Сиделка – не от слова «сидеть»

Рубрики: Новости.

Вот как раз сидеть сиделке приходится меньше всего. Потому что ухаживает она обычно за лежачим пожилым человеком, который иногда и руку-то поднять не может. Его нужно кормить, умывать и просто обмывать, вовремя давать лекарства. Слово сиделка, между прочим, из старого лексикона. Он уже вышел из обихода. Но вот слово «сиделка» сохранилось. Потому что само понятие сохранилось. Беспомощные люди были и будут всегда. И за ними нужно кому-то ухаживать. На бесплатной или платной основе.

Территориальный центр социального обслуживания населения этим и занимается. А конкретно мы сегодня говорим с Ольгой Львовной Комиссаровой, специалистом по соцработе Первомайского центра столицы.

1.

Ольга Львовна пришла в Центр работать в феврале 2009 года. Положение было, в общем, как и везде. Сиделок не хватало, получали они мало, да и желающих работать по этой специальности почти не было. Надо было с чего-то начинать, налаживать нужное дело.

Мингорисполком разработал и утвердил расценки на работу сиделок в дневное время, ночные часы, в выходные и праздничные дни. В общем, начало было положено. И хотя опыта никакого не было, вообще ничего не было, все равно, как говорится, лиха беда начало.

Как и в любом деловом начинании, Ольга Львовна составила план работы, представила его директору центра и была принята на работу. Первым делом, нужно было известить население о том, что такая служба есть, при этом одновременно набирать людей на работу. Объявления были развешаны в поликлиниках, больницах, аптеках и т.д. — в общем, в местах, где бывали потенциальные клиенты. Пришлось посетить редакцию рекламной газеты. В результате, объявления выходили два раза в неделю.

Начали приходить на работу люди. 36 человек прошло за это время через, так сказать, руки Ольги Львовны. У меня сразу возник вопрос: не многовато ли? Впрочем, Ольга Львовна сама на него ответила:

— Вот с чем я столкнулась. 5240 рублей платил нам заказчик за час работы сиделки. В принципе, это ведь сфера услуг, так? Но услуга особого рода. Человек попал в аварию, он тяжело болен, практически лежит на смертном одре. Все это психологически трудно перенести и сиделке. Из этих 5240 рублей половину идет на налоги! И получалось, что за час работы сиделка получала чуть более 2000 рублей. В итоге, сиделки начали уходить. Но ведь работать кому-то надо… Как выходить из положения?

2.

Есть, конечно, частные агентства, есть специальное отделение при больнице № 11, есть Дом милосердия. Но о них мы поговорим ниже. А для Ольги Львовны вопрос стоял просто и прямо: как удержать людей.

«Сарафанное радио» быстро разнесло вести о состоянии дел в службе сиделок Первомайского ТЦСОН. Люди звонили из других районов, спрашивали, советовались. Постепенно центр охватил весь Минск.

— Сиделки востребованы, — рассказывает Ольга Львовна, — Я, например, набирала людей так. Молодых вообще не брала. Пусть поживут, порадуются жизни, обратную ее сторону они еще узнают. Мне нужны были люди опытные, которые сталкивались с подобными ситуациями, знают, что такое боль, беспомощность, которые искренне сопереживают своим подопечным. Вот такие люди и нужны.

Что ж, вполне логично и разумно. Тот, кто не пережил своего горя – чужого не поймет. То есть, нужен житейский опыт. Кроме того, сиделка должна быть готова ко всему. Скажем, к тому, что ее подопечный умирает. Это ведь психологическая травма. И не все ее выдерживали, увольнялись. Часто бывает так, что старый человек превращается на фоне своей болезни в энергетического вампира. Попросту говоря, капризничает, выдвигает какие-то фантастические условия. Сиделка должна уметь не обращать внимания на выходки подопечного, как бы не замечать их. Для этого нужно только одно: безграничное терпение. Это редкий дар и далеко не все им обладают.

Ольга Львовна идет навстречу сиделкам. Предлагает отдохнуть, взять отпуск, прийти в себя. Собственно, психологическое состояние сиделки не менее важно, чем то же состояние подопечного. Кстати, Центр берется ухаживать за всеми, кому его помощь нужна. Исключая психически больных и больных туберкулезом. Инсульты, инфаркты, онкология, травмы после аварий и т.д., — круг обслуживаемых достаточно широк.

3.

У Ольги Львовны есть связи практически со всеми подобными учреждениями в городе. В частности, с еврейской службой патронажных сестер «Хэссэд Рахамим». Вот там дело поставлено действительно здорово, отметила Ольга Львовна. Допустим, там периодически устраиваются курсы для патронажных сестер. Приходит специалист и подробно объясняет, например, как обращаться с парализованным человеком, как подойти, как перевернуть, как сменить памперсы и т.д. Сестра получает конкретные знания.

— Мы государственное учреждение, — продолжает Ольга Львовна, — мы даем гарантии. Центр несет ответственность за работу своих сиделок. Поэтому обращений за услугами сиделок много. Но в связи с тем, что расценки на услуги сиделки не увеличиваются, а зарплата сиделки зависит от стоимости услуг, сиделки договариваются и уходят работать к заказчику, а Центр выступает как посредник между сиделкой и заказчиком и теряет клиента.

Звоню в «Хэссэд Рахамим». Этот патронажный центр обслуживает только евреев. Расценки там такие: если подопечный ходячий, то час заказчику обходится в 9400 рублей, а если лежачий, то 11400. Здесь можно работать на полставки – это 20 часов в неделю или на ставку – 40 часов. Есть ли проблемы?

— Да, — ответили мне в центре, — проблемы есть. Прежде всего, с патронажными сестрами, Их попросту не хватает. Вот в провинции такой проблемы нет, потому что там и работы особой нет. Вот и идут люди.

Около 2 млн. рублей получает патронажная сестра в «Хэссэд Рахамим».

В сестринской палате при 11-й больнице сиделок вообще нет. Их работу выполняют обычные штатные медсестры, зарплату они тоже получают обычную. Это отделение платное, сутки пребывания здесь обходятся в 142 тыс. рублей. Теперь подсчитайте свои доходы и умножьте их хотя бы на 30 суток пребывания. Вы потянете такие расходы?

Есть еще агентство «Сузор’е», оно как раз специализируется на уходе. За подбор сиделки и заключение договора вам придется выложить

1 млн. 350 тысяч рублей. За час работы сиделки нужно платить 2 доллара (по другим данным от 2 до 5 долларов). При этом сиделка должна отдавать агентству 10% заработанной суммы за первый месяц работы.

Ну, и наконец, Дом милосердия. Это стационар. Сутки пребывания здесь стоят 300 тыс. рублей. При этом больной должен иметь свои лекарства, памперсы и т.д. Возьмем все те же 30 суток. Получается 9 млн. рублей.

Вот подумайте и скажите, кто из граждан может себе позволить такое? Только очень обеспеченные люди.

После разговора с Ольгой Львовной у меня сложилось мнение. Оно личное и к моей собеседнице отношения не имеет. Что социальные службы, которые должны предоставить вам сиделку, могут просто её не найти.

И что же, платить по 300 тысяч за сутки в Доме милосердия? Или идти в агентство «Сузор’е», или в сестринскую палату? В общем, спасибо Ольге Львовне за беседу, но у автора возникло гораздо больше вопросов, чем ответов на них.

Сергей Шевцов

Фото автора

 

 

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.