Мамы детей с инвалидностью в ловушке: почему белорусские женщины могут остаться без пенсии

Поддержи

Рубрики : Общество, Фото.

Сначала мамы вынуждены безотлучно заботиться о своих беспомощных детях, а после могут рассчитывать только на социальную пенсию – почему так получилось, разбирался Sputnik.

В пенсионной ловушке оказались мамы детей с тяжелыми нарушениями развития. Они не могут работать, поскольку их дети нуждаются в постоянной опеке, следовательно – не могут выработать стаж. Все, что им светит, – 115 рублей социальной пенсии.

Справка. Чтобы получать пенсию по возрасту, в Беларуси нужно наработать трудовой и страховой стаж.

* В трудовой входит то количество лет, которые вы отработали официально.

* Страховой стаж – тот период, за который производились отчисления в ФСЗН (Фонд социальной защиты населения).

Трудовой и страховой стаж – это разные вещи. Можно, к примеру, работать ремесленником, но при этом не уплачивать социальные взносы.

ФСЗН – это своего рода хранилище, куда стекаются все отчисления от рабочей части населения, из которых потом выплачиваются пенсии для стариков и людей с инвалидностью, пособия и другие социальные выплаты.

* В 2020 году минимальный страховой стаж составит 17,5 года.

Есть категории граждан, для которых он сокращен до пяти лет. К ним относятся матери людей с инвалидностью. Но даже эти послабления не всегда спасают тех, кто растит детей с тяжелыми нарушениями развития.

Невыдуманная история

Чтобы вы понимали, что это за дети и как живут их семьи, расскажем на примере семьи Светланы Корбут из Минска. У нее двое сыновей. И у каждого – интеллектуальные нарушения тяжелой степени.

Они беспомощны, как дети. Не говорят, не могут самостоятельно одеться и помыться. Боятся чужих людей. Когда им страшно, они кричат. Они редко бывают агрессивными. Но младший может бить самого себя. 

Своего первого сына Светлана родила в 19 лет. К тому моменту она успела окончить техникум и поработать семь месяцев в магазине.

В декретном стало понятно, что у ребенка – задержка развития. В детский сад его не взяли. В четыре годика Кириллу поставили инвалидность. Так Светлана оказалась запертой дома.

Только когда Кириллу исполнилось 10 лет, в Минске открылся первый ЦКРОиР (Центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации). Мальчик стал первым его посетителем. Такой центр стал неоценимой помощью для родителей, ведь ребенок может находиться здесь целый день, с ним занимаются педагоги.

Но Светлане не удалось снова выйти на работу. В семье появился второй ребенок Роман. По злой иронии судьбы к двум годам стало понятно, что у него тоже задержка в развитии. Он также не может посещать детский сад.

По правилам, в ЦКРОиР ребенок проходит обучение девять лет. После он переходит в отделение дневного пребывания инвалидов Территориального центра социального обслуживания населения (ТЦСОН).

В 19 лет Кирилл тоже должен был перевестись. Но вышло постановление Министерств здравоохранения и соцзащиты от 10 января 2013 г. №3/4.  В нем обозначены противопоказания для посещения ТЦСОН. Услугами центра, как выяснилось, не могут воспользоваться люди с тяжелыми нарушениями.

– Поэтому снова мы остались дома, – продолжает собеседница.

А как сейчас?

Старшему сыну Светланы скоро будет 26 лет. По будням Кирилл посещает психоневрологический интернат №4. Здесь действует пилотный проект для людей с тяжелыми нарушениями. Их обслуживают, кормят, моют при необходимости, а вечером они возвращаются в семью.

Для Светланы этот проект – настоящая палочка-выручалочка. Она очень боится, что его не поддержат и закроют. В таком случае сыну придется посещать ТЦСОН. Сейчас это уже возможно: при центрах стали открываться отделения, в которых принимают людей с тяжелыми нарушениями.

Но в Московском районе отделение переполнено. Кирилла можно приводить туда только во второй половине дня.

– Для нас оно не подходит, потому что Кирилл нуждается в помощи санитарок. А в ТЦСОН их нет, – говорит его мама.

Младшему сыну Светланы скоро исполнится 20 лет. Были попытки определить его в ТЦСОН. Но график его работы не подошел.

– Мне нужно приводить его в 13:30. Затем успокаивать после улицы минут 40. И через два часа снова забирать, – говорит Светлана.

Мама обращалась в Комитет по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома. Ей посоветовали водить сына в другой район. Это значит, что поездка по городу станет дольше, что критично для Романа, который очень боится улицы. В дороге у него может случиться истерика. Поэтому он пока остается дома.

Как найти работу?

В трудовой книжке у Светланы – чуть меньше года страхового стажа. А должно быть хотя бы пять.

В феврале Светлане исполнится 45 лет. Если она не заработает страховой стаж, ей назначат социальную пенсию, размер которой составляет 50% бюджета прожиточного минимума  (сейчас он равен 231,83 рубля) – чуть больше 115 рублей.

/

У родителей детей с инвалидностью есть возможность оформить пособие по уходу. Тогда идет трудовой стаж, а страховой не засчитывается. Ведь нет отчислений в ФСЗН.

/

Светлана признается, что даже подумывала о крайних мерах. Хотела оформить детей в интернат – фактически отказаться от них, чтобы наработать стаж. Но выяснилось, что это непросто, причем не только морально.

/

Мы узнавали, что, если оформить сыновей в психоневрологический интернат, мы должны за них платить. В месяц за двоих выходит 1000 рублей. Не знаю, где должна в таком случае работать, – признается собеседница.

