«Качество жизни – звучит хорошо, но как это оценивать?». Сергей Дроздовский об имплементации Конвенции ООН о правах инвалидов

Поддержи

Рубрика : Эксклюзив.

Беларусь в 2016-м году ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов ООН. Уже подошел отчетный период, когда наша страна должна представить свой доклад в специализированную комиссию о прогрессе по внедрению норм конвенции. Как они приживаются и насколько действующее законодательство им соответствует, рассказал Сергей Дроздовский, директор Офиса по правам людей с инвалидностью. Приводим слова эксперта.

Доклады: государственный и альтернативный

По конвенции государство, наше или любое другое, ее ратифицировавшее, должно в первые два года сделать первоначальный отчет. А потом через каждые четыре [года подать отчет] о прогрессе. И этот отчет подается в Комитет ООН по правам инвалидов, комитет его рассматривает и формирует государству пакет рекомендаций, которые помогут более успешно и эффективно исполнять обязательства по конвенции.

Комитет приветствует отчеты, а точнее сказать, доклады и от гражданского общества. Такой документ дополняет видение того, что подает государство. Оно, как ответственный исполнитель, заинтересовано, чтобы представить максимально безупречную картину, чтобы показать свои успехи и достижения. Это, безусловно, нормально.

У гражданского сектора больше свободы. Эти доклады, которые привычно называть альтернативными, или общественными, в большей степени содержат информацию, которая актуальна для конкретных людей. Эта информация более болезненная и проблемная. Это вещи, в обсуждении которых, гражданское общество не нашло консенсуса с государством. У каждой стороны свое видение. Как раз в таком альтернативном документе есть возможность рассказать, по каким проблемам они не договорились. А комитет в таком случае кладет на одну из чаш весов свое мнение.

Информации, которая должна войти в оба доклада, очень много. Но из-за условий комитета, объем сообщений ограничен. Поэтому было очень сложно выбирать, что обязательно нужно оставить в докладе. Наш отчет коалиционный, и все доклады с таким характером имеют больший вес. Есть основание полагать, что при его подготовке множество организаций между собой дискутировали. Одновременно с этим, каждая из них имеет право подавать собственный доклад. В этом году белорусский альтернативный отчет по имплементации конвенции составляли восемь организаций. Их рекомендации относились как к статьям конвенции, так и к профилю конкретного общественного объединения.

Рекомендации от гражданского общества

Хотелось бы, чтобы ритм взаимодействия гражданского общества и государства не снижался с момента ратификации конвенции.

/

Очень важно, несмотря на традиции белорусского права, чтобы конвенция в наших законах воспринималась буквально. Если в ней прописано противодействие дискриминации, значит это нужно прорабатывать. Мы хотим, чтобы наш отчет повлиял на депутатов, так как соответствующий закон о правах инвалидов пока не принят, и было бы необходимо, чтобы в него вернулись некоторые позиции, которые были утеряны в ходе обсуждения его проекта. В текущей версии недостаточно мер защиты прав, недостаточно прописаны эти самые права, недостаточно конкретизирован закон. Есть много отсылок к законодательству.

/

Мы утверждаем, что медицинское понимание инвалидности в нашей стране преобладает, хотя по конвенции должен превалировать социальный и правозащитный. На все это мы указываем в рекомендациях альтернативного отчета.

Есть там и наше давнее предложение о создании уполномоченного органа по правам инвалидов. Не совсем нас всех устраивает Республиканский межведомственный совет. Хорошо, что он работает, но раз у нас в стране нет омбудсмена, представителя по правам человека, то при Администрации президента было бы уместно создать надправительственный орган. Он бы осуществлял и контроль, и мониторинг в сфере прав и интересов людей с инвалидностью.

Нам очень важно, чтобы был антидискриминационный закон. Главное, чтобы он не был формальным. Дефиниция-то в проекте закона есть, но что с ней делать судам, административным органам – будет непонятно. Это должно быть более комплексное законодательное утверждение.

Мы настаиваем, что прямо сейчас надо либо останавливать, либо ограничивать действия норм, которые очевидно дискриминационные. Самое яркое –  при поступлении в ВУЗы – где есть перечень требований к здоровью лиц с инвалидностью, чего нет к остальным. Сюда же относятся противопоказания к журналистской работе. Нельзя, например, человеку с инвалидностью быть художественным руководителем. Для нас это совершенно непонятно. Существует целый набор норм, которые следовало бы остановить ввиду их сомнительности и дальше пересматривать.

Мы утверждаем, что необходима деинституциализация, и это не вопрос закрытия интернатов. Должна быть проработана стратегия страны, которая бы переводила монопольную государственную систему взаимодействия с людьми с инвалидностью через институты, органы и организации на то, чтобы человек сам управлял своей жизнью. У нас есть примеры и наработки, мы готовы в этой инициативе участвовать.

