«Когда в голове хаос». Британская писательница рассказала о дислексии и о том, что мы упускаем в воспитании детей

Поддержи

Рубрика : Эксклюзив.

Наверняка, в каждом классе есть мальчик или девочка, что не успевает за остальными. Получает плохие отметки, путает слова в предложениях или медленно читает. Нет, не стоит думать, будто этот ребенок глупый: уже с 1887 года медики говорят о таком явлении, как дислексия.

«Азбука» дислексии: что это и как работает?

Если рассматривать дислексию как нарушение, то оно тяготеет к навыкам чтения и письма. Эта особенность может выражаться в нескольких формах. Чаще всего люди, страдающие дислексией, не могут сходу правильно прочитать слово или распознать буквы.

Оптическая дислексия. Характеризуется тем, что человек не может отличить буквы. Например «п» и «н» воспринимаются одинаково, ведь состоят из похожих комбинаций черточек.

Семантическая дислексия. Проявляется так, что человек читает текст, но не понимает его смысл. Более конкретно: можно распознать слова, но не сопоставить их со смыслом.

Аграмматическая дислексия . Это невозможность согласовать слова в предложении. Для такой формы нарушения типичны «красная яблоко» и «белоснежный поле».

Фонематическая дислексия. Фактически является «классической». Здесь распространена путаница в буквах и перестановка слогов.

Мнестическая дислексия. Выражается в том, что человек не может запомнить связь графического знака и звука. Для такого дислексика буквы – нечто непонятное и абстрактное.

Казалось бы, дислексия не такое уж распространенное явление. Но даже по самым скромным подсчетам от этого недуга страдает каждый десятый житель планеты. В Беларуси существует инициатива Dyslexia Belarus, которая старается объединить людей с дислексией и помогать им с интеграцией и адаптацией.

Именно Dyslexia Belarus инициировала приезд в Минск британской писательницы Маргарет Рук. В рамках Всемирной недели осведомленности о дислексии она поделилась опытом борьбы с необычным нарушением и историями людей, которые превратили свой недуг в суперспособность.

Плохие отметки и много «домашки»

11 октября в Институте им. Гете в Минске собрались специалисты в области коррекционной педагогики и родители, чьи дети столкнулись с дислексией. Вопросы, помеченные как важные, остаются те же: как ребенку с дислексией учиться в школе? Как сделать так, чтобы он не чувствовал себя отстающим? Что сделать, чтобы школьные учителя принимали особенных детей и вели себя более снисходительно?

Маргарет Рук написала книгу «Дислексия – это моя суперсила», в которой собрала истории людей, не считающих недуг преградой для самореализации.

/

«Многие родители зацикливаются на том, что дети с дислексией приносят из школы плохие отметки. И не замечают, что сам ребенок уникален», – делится Маргарет.

/

Действительно, школьная программа подразумевает большую нагрузку и приличное количество домашних заданий, с которыми дислексик не справляется так быстро, как остальные школьники. И просто сказать «старайся, все получится!» – недостаточно.

Во время выступления Маргарет подчеркнула, что главное – это понимание того, что не все могут учиться одинаково. «Учителя должны знать, что есть много способов обучения, которыми можно пользоваться» – считает писательница.

Однажды и она столкнулась с дислексией: узнала, что ее дочь в 13 лет не может правильно написать самые простые слова. Но Маргарет нашла в нарушении своего ребенка определенные плюсы, ведь главная способность дислексиков – способность видеть большую картинку, а не детали. Например, одна из героинь книги Рук любила в детстве переставлять мебель. Родители могли уходить на работу, а возвращаться в совершенно другую квартиру! Это ярко демонстрирует стремление дислексиков масштабировать окружающую среду и менять ее по своему желанию.

Дислексия по-белорусски

В Беларуси не существует схемы работы с детьми-дислексиками. Более того, никакой особой системы школьного оценивания тоже нет. Специалисты отмечают, что только человеческий фактор может повлиять на ситуацию – учителя могут дополнительно заниматься с дислексиками, повторно писать с ними диктанты. Но опять-таки это возможно лишь при желании преподавателей, что и порождает множество вопросов со стороны родителей. На встрече с Маргарет Рук они поделились главной проблемой – необходимостью учить уроки вместе с детьми на протяжении долгих часов. «Сперва мы читаем «Букварь», а уже через год начинается «Человек и мир». Для ребенка с дислексией это слишком резкий скачок, который не учитывают составители школьной программы», – говорят родители.

Сложно сказать, насколько учителя осведомлены о проблемах детской дислексии. Последние пять лет молодые специалисты, которые оканчивают любой педагогический вуз, проходят курс «Основы коррекционной педагогики». Но многие родители отмечают, что учителя впервые слышат от них о таком понятии, как дислексия.

/

Единственное, что можно сделать сейчас, – это всячески говорить о нарушениях и особенностях. Чем больше людей будет знать о проблемах, тем быстрее они начнут решаться.

/

Dyslexia Belarus – движение, которое создает равные условия для жизни и учебы дислексиков. Оно работает над тем, чтобы люди с дислексией имели возможность ранней диагностики заболевания и свободного доступа к учебным материалам, своевременную консультативную поддержку и помощь в социальной инклюзии.

 

Александра Камко

Фото из архива Dyslexia Belarus

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook Vk

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.