Сами и должны их исполнять. И, слава Богу, что появилась структура, которая за неукоснительным исполнением проследит. Как? Да очень просто: в прокуратуру Минска было направлено отдельное обращение с тем, чтобы она проследила за выполнением законов Республики Беларусь. Мысленно аплодирую, это изящно и убедительно.

Одно только смущает: все-таки построили этот пандус или нет? Поэтому у меня предложение: наладить через нашу газету обратную связь. То есть, сообщив о каком-либо обращении и его сути, потом известить читателей о результатах работы над ним юристов Офиса по правам людей с инвалидностью. Народ должен знать своих героев, не так ли?

***

Следующая история, можно сказать, стоит особняком. Я про нее знал и раньше. Правда, только самую общую информацию. Мне рассказали, что есть девушка, инвалид по зрению, изъявила желание поступать на юрфак БГУ, но врачи этому воспротивились. Ясное дело, руководствовались они своими нормативными документами. Дело развивалось так.

Девушка успешно окончила специализированную школу-интернат для детей с нарушением зрения. Она прошла медицинскую комиссию офтальмологической МРЭК. Но разрешения на поступление именно на юридический факультет не получила. Девушке предложили и рекомендовали профессии филолога, лингвиста, архивариуса. Здесь я не совсем понял: а почему архивариусом можно быть инвалиду 1 группы по зрению, но юристом нет? В чем разница? При этом ровесники этой девушки проходят общую медицинскую комиссию и ограничений по состоянию здоровья не имеют. Существенный момент.

После этого девушка и обратилась в Офис. Подробные консультации ей дали профессионалы. Это ей и помогло, в конце концов. Была еще комиссия специализированной офтальмологической МРЭК, где первоначальное решение оставили без изменений: забудь о юридическом. Тогда девушка написала заявление, и ее документы направили в РНПЦ МРЭК. Опять же, при содействии Офиса дело было рассмотрено в лаборатории республиканского научно-практического центра медицинской экспертизы и реабилитации. Все закончилось счастливо: девушка получила справку для поступления на юридический факультет.

Все хорошо, что хорошо кончается. Но ведь могло быть и по-другому? Почему инвалид должен проходить Сциллу и Харибду, чтобы осуществить свое право, которого его никто не лишал?

Напомню, это был всего лишь один месяц мониторинга обращений граждан в Офис по правам людей с инвалидностью.

Сергей ШЕВЦОВ

Фото Александра Дыникова

 

Комментарии

Ольга

2012-06-14 21:10:39

пОЛНОСТЬЮ СОГЛАСНА!!!!!!!!

Эксперт

2012-06-14 21:17:42

С чем или кем Вы полностью согласны конкретно???

Ольга

2012-06-14 21:52:08

Уважаемый Дмитрий!Добрый вечер!Помогите разобраться:написала два комментария после статьи "Иди и смотри"Когда полностью развернешь
эту статью комментарииесть,но в анонсе пишут,что комментариев нет? СУважением Ольга.

Ольга

2012-06-14 22:05:15

Дмитрий,извиние ситуация разрешилась!!!!!!!! Но там написана правда(может она и ненравиться?) УСПЕХОВ ВАМ!! Мне так кажется,что вы неплохой селовек!!!! Ольга.

Эксперт

2012-06-14 22:11:17

Уважаемая Ольга! Добрый вечер! Вы, что так шутите? Все Ваши посты там есть.

Ольга

2012-06-14 22:19:42

НУ,С ХОРОШИМ ЧЕЛОВНКОМ,ЧТО ПОШУТИТЬ НЕЛЬЗЯ???!!!!!!! ДЕлюсь с вами хорошим настроением!!!!!!!Но действительно посты шли 40 минут.

Эксперт

2012-06-14 22:28:20

Спасибо за комплимент!!!

Ольга

2012-06-15 08:52:19

ПОЖЙЛУСТА!!!!!!!!!!!!!

Эксперт

2012-06-18 23:30:44

Господин Шевцов! Плохо обманывать читателей, когда пишите в статье о мониторинге всего за один месяц 2012 года, со 2 по 30 апреля. Последнюю историю о девушке показывали по белорусскому телевидению в прошлом году.

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.