Одинокая мама взрослого сына с ментальным нарушением: «Боюсь за судьбу Юры»

Поддержи

Рубрика : Общество.

Мать и сын-инвалид остались друг у друга одни. В этой ситуации женщина не может перестать волноваться о том, что будет с ним, взрослым мужчиной, когда он останется совсем без родных. «Хочется, чтобы нашелся понимающий и заботливый человек», – пишет в письме о своей проблеме Наталья Шумакова из агрогородка Блонь под Марьиной Горкой Минской области. Только чаяния Натальи Михайловны не совсем касаются устройства личной жизни ее 35-ти летнего сына Юрия.

Она боится, что он после того, как потеряет своего единственного опекуна, попадет в интернат, останется с чужими людьми и может лишиться наследуемой квартиры. Больше всего в подобных ситуациях люди опасаются, что будет с психологическим состоянием их близкого человека, как с ним далее обойдутся и насколько правильно ему помогут.
Наталье Михайловне 60 лет. С юности она привыкла рассчитывать на себя.

Сразу после школы начала работать, нужно было помогать матери. Вышла замуж, но брак складывался не самым счастливым образом. Муж нередко позволял себе выпить лишнего, однако 7  лет супруги все же прожили вместе. У пары родились два сына: Юрий и Николай. Между ними два года разницы. У старшего – ментальное нарушение, а у младшего – множественные психофизические, включая гидроцефалию.

Ради старшего Юры матери пришлось бросить работу почтальона в Мстиславле Могилёвской области, где и жила тогда семья. Женщина пошла уборщицей в школу, чтобы постоянно сопровождать сына. На комиссии, перед учебой, мальчика уже было собирались не пускать в 1-ый класс.

«Нас постоянно все отстаивали: классный руководитель, учителя, родители. Я и сама была не промах», – рассказывает Наталья Михайловна.

Случился конфликт и в 4-ом классе, когда тот же самый директор, который принимал на учебу ребенка, поставил вопрос об исключении его из школы. В очередной раз для мамы с сыном нашлась защита. Юра учился в слабом классе, успевал средне. У него хорошо получалось учить наизусть стихотворения из курса белорусской литературы, как вспоминают они вдвоем. Сдал экзамены и после 9-го класса. Правда, в самом конце 4-ой четверти выпускник 3 недели отлежал в клинике и выписался уже с присвоенной 2-ой группой инвалидности.

«Вы же понимаете, пенсия нужна была», – признается героиня. – В армию могли бы забрать, – выдает Юрий. Дальше учиться юноша не пошел, и они переехали в Блонь. Здесь жила мать Натальи Михайловны, которая и помогала дочке.

Вскоре после переезда женщина устроилась дворником в санаторий, но через несколько месяцев руководству показалось, что сотрудница не хочет работать. Общего стажа без учета времени, потраченного на уход за двумя детьми с инвалидностью, набралось около 15-ти лет. Больше она не работала. Особо было и некогда с сыновьями на руках. В уходе и внимании постоянно нуждался младший сын Николай, глаз да глаз нужен был и за Юрием. Наталья Михайловна не ропщет, ведь всегда кто-то приходил на помощь, и институции, и просто соседи. Складывались у женщины и новые отношения.

В прошлом году сельсовет подарил телевизор, в квартире также заменили проводку. Фонд социальной защиты выделил деньги на новую газовую плиту и дал материальную помощь на лекарства женщине. Получили и адресную помощь на полгода. В августе пойдут за регулярной гуманитарной помощью, одеждой к холодам.

 

«Вот футболка сейчас на Юре, это из гуманитарки», – обращает внимание она.

Приходит, например, навестить и чем-нибудь помочь соседка. У нее самой есть ментальное нарушение, она многодетная мать, воспитывает с дочерьми внуков. Ее муж, к сожалению, уже умер. Вот так и поддерживают друг друга. Еще одна знакомая покупает Наталье с Юрием мясо и приносит его в долг. Мы разговаривали в день пенсии мужчины, когда как раз должна была зайти эта женщина.

«Ботинки Юре тоже в долг взяли», – говорит Наталья.

В прошлом году она лежала в больнице с проблемами со здоровьем, связанными с возрастными изменениями. Неврологический профиль, страдают ноги. Сын подхватывает мамину реплику и говорит, что врачи обнаружили у нее целый букет заболеваний. Пока женщины не было дома, Юра был под присмотром соседей.

«С газом сложно, не хочу его одного оставлять и подвергать такой опасности. Достаточно крупные суммы денег тоже не доверяю ему. Знаете, люди всякие бывают. Пока меня не было, тут один товарищ, тоже с инвалидностью, уже хотел Юру подпоить и ограбить. Вовремя вмешались соседи, вызвали милицию», – делится она.

