«Не отрежешь ногу − снимем группу». Как девушка с инвалидностью из Гомеля нашла себя

Поддержи

Рубрика : Общество.

Ирина Марченко − девушка из Гомеля, у которой за плечами детство в интернате, множество операций, ампутация ноги и «отсутствие перспектив». Как не потерять надежду и стать счастливой, достойно выдержав все испытания, читайте в материале lady.tut.by.

Жизнь двадцативосьмилетней Ирины сейчас мало чем отличается от жизни ее сверстников. Ведение домашнего хозяйства, две работы, походы по магазинам и встречи с друзьями. Но если для большинства людей эта повседневность −данность, то Ира цеплялась за возможность жить таким образом из последних сил.

Ее детство началось в доме малютки: биологические родители отказались от девочки сразу после ее рождения.

− Мама сильно зависит от чужого мнения. Воспитывать ребенка-инвалида? А что люди скажут? − рассказывает девушка.

Ирина перенесла множество операций.

− Их было столько, что я точное количество и не назову. В областной больнице меня называют «дитя отделения» − хорошо запомнили «постоянную клиентку», − улыбается она. − Первый раз прооперировали в три года: зашивали расщелину нёба. Потом − многочисленные вмешательства, чтобы вернуть работоспособность руке и «вытянуть» до нормального размера недоразвитую от рождения ногу.

Разницу в длине ног в восемь сантиметров врачи пытались сократить разными способами, но ни один из них не работал. Поэтому в девять лет Ире специально сломали колено: после такой операции конечность «удлиняют», фиксируя конструкцию спицами и гипсом. Перелом постепенно срастается благодаря новой костной ткани, и человек получает шанс если не на полное, то на частичное выздоровление. Но в случае героини чуда не произошло.

− Ногу мне сломали неудачно. После этого она перестала развиваться от слова «совсем», − вспоминает она. − Так я с ней и жила, пока не начались ежегодные комиссии МРЭК. У меня вторая группа инвалидности, и раз в год я должна ее подтверждать. Мне не единожды грозили: «Не отрежешь ногу − снимем группу». Пришлось решиться на этот шаг. О котором сейчас я, кстати, не жалею.

«Каждый может взять костыли и сказать, что он инвалид»

Но на этом история с МРЭК у Ирины не закончилась. Четыре года назад девушка поставила себе протез, который комиссия восприняла как полное исцеление.

− Председатель ортопедотравматологической МРЭК сказал прямо: «Ну раз вы уже на двух ногах, то группу мы вам снимаем. А то каждый может взять костыли и сказать, что у него инвалидность», − говорит героиня.

Сейчас Ира рассказывает обо всем с улыбкой, но отстоять свои права и пенсию стоило ей огромных сил и нервов. О чем девушка вспоминает, кажется, с легкостью.

− Я стараюсь не унывать и всегда верю в лучшее. И в то, что все трудности − минутные. Для меня важно быть наравне со всеми. Многие люди (даже здоровые) плачутся о тяжелой доле. Но чтобы жить хоть капельку лучше, нужно захотеть. Я не люблю бравировать инвалидностью. Меня часто спрашивают: «Как же ты пойдешь в то или иное место?» Молча пойду. Пешком. Автобус есть, маршрутка тоже − не пропаду.

«Стараюсь не подводить тех, кто в меня поверил»

По понедельникам, средам и пятницам Ирина работает секретарем в отделении дневного и круглосуточного пребывания детей и молодых людей с инвалидностью «Майский цветок» при территориальном центре социального обслуживания населения Железнодорожного района Гомеля, а по вторникам и четвергам — в международном благотворительном объединении «Поможем детям вместе». Девушка признается: в основном делает «бумажную» работу.

− Протоколы, записи в журналах учета, личные дела детей — всем этим занимаюсь я. Иногда в банк сбегать нужно, на почту, — мне труда не составляет, − перечисляет героиня. − Скоро уже будет шесть лет, как я официально работаю. Очень стараюсь все делать качественно. Мне нравится то, чем я занимаюсь. И каждый день помню о том, что в меня поверили люди. Стараюсь не подводить их и эту веру.

Жизнь Иры без судьбоносных знакомств и правда могла сложиться совсем иначе. После дома малютки девочка попала в Речицкий дом-интернат для детей с инвалидностью и особенностями психофизического развития, где и росла до совершеннолетия.

− К 18 годам на меня оформили все документы, по которым дальше я должна была отправиться в интернат. Не разбираясь, что я умею и чего хочу. Просто ради того, чтобы поставить галочку − «дело сделано». Но вдруг с рабочим визитом приехала моя нынешняя директор Наталья Леонидовна − и всё. Она и заприметила меня. Хотя ей сразу сказали, что моя судьба уже решена, она заинтересовалась и решила помочь.

Так в 19 лет Ирина попала в «Семейный дом − 2000», основанный англичанами в деревне Климовка. С него, признается героиня, и началась ее новая жизнь.

− Я благодарна многим людям. Без них закончила бы свою жизнь в интернате. Не знаю даже, как Наталья Леонидовна заметила меня. Я по жизни зажигалка просто, шустрая. Наверно, этим на себя внимание и обратила, − улыбается Ира. − А еще мне очень помогла Наталья Григорьевна Семеняко из «Майского цветка», где я работаю.

«Теперь у меня есть жизнь»

С мамой девушка познакомилась в свои 11 лет, когда вышел указ президента о выплате алиментов брошенным после рождения детям.

− Можно было просто написать заявление и лично не знакомиться. Но встреча произошла − по моей инициативе, − грустно улыбается Ира. − Мама иногда расплачется: «Извини, прости». Всегда говорю, чтобы не плакала. Сейчас я добилась того, что у меня есть работа, друзья, квартира, оздоровительные поездки в Италию (кстати, девушка свободно разговаривает на итальянском языке) − у меня есть жизнь.

С получением социальной квартиры у Ирины тоже не все было гладко. Статус сироты она получила в 2000 году, а на очередь ее поставили лишь в 2008-м. Куда пропал срок в восемь лет, никто не объясняет.

− Когда я пришла на работу, моя директор узнала об этой истории и попросила принести и показать ей все бумажки − мол, слишком долго в очереди стою. После того как она занялась моим делом, квартиру я получила спустя год, − рассказывает девушка. − До этого металась между общежитием и «Семейным домом».

Во внерабочее время Иру нечасто можно застать дома.

− Я люблю бегать по магазинам, независимо от того, есть в кошельке деньги или нет. Люблю выполнять просьбы друзей. Например, нужен кому-то «супер-пупер» шнур, который нигде не найти. А я заморочусь и обязательно отыщу. Если кому-то что-то необходимо отремонтировать, обращаются ко мне. Знаю все мастерские в городе, меня уже везде с улыбкой встречают, − рассказывает она. − На мероприятиях в «Майском цветке» я иногда люблю «подискжокеить» − скачиваю музыку, делаю нарезку в специальной программе, склеиваю — и все готово!

В целом отношение Ирины к своей жизни философское. Несмотря на то, что ей пришлось пережить в своем возрасте.

Людям, которые оказались в похожем на мое положении, хочу сказать одно: не нужно бояться, нужно действовать, − говорит она. − Заявлять о себе. И вообще, все в наших руках. Верю ли я в Бога? Я верю в себя.

 

 

 Фото Надежды  Бужан

Присоединяйтесь к нам! Telegram Instagram Facebook

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.