«Можно привыкнуть к коляске, но не к тому, что ты инвалид». Татьяна из Минска о жизни после аварии и материнстве

Поддержи

Рубрика : Эксклюзив.

«Хотелось бы стать для кого-то примером того, как не опустить руки в трудной ситуации», – произносит во время нашей беседы Татьяна Дубодел. И ее история действительно может дать веру в свои силы многим.

Граница

Переломным моментом в размеренной жизни Татьяны и ее семьи стал отдых в Одессе. Впереди был выход из декретного отпуска, любимая работа, планы на счастливую семейную жизнь. Но судьба распорядилась по-своему. По дороге домой в Минск уже на территории Беларуси семья Татьяны попала в серьезное ДТП. Ее в момент столкновения подбросило и ударило о дверь: переломы обеих рук, ребер, таза, повреждение легких.

Но самое тяжелое – травма позвоночника. Операцию сделали вечером того же дня. Женщина уже пошла было на поправку, как неожиданно впала в кому. Оказалось, что ослабленный организм атаковала инфекция. Менингит.

/

Наша героиня могла умереть второй раз. Но благодаря квалифицированным врачам, крепкому организму и желанию жить победила недуг.

/

«Все верят, что встанут и побегут»

После реанимации Татьяна верила: все будет хорошо. Она вообще оптимист по жизни. Наверное, это и давало ей силы справляться со всеми трудностями. Реабилитация в Аксаковщине, позднее – те же упражнения, но уже дома… Мама нашей героини взяла отпуск на работе на какое-то время, ездила каждые два дня в Минск, помогала с ребенком, а также материально, так как глава семьи тогда не мог работать из-за собственной травмы.

«Я много читала о реабилитации, как люди восстанавливаются. Но на тот момент было так мало информации, – вспоминает собеседница. – Это сейчас есть тот же Инстаграм, где я могу общаться с ребятами из разных стран с похожей травмой. А тогда родные не знали, что со мной делать. Руки переломаны, сидеть тяжело. Это был сложный период для нас всех. Я всегда была самостоятельной, поэтому тяжело было свыкнуться с тем, что я не могу сама голову помыть, поесть. Хотя многие люди, которые попадают в подобную ситуацию и вынуждены жить с родными, привыкают к постоянному уходу. В какой-то степени они сами себя ограничивают. Не понимают, что могут жить самостоятельно, готовить, даже полы мыть. Поверьте, эти все навыки приходят со временем.

/

Первые год-два после травм позвоночника люди живут только реабилитацией. Цель – встать и побежать. Позже ты начинаешь понимать, что жизнь поменялась и, возможно, навсегда…

/

Надо что-то делать, жить дальше и по возможности качественно. В сентябре нынешнего года было 7 лет с момента моей травмы. Но я до сих пор не чувствую себя человеком с инвалидностью. Когда ты рожден здоровым человеком, то после травмы тебе сложно переключиться: ты можешь привыкнуть к коляске, потому что это единственное средство передвижения, но не к тому, что ты инвалид. Возможно, кто-то пользуется своим состоянием, чтобы все вокруг его жалели. Но все это зависит от характера человека».

Адаптация

Вот и у Татьяны Дубодел началась другая жизнь. После курса социальной адаптации в лагере активной реабилитации РАИК она поняла, что сама хочет помогать людям, и стала инструктором.

«Интересно, что помимо физических упражнений и обучения езде на коляске активного типа, в лагере проводятся лекции по правам людей с инвалидностью, ребят учат, как справляться с урологическими проблемами, которые возникают после травмы позвоночника. Обсуждают вопросы бытовой и интимной жизни, – рассказывает она. – Даже не представляете, как увлеченно курсанты слушают лекторов!

Также мы стараемся, чтобы после нашего курса люди могли быть самостоятельны в быту. Ведь есть разные уровни травмы. К примеру, у ребят с шейными травмами слабые руки, поэтому наши инструкторы показывают, как одеться и обуться. Могу сказать, что в первый день работы лагеря к нам приезжают курсанты в сопровождении близких, отвыкшие от того, что они личности, что они могут жить самостоятельно… А вот когда за ними возвращаются через 12 дней, то родные просто теряют дар речи, когда видят, как их сын или дочь сами пересаживаются из коляски в машину».

В период реабилитации Татьяны произошло неожиданное. В произошедшем ДТП обвинили ее мужа. Алексея осудили на 4,5 года. Сегодня, к счастью, глава семьи уже дома и стал надежной опорой для своих девочек. Но тогда наша героиня осталась практически одна в инвалидной коляске и с дочерью на руках. Но и здесь она смогла выстоять и не впасть в депрессию.