Младший сын Натальи Михайловны Николай был с рождения тяжело болен, и в возрасте 29-ти лет от осложнений основного диагноза умер. При жизни молодого человека вели врачи-генетики, которые занимались изучением наследственных заболеваний. Поднимала детей Наталья Михайловна не одна. У нее появились новые отношения, семья жила довольно благополучно. Помогал семье и ТЦСОН, какое-то время приходил соцработник, значит, была дополнительная полегка с младшим сыном. Старший же ездил в отделение дневного пребывания на занятия с 2010-го по 2015-й год. Это было его единственное дополнительное развитие после школы. Там молодого человека обучили минимальной компьютерной грамоте и занимались творчеством. Над кроватью Юрия до сих пор висят его работы в достаточно сложной технике.

Но с 2014-го по 2015-ый год в семье умерли и младший сын Натальи, и новый муж. Обоих родственников, которые остались без близких, это повергло в шок. Значительно поубавилось в семейном бюджете и денег. Наталья перестала возить сына на занятия. Родственники мужа отдали ей погребальные деньги. Женщина до этого еще, к слову, смотрела старенькую маму мужчины.

Такой необходимости больше не было, а за те деньги Наталья купила сыну Юрию ноутбук, в котором, говорят, сейчас уже не работает аккумулятор. А вот на ограду для могилы младшего сына так за 4 года накопить не удалось. Пару лет назад у нее появился сожитель, который им с сыном 2 года и помогал. О былой жизни напоминают теперь детские игрушки, которые второй муж покупал уже взрослым ее сыновьям.

«Они все равно, как маленькие дети. Не знаю, насколько это правильно, но на тот момент было уместно», – считает героиня.

Про первого мужа женщина даже и говорить не хочет и не знает, что с ним. В 2005-ом году умерла мать Натальи Михайловны. Для семьи это стало большим горем. Так и завели первого котенка – от одиночества. Сейчас питомцев уже 7 – 5 кошек и 2 кота. Старшая – Василиса, младшая – Маша. Есть еще Василиса, которая помладше, Афоня, Дымка, Марьян и Белячок. Где какой, сразу не разобрать и дома не найти. Кто-то на улице, а кто-то через форточку на кухне, а квартира на втором этаже, запрыгивает обратно. Матери и сыну они только в радость. Как и девочка-соседка этажом ниже, которая прибегает пообщаться с Юрой и погладить котов.

«Ей сейчас тяжело, потому что пару недель назад скоропостижно умерла ее мама. Осталось еще двое детей, которые сейчас у бабушки с дедушкой. Присматривает за ними и отец, но у него есть другая семья», – вводит в курс дела Наталья Михайловна.

С Юрой семилетняя девочка играет, например, в мяч. Еще они могут побегать или покружиться. Работать Юрий не пробовал. Он способен выполнять простые задания, но пока только под присмотром. Спрашиваю, чем бы хотел заниматься.

«Наверное, поработал бы дворником, нравится эта профессия», – говорит он.

Опыта трудоустройства и прохождения собеседований у него тоже нет. Мама добавляет, что сын помогает ей вскопать что-то на небольшом огороде рядом с домом. «Конечно, надо бы куда-то ему пойти на работу, но мы не искали ничего, не знаем, возьмут ли. Занятость, конечно, сделает его более самостоятельным», – рассуждает Наталья.

«Я могу сам сходить в магазин», – тут же добавляет Юрий.

Волнует семью и бытовая неустроенность. Хозяйка хочет заменить окна, сделать мелкий косметический ремонт и установить ограду на могиле младшего сына. Сейчас они располагают двумя пенсиями, в месяц, это приблизительно 500 рублей.

«Только что были в магазине, отдали 40 рублей. Практически ничего не купили: принесли яйца, молоко, хлеб. Сын попросил мороженое. А еще же коммунальные платежи, ZALA и лекарства. Едим, как и все, картошку и макароны, делаем салаты, изысков не покупаем, а денег все равно не хватает. Не хотим наглеть перед исполкомом, там и без того все наши просьбы стараются выполнить», – комментирует свой бюджет женщина.

Наталья Михайловна говорит, что очень хочет подготовить сына к самостоятельной жизни после того, как ее не станет. Но очевидных вариантов, как это лучше сделать, у нее нет. Она верит, что это возможно. Острых состояний, связанных с диагнозом, у сына не бывает. Может, конечно, обидеться, если что-то поперек сказать или сделать, но это не так критично.

Сделать пожертвование можно с помощью баланса телефона или ЕРИП. 

 

 

 

 

 

Ольга СЕВЕРИНА
Фото автора

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.