«Прошу помощи в поиске подработки». Денис Потепалов о своей проблеме во время эпидемии и не только

Поддержи

Рубрика : Эксклюзив.

Присутствуя на комиссиях по трудоустройству граждан, я иногда не перестаю удивляться тому, как некоторые, имея отменное здоровье, не хотят работать и ищут тысячи отговорок и оправданий для своего бездействия. Кардинальная противоположность таким людям – минчанин Денис Потепалов. Мужчина – инвалид 2-й группы. Но готов трудиться днями и ночами, чтобы содержать себя и ни от кого не зависеть.

Случайность

В Беларуси Денис оказался буквально сразу после рождения: родители мальчика в поисках нового жилья переехали из Республики Коми. Сначала жили в Брестской области, потом перебрались в столицу. Повзрослев, парень начал искать себя. Закончив 9 классов общеобразовательной школы, пробовал поступить в Минский коммерческий архитектурно-строительный техникум. Но не сложилось. Пришлось возвращаться в 10-й класс, а уже через год он стал учащимся Минского политехнического колледжа.

/

Два года он пытался привыкнуть к выбранной специальности, но вскоре понял, что все эти предметы по черчению, физике, механике – не его. Начал сачковать с занятий. На одну из сессий вообще не пришел. Молодого человека отчислили. Денис отправился работать на стройку. Потом подвернулось место на оптовом складе. Начал снимать квартиру, чтобы жить отдельно от родителей. В принципе, 33-летний мужчина ни на что и не жаловался. И тут произошло непредвиденное.

/

– Поздней осенью 2013-го года я обшивал балкон, – вспоминает Денис события дня, перевернувшего его жизнь. – Встал на табуретку, нагнулся за чем-то, хотел выпрямиться и ударился головой об косяк навесного шкафчика. Сильно. Сначала не придал особого значения. Кто из нас не ударялся? Ну, пошла кровь, и ладно. Но она не останавливалась. Тогда сел в такси, поехал в травмпункт. Был выходной день. Мне наложили тампон и предложили госпитализировать до понедельника. Тогда будет работать МРТ, проверят, все ли в порядке. Но я посмотрел, что кровь идти перестала. Зачем оставаться? И поехал с перебинтованной головой. Сразу вышел на работу. Через два-три дня снял все эти бинты и тампоны. Целую неделю чувствовал, что быстро устаю, есть не хочу, апатия, постоянно хочется спать. Это уже сейчас я почитал, да и медики объяснили, что это первые признаки ЧМТ и кровоизлияния. Но тогда я даже не знал, что такие диагнозы бывают! Иначе, в тот день из больницы бы не вышел, я бы обеими руками ухватился за халат врача и просил о помощи. Где-то через две недели после травмы, в один из своих визитов, меня обнаружил хозяин квартиры. Он приехал, а я лежу в коридоре без сознания. Вызвал скорую…

Надежда

По словам мужчины, придя в себя, он сразу понял, что находится в больничной палате. Сразу решил встать. Упал. Подняться не смог. Прибежали санитары, объяснили: «Произошло кровоизлияние». Обычно, в таких случаях, шишка выскакивает снаружи, а у Дениса она выросла внутри, передавив мозг, что привело к обширным поражениям. Половину тела нашего собеседника парализовало. «Я долго не мог с этим смириться, – рассказывает он. – А еще так получилось, что в нейрохирургии меня положили около окна. Я из последних сил потянулся к нему. Приоткрыл и думаю: «А зачем мне такая жизнь? Кому я теперь нужен?». Хотел выброситься. И тут я посмотрел, а там всего второй этаж. Понял, что если сейчас упаду, то останусь жив, только откажет еще и вторая половина тела. И что тогда? С того момента мысли о самоубийстве меня покинули».

Потом врачи дали Денису надежду, что с его диагнозом можно восстановиться и более-менее начать ходить. И, правда, после пары сеансов реабилитолога мужчина уже мог самостоятельно пройти на ходунках пять метров до туалета. «Вы даже не представляете, какая это была радость для меня! Ведь до этого только лежал. Для меня было счастьем, что за мной уже не меняют подгузники», – говорит собеседник. Вскоре последовала выписка. Терапевт и массажист стали приходить уже на дом. Через два-три сеанса массажа Денис уже смог ходить по квартире. С тростью – уверенно. Без нее – держась за углы. А потом и вовсе научился обходиться без какой-либо опоры. В Аксаковщине ему восстановили походку, а вот правая рука не поддалась тренировкам. Последствия черепно-мозговой травмы. Вот уже более шести лет рабочая рука у мужчины – левая. «Признаться, до сих пор не научился ею писать. Привык печатать на компьютере или телефоне, если что-то по работе надо. Конечно, могу и ручкой на бумаге… медленно, но уверенно вывожу каждую букву», – улыбается он.

«Буду рад любой подработке»

После двух лет реабилитации мужчина ни дня не сидел сложа рук: он либо был в поиске работы-подработки, либо уже трудился. Правда с официальным трудоустройством до недавнего времени у него были проблемы, ведь в документах была отметка, что у нашего героя нерабочая группа инвалидности. Только три месяца назад ее изменили на вторую и разрешили работать по 35 часов в неделю.

«Я бы сказал, что трудности были вызваны не только инвалидностью, но и отсутствием образования. Пробовал работать специалистом по продажам по телефону. Но у меня ведь речь нарушена. Дизартрия легкой степени. Поэтому и разношу рекламные листовки по почтовым ящикам. А около месяца назад мне помогли с трудоустройством на фирму, занимающуюся грузоперевозками. А тут коронавирус. Закрыли границу. Фуры стоят. И что будет дальше? Не знаю», – чувствуется, что Денис очень расстроен. – Я очень прошу помощи в какой-либо возможности подработать. Готов трудиться без выходных и по 24 часа. Но не теряю веры в лучшее и сохраняю позитивный настрой».

 

Виктория Лещенко

Фото из личного архива Дениса Потепалова

 

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.