/

Помочь Светлане некому. Ее отец болен, а мать уже довольно пожилая женщина. Родители мужа Светланы умерли.

Финансовой помощи тоже ждать неоткуда. Семья живет на зарплату мужа, который работает учителем физкультуры в школе.

– Я понимаю, что это моя проблема. Не государство рожало моих детей. Но у нас все-таки социально-ориентированное государство. Хотелось бы понимания, что инвалид инвалиду рознь. Я считаю, нужно освобождать от выработки страхового стажа родителей ребенка-инвалида, имеющего 4-ю степень утраты здоровья, который после 18 получил первую группу инвалидности и лишен дееспособности. Они привязаны к ребенку. И они его не бросили. Если бы их отдали в спецучреждения – для государства это было бы намного дороже, – отмечает Светлана.

Кого касается эта проблема?

Около 60-70% людей с инвалидностью не переходят в ТЦСОН и остаются сидеть дома, как Роман, сообщили Sputnik специалисты ОО «Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам» («БелАПДИиМИ»).

Основная причина в том, что далеко не все отделения дневного пребывания для инвалидов ТЦСОН имеют условия для того, чтобы в них находились люди с тяжелыми нарушениями.

– Это признает и государство, что большой процент людей с инвалидностью (60-70%) после окончания ЦКРОиР не переходят в отделения дневного пребывания, так как не везде созданы условия, – говорит Елена Титова, председатель Центрального совета ОО «БелАПДИиМИ».

В Минске ситуация попроще. Тут открыты 11 отделений. Они работают целый день, что дает возможность родителям ходить на работу. Хотя, как показывает пример Светланы, встречаются исключения.

Но в регионах есть проблемы. Отделения могут работать неполный день или находиться далеко, и к ним нет подвоза.

– Государство знает об этих проблемах. Условия пока еще формируются, – добавляет спикер агентства.

Люди с тяжелыми нарушениями, как правило, имеют первую группу инвалидности. Они недееспособны, они не могут устроиться на работу. Более того, нуждаются в регулярном или постоянном уходе со стороны. Созданные условия вынуждают родителей уйти с работы.

Какая нужна помощь?

С описанной проблемой сталкиваются родители людей с инвалидностью, которым исполнилось 18 лет. Но специалисты уверяют: сохранить работу фактически невозможно и мамам детей помладше. Несмотря на то, что они посещают ЦКРОиР, где созданы все необходимые условия.

Дело в том, что у детей с тяжелыми нарушениями снижен иммунитет, они часто болеют. Особенно это актуально при неврологических заболеваниях. Как показывает практика, родители вынуждены постоянно брать больничные. В какой-то момент наниматель понимает, что не готов терпеть такого сотрудника.

– Официально работать никак не получится. К таким выводам мы пришли, изучив истории наших семей, а их в ассоциации 2,2 тысячи, – подчеркивает Елена Титова.

В этой истории есть еще один нюанс. Если до 18 лет родителю без проблем дают больничный на ребенка, то после это уже запрещено. Поэтому работающим мамам приходится брать отпуск за свой счет, чтобы лечить своего взрослого ребенка. Как рассказывает Титова, ассоциация уже пять лет пытается добиться решения этого вопроса.

При этом, подчеркивает специалист, государству экономически выгодно, чтобы ребенок воспитывался в семье. Ведь содержание ребенка с инвалидностью в интернате обходится ему в две тысячи рублей ежемесячно. Мама получает не больше 400 рублей пособия.

Содержание взрослого обходится в тысячу рублей. При этом интернаты переполнены, есть очередь, что для государства тоже образует проблему.

/

Мы, родители, настаиваем на том, что уход за ребенком-инвалидом – это работа. Очень сложная работа. Мы выполняем эту работу круглосуточно, без выходных и отпуска. Если человеку ставят первую группу инвалидности или 4-ю степень утраты здоровья – это значит, что он нуждается в постоянном уходе со стороны, – говорит собеседница агентства.

/

– Таких мам просто необходимо освободить от выработки страхового стажа или увеличить пособие по уходу, из которого могли бы производиться отчисления, – добавляет она.

В Министерстве труда и социальной защиты отметили, что занимаются этим вопросом.

– Министерству труда и социальной защиты известна и понятна существующая проблема формирования права на трудовую пенсию для родителей инвалидов с детства. В силу объективных причин отдельные из них не могут выработать даже минимальный пятилетний страховой стаж, необходимый для назначения этой пенсии. В настоящее время Министерством прорабатывается вопрос об установлении дополнительных пенсионных гарантий для такой категории лиц, – сообщили в министерстве.

Также в ведомстве пояснили, что Светлану Корбут неправильно информировали по поводу оплаты проживания ее детей в интернате.

– Если бы героиня статьи пожелала поселить своих взрослых детей в психоневрологический интернат Минска, то ее доплата за них ежемесячно составляла бы порядка 123 рублей. В целом хотелось бы отметить, что плата за содержание проживающих в психоневрологических домах-интернатах зависит от их семейного статуса (одинокий либо имеющий трудоспособных членов семьи, обязанных его содержать) и размера получаемой пенсии, – отметили в министерстве.

Одинокие инвалиды I и II группы и одинокие граждане пожилого возраста поселяются в психоневрологические дома-интернаты бесплатно. С частичным возмещением средств бюджета поселяются граждане при наличии трудоспособных членов семьи, обязанных по закону их содержать.

При этом трудоспособный член семьи за проживание родственника в интернате осуществляет доплату в сумме, равной разнице между стоимостью проживания и размером пенсии поселяемого гражданина.

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.