Без объяснения причин

Рубрики: Новости.

Почему инвалид не может получить кредит?

С банками никто из коллег связываться не хочет. Прекрасно их понимаю: журналисты тоже люди, как и всем людям, им иногда хочется взять кредит. Напишешь плохо – автоматически попадешь в «черный список». И тебе кредит не дадут. И объяснять ничего не станут, у банка такое право есть. Особенно, у коммерческого. В принципе, любой банк – структура коммерческая, государственный он или частный. Просто в частном вся информация еще более засекречена. Все же меня даже возможность попасть в «черный список» не останавливает. Потому что речь не обо мне лично, а об инвалидах. И вот вам две истории, если хотите, кредитные, как выражаются в банках. Но мне кажется, они сначала человеческие. А о деньгах пока забудьте. Тем более, говорят, они дурно пахнут.

Итак, истории об инвалидах и деньгах, которые они у банков хотели одолжить.

«От зарплаты до зарплаты»

Виктор Михайлович Науменко живет в Жлобине. Он инвалид 1-й группы и передвигается на коляске. Невеселая перспектива на всю жизнь, но она, жизнь, штука коварная: никто и никогда не знает, с какой крыши «упадет на голову кирпич», фигурально выражаясь. У Виктора Михайловича была травма, в результате – он на коляске. Даже по телефону автор почувствовал, что говорит с настоящим мужиком. О причинах инвалидности он сказал одним словом — травма, а больше никаких подробностей, тем более, слезливо-жалобных. За этим читалось: ну, что ж делать, так вышло, надо жить дальше. Виктор Михайлович так не говорил, но я понял его и без слов. И зауважал.

Действительно, а что остается – надо жить. Виктор Михайлович и живет. Между прочим, он зарегистрирован предпринимателем, у него свое небольшое дело. Конкретно: оптовая торговля препаратами для борьбы с насекомыми. Дело сезонное, как раз вот и сезон скоро начнется. Народ выйдет на свои участки и займется посадкой овощей и картошки. Тут-то и потребуются инсектициды для борьбы с вредителями. Это особенно важно теперь, когда кризис, все дорожает и без собственного запаса солений-варений прожить будет трудновато.

В общем, задача Науменко-предпринимателя: где-то оптом закупить нужный товар, привезти его в Жлобин и продать. Бизнес, конечно, не сильно прибыльный, но ведь заниматься им все же лучше, чем сидеть и страдать по поводу своей ущербности. Хотя, в этом бизнесе есть свои особенности.

Например, такая особенность: предпринимателю самому нужно закупать товар, соответственно, и ездить самому. Раньше Виктор Михайлович даже в Москву ездил. Не один, понятно, с сопровождающим, тем не менее, сам. В Москве и выбор побогаче, и товар подешевле, а ездили на маршрутке, теперь до бывшей столицы СССР добраться можно легко. Но…

За белорусские рубли в Москве ничего не купишь, нужна валюта. Думаю, по этой причине они с женой взяли в банке валютный кредит. Ясно, что нужно для дела, да только отдавать кредит нужно тоже в валюте. В какой-то момент, пару месяцев назад, семья осталась без денег. Сам Виктор Михайлович получает приличную пенсию, где-то 1 миллион 200 тысяч, жена работает, но курс валюты неустойчив. Короче говоря, Науменко решил взять небольшой кредит на год. Меньше миллиона – это теперь действительно небольшие деньги. Чтобы свести концы с концами.

Виктор Михайлович обратился в «Сомбелбанк», потому что там не требовалось поручителей. Кредит, кстати, назывался «от зарплаты до зарплаты». Позвонил, ответили: приезжайте, не вопрос. Науменко и поехал. На своей коляске. А было, между прочим, холодно. Девушка в банке приняла его документы и попросила подождать полчаса. Виктор Михайлович ждал на улице, порядком замерз и позвонил в банк опять. Ответила уже другая работница, начала выяснять, почему он стал инвалидом и прочее. Науменко плюнул и поехал на коляске в банк.

Там ему прямо сказали, что кредит не дадут. Почему? Мы имеем право не объяснять – почему. Так ему ответили. Узнав, что он предприниматель, предложили привезти соответствующие документы, тогда, мол, дело сдвинется. А Виктор Михайлович подумал: ехать на коляске домой, потом опять в банк, без всяких гарантий получения кредита – зачем мне это нужно?

