Луг с тимофеевкой

Рубрики: Блоги.

Скорая помощь приехала в считаные минуты – кровотечение, прилежание плаценты у беременной. С ревущим сигналом неслась она в больницу, а мне казалось, что это сон, это не со мной. Странное ощущение. Озабоченные лица врачей, они задают вопросы и куда-то уплывают вместе с голосами. Отвечать сложнее и сложнее, язык не слушается, мысли путаются, очень хочется пить, но пить не дают, говорят: «Пить нельзя».

Жажда. Если я вволю получу воды – силы вернутся. «Пить. Хоть немного воды!» Сердобольная нянечка тайком от врача дала полстакана какао, но это не то. Воды! Чистой, прозрачной, холодной воды! Родниковой воды! Какое это счастье – пить родниковую воду! В ней сила, в ней жизнь. Беспокойство за ребенка не оставляет, и я прошу Бога о помощи.

Операционная, холодный стол, холодный свет ламп, но, операцию не делают, нет моей группы крови в больнице, ждут со станции переливания. И такое бывает. Несколько врачей смотрят на меня и совещаются. Я плохо улавливаю, о чем говорят. Один врач предлагает сделать объявление по радио, что срочно нужна кровь моей группы. Потом все уходят, у стола остаются две женщины в белых халатах, наверное, это медсестры. Я на операционном столе под капельницей, мне не холодно и не тепло, мне никак.

Мое тело стало как из ваты. Я смотрю, как моя рука становится желтее и желтее, почти лимонного цвета. Хочу спать, но сказали, что спать нельзя. Становлюсь легче и легче, мое тело уже не вата, оно стало легким, как облако. Нет, легче облака. Необыкновенная легкость, ничего не болит, нега. Сладкая нега заполнила все мое существо, я состою полностью из неги и необыкновенной легкости. Такого приятного чувства и представить не могла. Я была легче облака, легче воздуха, и нет такого понятия, с чем это чувство можно сравнить.

Я уже не прислушивалась, о чем говорят люди в белых халатах, мне стало спокойно. Одна из медсестер вскрикнула: «Лариса, смотри, она кончается, скорее!». Лариса бросилась ко мне с криком: «Только не закрывай глаза! Смотри на меня! Смотри на меня!». Она кричала и хлестала меня по щекам.

Я не чувствовала ни ударов, ни прикосновений, вообще ничего кроме неги и спокойствия. Хотя понимала, что эта мелькающая перед глазами рука бьет меня по щекам. «Они думают, что я умираю, – подумала я со злостью. – Дура, бьет меня по лицу, думает, что я умру. А я ни за что не умру. Я хочу на бабушкин луг с тимофеевкой!». Почему я в мыслях назвала женщину, спасавшую меня, таким грубым словом, до сих пор не знаю. Но подумала именно так.

За деревней моей бабушки был луг с тимофеевкой, там водились лягушки и кузнечики. В детстве для нас, малышей, это был особый, сказочный и прекрасный мир. Красота там во всем: и в травах, и в цветах. Особенно мне нравились красные пятилистные цветочки, я их никогда не рвала, они были живыми и нежными. Я садилась рядом с ними и смотрела, как они раскрывались, как к ним прилетали пчелы, бабочки и стрекозы.

Очень захотелось опять оказаться на этом лугу с тимофеевкой, и я закрыла глаза. Вернее, они закрылись сами. Я увидела себя на лугу. Был только луг с тимофеевкой и я. Большой луг, до горизонта. Больше ничего нигде не было, только луг с цветами и я. А я была легкой-легкой, и мне было радостно. Навстречу из-за горизонта поднимался и двигался ко мне белый свет. Именно белый, это не свет солнца, ни другого какого-то светила, это просто белый нейтральный свет, без тепла. Такой свет я видела впервые, я смотрела на него. Он не настораживал и не пугал, он просто ко мне двигался, заполняя пространство.

Кровь привезти успели, и меня спасли. Но мне очень не хотелось просыпаться, когда меня пытались привести в чувство, мне не хотелось возвращаться, ведь там было так хорошо. Не хотелось возвращаться, хотя до этого очень хотелось жить, но в тот момент я об этом уже не помнила. Не знаю как, но меня заставили открыть глаза. Возле меня стояло много людей в белых халатах, рядом находилась аппаратура.

Прошли всего лишь сутки, но, проснувшись утром, я сразу поняла, что стала другой. Все было так же, как и раньше, я была жива, я видела голубое небо, могла ходить по земле, дышать, пить живительную воду, но сама я была другая и видела все по-другому. И небо стало голубее, и травка зеленее, и свет солнца теплее. Пришло понимание главного.

Ни одна самая крутая машина, ни одна самая высокая должность, ни счет в банке не заменят чистой родниковой воды, ветра с полей и лугов с тимофеевкой. Слава Всевышнему, все закончилось благополучно. Хотя я долго после этого лежала в больнице. Время от времени меня затягивает рутина, как и всех, но каж-дое утро я смотрю на небо и говорю миру, что я люблю его и он прекрасен.

 

Валентина БЫСТРИМОВИЧ

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.