Инвалид 1-й группы ищет справедливость

Рубрики: Блоги.

Возможно, Олег Анатольевич и обидится, что я назвал материал именно так. А может, и нет: он человек умный и с юмором. Это я понял, общаясь с ним. Безусловно, он человек незаурядный. Ну а что вы хотите? Олег Анатольевич имеет два высших образования. Политехнический институт он окончил на дневной форме обучения, а вот юридический уже заочно. Думаю, сразу надо сказать, что Олег Бабец – инвалид 1-й группы. У него ампутированы левая рука и нога. Как и когда это случилось, он сам это расскажет. Хотя, должен сказать, он не хотел вспоминать эту давнишнюю историю. Я его понимаю: помнится только хорошее. Но все-таки, я журналист, если со мной согласились говорить, то подробности все-таки выяснятся. Делюсь секретом: вспоминая прошлое, человек все равно сам все объяснит.

Начало

Вначале Олег окончил политехнический институт, получил профессию строителя. Он отслужил срочную службу еще в Советской Армии. Потом стал лейтенантом запаса. Распределили его в Борисов. К этому времени Советский Союз уже распался. Исчез, как будто его и не было. Вместе с ним стало разваливаться практически все. Разве что, национальность оставалась все той же.

Так развалилась и организация, где работал Олег. К тому времени в обществе начали укореняться кооперативы. Поэтому и Олег Бабец пошел работать в кооператив, строительный. Вот как объясняет свою травму, он это так называет:

– Мне в медицинском заключении написали, что моя травма, так сказать, по общему заболеванию.

– А на самом деле?

– На деле было так. Я был старшим, поэтому мне нужно было долго оставаться на работе, чтобы просто собрать инструменты, как отечественные, так и импортного производства.

– Зачем?

Олег четко понимал, что это воровство все равно бы раскрылось. И тогда что – тюремный срок? Тем более, время было такое: развалилась страна, поэтому – хватай, что можешь и беги. Эти самые строительные кооперативы вдруг расцвели, а инструмента у них не было. Им краденый инструмент и продавали. Теперь вот много строителей из Китая и Вьетнама. Тогда тоже было много строительных кооперативов. Но все это было в зачаточном состоянии. Их никто ничем не обеспечивал, они же не государственные предприятия. Где хочешь, там и добывай. Вот так Олег Бабец и стал жертвой развала СССР. Как хотите к этому относитесь, но ведь все так и было…

Когда Олег заговорил о Борисове, то мне сразу вспомнилось, что моя строительная жизнь тоже начиналась в Борисове. Там наш студенческий стройотряд бетонировал бассейн в каком-то передовом колхозе. В отряде были вьетнамцы, они учились на нашем журфаке. Правда, было все это в далеком 1981 году. В прошлой жизни…

Что было потом

Уже после этой самой травмы (так выражается сам Олег) он заочно закончил юридический факультет. И тут все понятно. Став инвалидом так рано, да и не по своей воле, Олег Бабец искал себя в новом и невеселом состоянии. Чем заниматься? Приобретать другую профессию. И жить с этим.

Ища себя, Олег начал писать. Он подарил мне свою детскую книжку, она называется «Робот Коврижка и его друг – робот Цвик». Между прочим,  издатель частный. Показал он также еще одну книгу, Олег написал ее о своих родителях, бывших фронтовиках. Как он говорит, тогда мама его лежала с инсультом. Поэтому, это была как бы его память о родителях. Он оставил ее в форме книги.

Уже после этого криминального инцидента в Борисове, после инвалидности, его пригласил на работу друг. Там он проработал 6 лет. Между прочим, после окончания юридического факультета он стал одним из первых аттестованных риелторов. Он был и прорабом, и риэлтором. После того, как фирма закрылась, началась «черная полоса» в жизни Олега.

Во-первых, он был с инвалидностью, во-вторых, жену сократили на работе. Квартира, где мы беседовали, расположена на улице Куйбышева. Правда, она принадлежит брату Олега Анатольевича. Что можно тут сказать? К сожалению, ничего. По сути, образовался полный тупик. Как говорят блатные, вход сюда рубль, а выход два.

А на стене, как раз над моей головой, висят картины и фотографии. Олег объясняет:

– Вот это на фотографии мама. А вот это картины художника, который спивался. Ходил по квартирам и предлагал свои картины. К сожалению, он уже умер…

Проблемы

– Я себе поставил задачу, – говорит Олег Анатольевич, – необходимо куда-то устроиться на работу. Иначе мне не прожить. Ни мне, ни жене, ни нашим детям.

Человек поставил себе задачу, это уже хорошо. Большинство не ставят себе никаких задач. Дожить день до вечера, а потом – до утра. И так – каждый день. Таких я много встречал. Человек сидит в четырех стенах, никуда не стремится. С другой стороны, а куда ему стремиться? Государство платит пенсию, квартира есть, телевизор есть. Что еще надо?

Дальше Олег Анатольевич рассказал об изготовлении ему протеза в Германии. Это был небольшой по численности населения городок. И в нем насчитывалось 26 частных протезных центра. Вот так. Можно ли представить такой момент у нас? Пока невозможно…

– На нашем протезном заводе идет сплошной поток некомфортных протезов, колясок, – жалуется Олег Анатольевич.

И я с ним согласен. К сожалению…

Антоновские яблоки

Так называется мой самый любимый рассказ Ивана Бунина. Правда, тут пойдет разговор не об антоновских яблоках. Дело в том, что у Олега Анатольевича есть дача в Копыльском районе. Он вывел свой сорт яблок. Чем он отличается от других сортов, я не знаю. Только в этом году был большой урожай яблок. Но тут дело в другом.

Девать яблоки было просто некуда. Олег Анатольевич общался с представительницей из Детского фонда. Рассказал о своем урожае, предложил: приезжайте, собирайте, увозите. Естественно, бесплатно. Женщина ему ответила так: если вы соберете, привезете – с радостью возьмем.

Хороший урожай практически пропал. 17 сортов яблок.

О книгах и Чернобыле

1 февраля у Олега Анатольевича случилась беда. У него был ноутбук, да вдруг забарахлил. Олег Анатольевич вызвал так называемого компьютерщика. Так называемый – это потому, что оказался обыкновенным вором. Ноутбук он так и не починил, но кошелек из куртки Олега Анатольевича увел. Там были все его деньги. Олег Анатольевич написал заявление в милицию, парень теперь в розыске. Итог: у Олега Анатольевича не выплачен взятый кредит, а компьютер разломан. Невеселый итог. Кроме того, он остался без доступа в Интернет. Для него это очень чувствительно.

Что касается Чернобыля, то Олег Бабец участвовал в ликвидации последствий. Точнее, чистил «фонившую» технику. До такой степени, что теперь, если включен телевизор, то через полчаса его ампутированная нога тоже начинает «фонить». Она – как на раскаленной сковородке.

Что касается книг, то в очереди на их издание в государственном издательстве он стоит 17 лет. Друзья помогли собрать деньги и издать книги в частных издательствах.

Сергей Шевцов

Фото автора

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.