— Не дали мне кредит, — считает он, — потому что инвалид. Вот и все дела.

Может, Виктор Михайлович ошибается, может, у «Сомбелбанка» были серьезные основания не давать ему кредит? Мой собеседник рассказывает историю своего товарища, тоже инвалида. Год назад он тоже брал кредит, и тоже ему вначале не давали.

— Если б вы знали, что ему пройти пришлось…, — говорит Науменко. – Дошел до самых верхов, Крым и Рим, как говорится, прошел… Только после этого кредита добился. Я этого не хочу. Это что же, мне каждый раз повторять его дорогу? Спасибо, не надо.

Молодой человек в очереди посоветовал ему обратиться в другие банки. Виктор Михайлович ему ничего не ответил, а про себя подумал: « Так ведь и там не дадут! Без объяснения причин…».

 

Оставили без колес

Без колес, проще говоря, без машины, оставили жителя Наровли Григория Юрьевича Мургу. Говоря более точно, машина его состарилась и требовала срочного ремонта. Для обычного человека проблема только в деньгах. Плати – и получай средство передвижения. Собственно, и для Григория Юрьевича проблема бы заключалась в деньгах, и только, если б не одно но. Он – инвалид 1-й группы с пенсией в 800 тыс. руб. Без банковского кредита ему было никак не обойтись. Однако, возникли сложности. Тут необходимо немножко рассказать читателям историю жизни Григория Мурги.

Во времена СССР проблем не было не только с работой, но и с ее местом. Хочешь работать на Дальнем Востоке – пожалуйста, понравился Казахстан – милости просим. Вот Григорий Юрьевич попал в Казахстан. Между прочим, если верить его словам (а я верю), он там сделал блестящую карьеру. Начал ее простым сварщиком на элеваторе, а закончил заместителем директора. Отработал там 12 лет. Но эти годы ему в зачет при начислении пенсии по инвалидности не пошли.

Григорий Юрьевич особо в подробности не вдавался, а я его не терзал вопросами, понимая, что ему трудно это все вспоминать. Поэтому домысливаю сам. Скорее всего, когда под конец перестройки в Казахстане начались волнения на национальной почве, когда Союз уже зашатался, а потом и рухнул, Григорий Мурга решил вернуться на родину. Это понятно. Непонятно, как быть со стажем. Ведь Казахстан теперь – отдельное независимое государство. Вроде ты там работал, а вроде и нет. Одним словом, надо было предпринять немалые (как в моральном, так и в материальном смысле) усилия, чтобы эти 12 лет восстановить для пенсии. Видно, Григорий Юрьевич не захотел, как всегда у нас, понадеялся на «авось». Но даже «авось» не всегда срабатывает.

Уже здесь, в Беларуси, Мурга попал в аварию вместе с родственником жены. Родственник погиб, а Григорий Юрьевич стал инвалидом. Шесть лет он занимался специальной гимнастикой и носил на ногах специальные аппараты, помогающие передвигаться, но весящие по 12 кг каждый. Попробуйте представить, каково это в таком состоянии таскать на себе лишних 24 кило груза… Представили? Тогда идем дальше.

А куда идти-то? Теперь Григорий Юрьевич передвигается только на костылях, ноги у него практически не работают. Коляски нет и не предвидится. Как же, спрашиваю, ваше районное отделение ОО «БелОИ»?

— Да никак, — просто ответил собеседник. – Там проблема – найти деньги, чтобы кого-то поздравить с юбилеем…

Понятно. Мурге постоянно требуются определенные лекарства. Вникните в то, как он их получает. Григорий Юрьевич – детдомовец, а они, как известно, своих в беде не бросают. Вот и у Мурги нашлись старые знакомые по детдому, которые работали в Москве, в фармацевтической фирме. Узнав о беде друга, они решили сбрасываться и покупать ему лекарства. Ему оставалось только каким-то образом добраться до Минска и дождаться прихода московского поезда. Потом получить из рук в руки лекарство и разъехаться: один в Москву, другой в Наровлю. Здесь я тоже сделаю небольшое примечание.

