Иван Андреевич Крылов. Люди и звери

Поддержи

Рубрика : Блоги.

13 февраля Ивану Андреевичу Крылову исполнилось 250! Как же мало, по сравнению с Лафонтеном и вечностью.

Крылов был очень умен. Кстати, в это же время своей «безалаберности и ленности» он умудрялся сочинять гениальные басни. Конечно! Ведь его уже действительно никто и ничто не могло потревожить! Вот уж этот толстокожий хитрец! И главное – жанр выбрал удачный! Прямо в яблочко. Меня не трогайте, и я никого не трону! Подумаешь, какие-то лисицы, вороны и зайцы! Вы тут все ни при чем! Во всем виноваты лишь звери.

«Кто дал право человеку убивать миллион подобных себе людей для удовлетворения своих пристрастий? В каком установлении естественного закона можно найти, что множество людей должны принесены быть в жертву тщеславию, или, лучше сказать, бешенству одного человека?.. Весьма часто оплакиваю я злополучие смертных, поработивших себя власти и своенравию таких людей, кои родились для их погибели. Львы и тигры менее причиняли вреда людям, нежели некоторые государи и их министры…». Это не басня. Это войны. Которые были. Которые есть. И так хочется, чтобы их не было… Львы и тигры – это по сравнению с бойнями просто зоопарк. Или петиции за защиту животных. Просто – люди… и звери… И кто из них – кто?..» Для многих станет неожиданностью, что эти, такие современные, такие своевременные, такие точные и четкие строки написал великий русский баснописец Иван Андреевич Крылов. Уже гораздо позднее с легкого языка Петра Андреевича Вяземского сорвется: «дедушка» Крылов. Или дедушкой его назовут в знак уважения?..

Неизвестно, что имел в виду Вяземский, но народ воспринял это несомненно как знак уважения к гениальному баснописцу. Крылова будут узнавать на улицах. И простые люди будут почтительно кланяться ему и говорить своим детям: «Вон идет дедушка Крылов»… А когда появились эти жесткие строки в «Почте духов» (журнале, который продолжал традиции Радищева, Фонвизина, Новикова), Иван Андреевич был молод, дерзок и откровенен. Хотя уже тогда эзопов язык его прельщал. Но мудрые басни Федра, Пильпая и Лафонтена еще не вдохновляли. Крылов рвался в бой. Своими остроумными и умными. Вольнолюбивыми и вольными пьесами (ни одна из которых не была поставлена).

Своими ироничными стихами. Своими обличительными статьями в демократических изданиях «Зритель», «Утренние часы», «Почта духов». Он даже умудрялся писать либретто для опер. Кстати, свою первую комическую оперу «Кофейница» он сочинил в 14 лет. Хотя детство у него было очень нелегким. Не до комедий. В десять лет он остался без отца. И за ничтожную плату служил писцом в тверском магистрате, чтобы помочь семье. Он был самоучкой. Официально образования так и не получил. Но… Его глубочайшим знаниям всегда поражался Пушкин. Но про Пушкина и Крылова потом, потом… А тогда… Когда Иван Андреевич был молод, дерзок и слишком откровенен. Когда жил уже в Петербурге, работая в канцелярии петербургской казенной палаты, власть после пугачевского восстания больше не церемонилась. Екатерине Второй надоело играть роль «просвещенного монарха».

Иван Крылов, Александр Пушкин, Василий Жуковский и Николай Гнедич

Ей по сердцу пришлась другая роль – реакционной императрицы в стране насилия и жестокости. Вот тогда и появилась «Почта духов». Весьма оригинальный журнал одиночки Крылова. Этакая переписка «духов» с арабским философом Маликульмульком. В образной, скрытой форме – открытая образная правда жизни «господ» в столице (имеется в виду – и не только). Правда о ее наглых порядках и взятках, которые гладки. О лицемерии, безделье и безверии. О невежестве и невежливости. О деспотизме и космополитизме… Такой вот первый шаг к басне… Хотя все же Крылов, надо отдать должное, не рвался в революционеры. И Радищевым не был. Всегда оставаясь на просветительных позициях. Веря в доброго царя. Но это, увы, ему не помогло. А еще вдруг грянула Французская революция. Взятие Бастилии. Тут «Почту духов» закрыли. Новиков оказался в Шлиссельбургской крепости. А Радищев – в Сибири. Дошла очередь и до Крылова. Типографию «И. Крылов с товарищи» обыскали. Пытались найти произведение «Мои горячки». Не нашли. Увы, но и до нас рукопись на дошла. Все исчезло бесследно. А за Крыловым установили слежку. Смерть Екатерины Второй ничего нового не привнесла. Павел Первый, реакция, крепостное право, прусские выходцы. И Аракчеев… Слова «гражданин» и «отечество» – под арестом. Не дай Бог произнести их вслух! И уж тем более не в печати, которая оказалась под гнетом беспощадной цензуры. Крылов покидает столицу. На десять лет он умолкает… И возвращается другим человеком. Прощай, юность, дерзость и откровенность! Да здравствует… Мир, скука, однообразие. Возраст? Усталость? Разочарование? Или все же настоящая суть? Ведь, как сегодня выясняется, об известном баснописце мало что известно. И сама личность его – загадка.