«Наш дом был совершенно не оборудован безбарьерной средой. При выходе на улицу меня всегда сопровождал муж, – вспоминает она. – А когда мужа посадили, встал вопрос: а как же дальше жить? Было предложение от родителей переехать к ним в Волковыск. Но они сами живут на восьмом этаже, и без посторонней помощи я не смогла бы выехать в город. А я не хотела беспокоить близких. Даже в момент реабилитации, как только мои руки зажили и я смогла управлять коляской, то сразу сказала: «Мама, все, не надо приезжать сюда». Она ведь работала посменно, ей тоже было тяжело.

/

Я и тогда старалась справляться с трудностями, как здоровая женщина, и сейчас продолжаю двигаться в этом направлении: готовлю, убираю, помогаю дочке с уроками, успеваю заниматься и своими делами, а муж в это время работает».

/

Еще одним фактором категорического отказа от переезда стала маленькая Даша. Татьяна посчитала, что для дочери будет тяжело расстаться со своим садиком, друзьями, привычной квартирой и переехать к бабушке.

«Сразу занялась безбарьеркой, – говорит наша собеседница. – Обратилась в администрацию района. Там вошли в мое положение и через четыре месяца после обращения установили подъемник. Это позволило выезжать с ребенком на улицу, водить дочку в садик и в первый класс. Помню, зимой сломался подъемник на несколько недель, и я просто не знала, что делать. Откликнулись соседи, у которых дети возраста моей дочки, отводили в школу своего ребенка и мою Дашу. Директор школы пришла на помощь, организовала сопровождение девочки домой. Общими усилиями мы и справились».

Нужно было за что-то жить, растить ребенка, платить за коммунальные услуги и при этом поддерживать, навещать супруга. Татьяне пришлось освоить обработку фотографий, а также стать телефонным оператором и начать работать в интернет-магазине. В 2017 году по социальной акции она окончила курсы по визажу, позже получила квалификацию мастера-бровиста.

/

Несмотря на инвалидность, нужно было оставаться сильной.

/

Мамы бывают разные

Какое-то время Татьяна была частой гостьей в школе дочери. Сейчас Дарья самостоятельна. Конечно, у малышей-первоклассников были свои вопросы. Тогда учительница провела с ними беседу, объяснила, что мамы бывают разные. Вот с Дашиной мамой случилась трагедия, но хуже она из-за этого ни в коем случае не стала. «Дети подходят со словами: «Ого, какие большие колеса. А почему ты в коляске сидишь?»

/

Детки ведь непосредственные, – произносит наша героиня. – Я объясняю, что спина сломана, и ножки не хотят ходить. Наши мальчики и девочки не видят людей с инвалидностью на улицах и многого не понимают».

/

Говоря о том, стеснялась ли дочка когда-нибудь мамы, Татьяна вспоминает один случай. Учительница дала ученикам задание: рассказать про свою маму и о том, чем она занимается. И вот тут Даша призналась, что не знает, чем же занимается ее мама. Она ведь не бухгалтер, не педагог, не врач…

«Тогда я поняла, что ребенку надо объяснить некоторые моменты. Да, я инвалид, но в то же время являюсь инструктором в лагере активной реабилитации, помогаю людям, закончила курсы визажиста, делаю женщин красивыми и счастливыми, управляюсь по дому, занимаюсь спортом, участвую в соревнованиях и турслетах для колясочников, веду активную жизнь. При этом я никогда не позволяю себе выглядеть плохо. Женщина даже в коляске должна быть ухоженной и оставаться женщиной. Тогда дочка все поняла и больше никаких вопросов не задавала. И, знаете, я вижу, что в Даше с каждым днем растет все большая гордость за меня», – улыбнулась собеседница.

Возвращение к жизни

После аварии Татьяна Дубодел перестала строить планы на жизнь, но не перестала мечтать. Вместе с супругом она мечтает о том, чтобы их родные и близкие были здоровы, а у дочки появилась отдельная комната.

«А еще хочу и буду заниматься волонтерством в лагере активной реабилитации. Я от этого получаю колоссальную энергию. Ведь нет большей степени удовлетворения, чем благодарность за возвращение к жизни», – подытожила наша героиня.

 

Виктория Лещенко
Фото из личного архива
Татьяны Дубодел

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.