В молодости я год жил в Мозыре, с которым соседствует Наровля. Все местные жители добираются до Минска и обратно одним поездом «Барановичи – Коростень». Только он через Наровлю не идет, нет там железной дороги. Из Мозыря до Наровли Мурге приходилось добираться на автобусе. Теперь вспомните, что он передвигается только на костылях. Заодно представьте, что он при этом испытывал…

Однако, вернемся к машине. У Григория Юрьевича есть ВАЗ-2106, 1970-го года выпуска, купленный с рук. «Жигуленку», значит, пошел пятый десяток. Но он еще бегает. Вот только Мурге необходимо отремонтировать кузов, перебрать двигатель и пройти после этого техосмотр. Люди у нас мастеровитые, могут из ничего сделать что-то, правда, просят за это 3 млн. руб. и сразу. А сразу Мурга заплатить, конечно, не мог. Поэтому и решил взять кредит. Прикинул, что если взять кредит на 3 года, то в месяц придется выплачивать порядка 300 тысяч. Вполне терпимо. Поехал в Мозырь, где есть филиал все того же «Сомбелбанка».

Ему отказали в кредите…

Самое смешное заключается в том, что, как мне рассказали, «Сомбелбанк» — совместная белорусско-казахстанская структура. Ну, да Бог с ним, с происхождением банка, важнее то, что кредит он не дал. Естественно, без объяснения причин. Я легко дозвонился до головного офиса банка в Минске. Правда, разговор с невидимой барышней легким не получился. Передаю его почти в точности, как записал:

— Вы можете пояснить, почему было отказано в кредите Мурге Григорию Юрьевичу из Наровли? Потому что он инвалид, так?

— Мы не комментируем причину отказа. Значит, так посчитала служба безопасности.

— Но ведь он мог выплачивать 300 тысяч в месяц. Служба безопасности до этого не докопалась?

— В регламенте банка записано, что он имеет право не комментировать причину отказа.

Тут, прошу прощения, я сорвался с цепи:

— А когда вы имеете право комментировать? Когда крест на могиле уже стоит?

— Спасибо за звонок.

— Пожалуйста.

Ну, вот, на этом все. Что хочешь, то и думай. Как пожелаешь, так и считай. Безнадега какая-то… В случае с Григорием Юрьевичем машина как раз и не была роскошью, а исключительно средством передвижения. Больше того, и средством выживания. На машине Мурга объезжал близлежащие колхозы, встречался с их председателями и договаривался купить картошку, капусту и прочий овощ подешевле. Ему всегда шли навстречу, никогда не отказывали. Да и как откажешь человеку на костылях?

Своего дома у Григория Юрьевича нет. Если хотите, он так и остался детдомовцем. Насколько я понял, живет у родственника жены или нынешней гражданской жены. А первая его жена умерла. Осталась дочь, она живет в России. Помогает ли? А чем? В прошлом году она приезжала к отцу погостить. Когда уезжала обратно, пришлось решать проблему: где достать денег на билет? Чем же она поможет отцу?

У Григория Юрьевича была ко мне одна-единственная просьба: как-нибудь передать министру финансов Республики Беларусь, чтобы он помог, приказал бы выдать кредит. И вы пожалуйста, не смейтесь, ничего наивного в этой просьбе я не вижу. А вижу беспомощного человека, который попал в безвыходное положение. Увидьте и вы.

А к банку у Григория Юрьевича претензий нет:

— Ну, что эта девушка? Ей сказали, как отвечать, так она и отвечает. Решает-то не она…

Все правильно, решает не она. И даже не ее начальство или даже кто повыше. Все за себя решают сами деньги, особенно большие деньги. Закон простой, почти блатной по сути: вход стоит рубль, а выход – два. Другими словами, одни деньги должны делать другие деньги, еще большие, чем в начале. Ну а ежели это не так, то что-то в системе не срабатывает, что-то ее тормозит. Требуется ремонт, замена старых частей механизма на новые. Человек теряется где-то среди этих пыльных (или новеньких) гор банкнот. И все равно, как они называются: рубли или доллары, евро или песеты.

Сергей ШЕВЦОВ

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.