Он работает в Публичной библиотеке. Но обожает закрываться в четырех стенах. Обожает валяться на диване часами, пыхтя трубкой. Игра? В леность? В замкнутость? В непробиваемость? Толстокожесть?.. Иногда кажется, что он сам с удовольствием или расчетливостью поддерживал эту игру. Эти бесконечные сплетни и слухи о его рассеянности, безалаберности, безразличии и лени. Что ж – тоже определенная защита от жизни. И не только. Иногда кажется, что он придумал гениальный способ существования в мире людей. Он сам распускал про себя слухи. Чтобы отстали. Слухи же – неизбежность для каждого. Если бы каждый из нас распускал про себя слухи, которые для него более-менее приемлемы, может быть, жизнь стала легче? Этакий верный щит. От жизни. И от людей. Которые обожают слухи и сплетни. Крылов был очень умен. Кстати, в это же время своей «безалаберности и лености» он умудрялся сочинять гениальные басни. Конечно! Ведь его уже действительно никто и ничто не могло потревожить! Вот уж этот толстокожий хитрец!

И главное – жанр выбрал удачный! Прямо в яблочко. Меня не трогайте и я никого не трону! Подумаешь, какие-то лисицы, вороны и зайцы! Вы тут все ни при чем! Во всем виноваты лишь звери. Тот же Вяземский верно заметил: «Крылов был вовсе не беззаботный, рассеянный и до ребячества простосердечный Лафонтен, – каким слывет он у нас… Но во всем и всегда был он, что называется, чрезвычайно умен… Басни и были призванием его как по врожденному дарованию… так и по трудной житейской школе, через которую он прошел. Здесь мог он многое говорить не проговариваясь; мог под личиною зверя касаться вопросов, обстоятельств, личностей, до которых, может быть, не хватило бы духа у него прямо доходить…» И все же духа хватило… Похлеще чем «Почта духов».

Несмотря на диван, трубку и зевоту. Басни – особый вид литературы. Поэзия – от сердца и любви. Проза – от прозы жизни и желания жизнь опоэзить. А вот басни – от презрения и… как бы это ни было грубо сказано, возможно, от ненависти. Справедливой ненависти. Оправданной. К порокам жизни. И по-настоящему к порочным и презренным людям. Достойным ненависти. Крылов не был злым. Но и добреньким вряд ли был тоже. Кстати, он ни с кем ни разу не поссорился, но ни с кем и не подружился (единственным исключением был его сосед поэт и переводчик Николай Иванович Гнедич). И все-таки… Все-таки без Пушкина не обойтись. Они изобретали критический реализм. Они продолжали друг друга. Они дополняли друг друга. Они совершали один подвиг – создавали национальную прогрессивную литературу. Литературу для всех. Просто Пушкин ушел раньше. И Крылова, этого (по слухам) флегматика и далеко не романтика, крайне глубоко потрясла его смерть. Он уже похоронил Радищева, Новикова, Грибоедова. «Я устал хоронить…» Он сорвался. Возможно, впервые за долгие годы он не смог сдержать слез: «О! Если б я мог это предвидеть, Пушкин! Я запер бы тебя в моем кабинете, я связал бы тебя веревками… Если б я это знал!..» (Пушкин заходил к Крылову за день до дуэли с Дантесом, видимо, предчувствуя скорую смерть.) Крылов на отпевании Пушкина «был последний из простившихся с хладным телом». Собрание его басен Николай Васильевич Гоголь назвал «книгой мудрости самого народа». Впрочем, басни Крылова – и есть разгадка его характера: «Как счастье многие находят / Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят!» Великий писатель никогда не ходил на задних лапках. Каждая басня Крылова – это обличительный памятник деспотизму и глупости, невежеству и самомнению, хамству и хвастовству, и… Не счесть человеческих недостатков! И это верно. Потому что порокам тоже должны быть поставлены памятники. Чтобы не забывали – они были, есть и, к несчастию, будут.

Когда исполнилось 50 лет литературной деятельности Крылова, состоялось торжественное чествование величайшего баснописца. «Наш праздник, на который собрались здесь немногие, есть праздник национальный; когда бы можно было пригласить на него всю Россию, она бы приняла в нем участие с тем самым чувством, которое всех нас в эту минуту оживляет», – сказал в своей речи Василий Андреевич Жуковский. И не только Россию. А еще сотни персонажей из его басен. Плохих и не очень. Хороших и не очень. Добрых и не очень. Хитрых и не очень. Умных и не очень. Верных и не очень… «Ворону и лисицу», «Стрекозу и муравья», «Орла и кур», «Осла и соловья», «Лебедя, щуку и рака»… Да мало ли кого. Более двухсот басен! Которыми зачитываются, которых цитируют до сих пор. Сегодня и навсегда. Это уже афоризмы, пословицы, крылатые выражения, мудрые мысли. Как угодно. «Кто с пользою отечеству трудится, / Тот с ним легко не разлучится; / А кто полезным быть способности лишен, / Чужая сторона тому всегда приятна…» Как все понятно… «Как ни приманчива свобода, / Но для народа / Не меньше гибельна она, / Когда разумная ей мера не дана…» Как суть видна… Мы до сих пор, к слову или нет, но вставим что-нибудь крыловское. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать…» Или: «Услужливый дурак опаснее врага», «А Васька слушает да ест!» или «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь!» Возможно, персонажи его басен набросились бы на «дедушку» с кулаками. А, возможно, крепко бы обняли. Все же навсегда вошли в историю…

Поэт Константин Николаевич Батюшков написал о Крылове: «Это человек – загадка, и великая!» Загадка… Все талантливые произведения – загадка. Как и их авторы. Поэтому мы до сих пор не разучились читать. Чтобы разгадать суть нашего существования. И суть нашего предназначения на Земле. Чтобы разгадать суть самого автора. Не образ его жизни. А его суть… Как мы до сих пор разгадываем загадку Ивана Андреевича Крылова. Как и загадки других писателей, которые потрясли мир.

 

Елена САЗАНОВИЧ

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.