Организации, составлявшие альтернативный доклад, отмечают, что им не хватает поддержки со стороны государства. Если чиновникам выплачивается зарплата из бюджета, то почему бы и специалистам из гражданского сектора это не компенсировать. Государство требует немалых расходов по аренде, коммунальным и другим обязательным платежам. Для нас это странно, мы и без того делаем добавленную стоимость во всем этом процессе.

Мы стремимся к диверсификации государственной монополии в оказании услуг реабилитации и ухода. У нас социальная защита – практически полностью монополия во всех видах. Начиная от политики, заканчивая ТЦСОНами. Государству следует решительно передавать функции и полномочия негосударственному сектору. Здесь также встает вопрос финансирования и страхования.

Более того, вопрос дееспособности, лишения дееспособности, у нас не соответствует требованиям конвенции. Сама процедура требует длительного разбирательства. Это проблема существующей системы социальной защиты, и жизни людей, и методологии медицинской, и социальной. Все это невозможно решить в один день. По отчету видно, что наши организации коснулись всех статей конвенции, но некоторых рекомендаций так и не смогли дать, хоть и старались сделать это в максимальной мере. Мы формулировали проблемы.

Очевидно, что очень много написано о доступности, об образовании. И это характерно, потому что в последние несколько лет система образования плохо ведет диалог с гражданским сектором по поводу развития образования. Также есть достаточно непривычные для нас формы. Например, чрезвычайные ситуации и инвалидность. Тоже у нас есть своя позиция на этот счет. Традиционно много вопросов касается детей с инвалидностью.

Белорусские организации коснулись и независимого проживания. Проблема еще и в том, что в нашей стране нет такой правовой традиции формулировать и выстраивать политику для достижения независимого проживания. Конвенция в ст. 19 утверждает, что это один из приоритетов. Зачем мы вообще прикладываем усилия? Повышение качества жизни – звучит хорошо, но как это оценивать? В нашем государстве даже нет такого критерия. Мы предлагаем следовать конвенции. Помощь человеку с инвалидностью нужна ровно для того, чтобы он мог на равных с остальными самостоятельно жить в этом обществе.

Доклад как инструмент взаимодействия с государством

Возможно и вероятно, люди, читающие этот отчет, укажут на множество проблем, которые в нем не перечислены. За кадром их осталось достаточно много, и составители это прекрасно понимают. Да, доклад есть, но все проблемы он не решит. Это один из инструментов взаимодействия с государством. Мы также рады любому взаимодействию со стороны граждан. Давайте включать неозвученные вопросы в наш план и будем работать.

Государственный же отчет находится на сайте Комитета ООН по правам человека. На весенней сессии белорусский отчет не был включен на рассмотрение. Скорее всего, оно пройдет осенью этого года.

Если изучить рекомендации, которые уже получили наши соседи из Украины и России, то видно, что во многом они совпадают с мнением гражданского общества этих стран. Зачастую наши организации упрекают в том, что мы слишком резко и негативно отзываемся о ситуации в стране. Надо сказать, что на заседаниях от комитета к представителям разных стран звучат куда более резкие вопросы и замечания. Мы не видим оснований говорить, что гражданский сектор очерняет государственный. Мы дополняем и даем эффективные рекомендации.

У конвенции есть факультативный протокол №1, который наше государство категорически отказывается подписывать. Он делает обязательными отношения с комитетом. Вплоть до того, что гражданин, который прошел спор с государством до высшего уровня, может обратиться в комитет с жалобой. У нас такой возможности нет. К слову, дискуссия по отчетам с комитетом публичная. То есть, любой может это наблюдать, и репутационные риски у государства огромные. Наша страна выполнила свои обязанности по представлению доклада минута в минуту, срочно. Это очень показательно, что она так серьезно воспринимает свои обязанности.

/

Наши же рекомендации, надеемся, повлияют на проведение политики, которая будет созвучна работе наших организаций. Пока же государству с такой системой очень сложно соответствовать требованиям конвенции. Следующий отчет о прогрессе будет тяжело сделать, не начав реформы. Мы настаиваем, чтобы человек стал центром этой политики. Мы даже говорим не об инвалиде, а именно о человеке. Это наша главная цель.

/

Пока же с момента ратификации конвенции – самый заметный позитивный шаг – создание проекта закона о правах людей с инвалидностью и их социальной интеграции. Существует Национальный план по реализации норм конвенции, за последние два года некоторые подвижки есть. Активизировалась работа по имплементации требований. В Беларуси появилось больше стандартов, касающихся инвалидности. Скоро должен выйти стандарт терминологии. Что такое доступность или инвалидность? Это для того, чтобы не нужно было придумывать переводы с русского на русский. Мы много работали над стандартами по доступности. Это однозначно хорошо и такую работу нужно продолжать.
Немного изменился вектор взаимодействия с государством, что после должно принести свои плоды. Если же сейчас все остановить, мы быстро вернемся в прежнее состояние.

 

Записала  Ольга Северина
Фото Правозащитного центра «Весна»

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.