Жизнь в сопровождении

2 мая в Минске по инициативе Офиса по правам людей с инвалидностью состоялся круглый стол, где обсуждали вопросы сопровождаемого проживания людей с психическими нарушениями.

Офис по правам людей с инвалидностьюВ мероприятии участвовали директор Офиса Сергей Дроздовский, член Республиканского социально-благотворительного объединения «Даун Синдром. Инклюзия» Татьяна Коляда, специалист проектов по сопровождаемому проживанию Белорусской ассоциации помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам Татьяна Гришан, представители Общественного объединения потребителей психиатрических услуг Вероника Ковалева и Константин Шахрай, директор минского клубного дома «Открытая душа» Ольга Рыбчинская и другие заинтересованные.

Трудности определения

Вначале участники круглого стола постарались разобраться в терминологии. Сопровождаемое проживание определяют как содействие в социально-трудовой адаптации, расширении социальных связей, определении оптимальных путей организации самостоятельной жизни, адаптации к условиям быта и трудовой деятельности, подготовке к самостоятельной жизни вне стационарных учреждений и дальнейшее их сопровождение. Такое определение дано в Законе Республики Беларусь «О социальном обслуживании».

По-разному смотрят на вопрос сопровождаемого проживания директора интернатов, чиновники социальной сферы, представители общественных организаций инвалидов. Последние уверены, что идущий сейчас в Беларуси процесс сопровождаемого проживания постепенно заходит в тупик.

– Строительство отделений сопровождаемого проживания на территории интернатов необходимо, но само по себе ничего не решает. Есть опасения, что через год-два они превратятся всего лишь в особые отделения интернатов, – высказал мнение Сергей Дроздовский. В свою очередь представителям комитета по труду, занятости и социальной защите населения Мингорисполкома вовсе не интересно, если процесс замкнется на интернатах:

– Чиновникам социальной сферы, конечно же, хочется, чтобы очереди в интернаты сокращались, чтобы из детских интернатов ребята не переходили в полном составе во взрослые, чтобы люди с психическими нарушениями включались в наше общество. Но пока что это только большое желание, реальных путей его осуществления нет. Сейчас к выходу из детских интернатов готовятся практически все дети, у которых есть для этого потенциал. В учреждениях остаются дети посложнее, и что с ними делать, пока что не очень понимают.

Ситуация осложняется тем, что, как известно, опекуном всех проживающих в интернате является директор учреждения. То есть один человек отвечает за благополучие (в самом широком смысле этого слова) 200, 300, а то и 700 человек. Поэтому неудивительно, что когда в одном из минских интернатов договорились о возможности сопровождаемого проживания для его жильцов, подготовили и обу-
чили их, подготовили возможность жить за пределами учреждения и приезжать в интернат на работу, директор через некоторое время пошла на попятную и отказалась от такого варианта – видимо, по принципу «как бы чего не случилось».

МРЭК нам поможет?

Как понять, готов ли человек покинуть безопасные в каком-то смысле стены казенного учреждения и выйти в почти самостоятельную жизнь? Это определяют на медико-реабилитационной экспертной комиссии, но только в теории, между тем как для сопровождаемого проживания у человека должны быть определенные практические навыки. На МРЭК же могут только спросить, умеет ли он, например, чистить картошку, но, естественно, не попросят сделать это, чтобы убедиться воочию.

Сейчас в Беларуси понемногу начинает внедряться Международная классификация функционирования, ограничений жизни и здоровья (МКФ). Согласно ей рассматривается не только степень утраты здоровья человеком, но и барьеры, которые ставит перед ним инвалидность, возможность включения в общество и др. Разумеется, силами одной МРЭК, в состав которой входят только врачи, это оценить невозможно, необходимо создание некой комиссии с социальным уклоном. Ведь сейчас, к примеру, под той же социальной реабилитацией, прописанной в индивидуальной программе реабилитации, может пониматься что угодно – и помощь персонального ассистента, и уход, и многое другое. А в графе «трудовая терапия» обычно указан центр занятости – именно на нем лежит ответственность за то, найдет ли работу человек с инвалидностью, тогда как разумнее было бы решить этот вопрос с эрготерапевтом.

Квартирный вопрос

Еще одна проблема – где можно организовать сопровождаемое проживание. Во время круглого стола прозвучал воп-рос, возможно ли использовать для этого квартиры живущих в интернате людей. Как известно, они переходят в особый фонд, которым распоряжается директор интерната, часто в этих квартирах живут сотрудники интернатов. Поэтому, считает Сергей Дроздовский, может возникнуть конфликт интересов, если представители общественной организации попросят предоставить квартиру для сопровождаемого проживания.

По мнению же Константина Шахрая, проблемы как таковой нет. Он считает, что многие родители нынешних насельников интерната согласятся устроить сопровождаемое проживание в собственных квартирах – только бы это было на пользу их ребенку. Даже более – из-за того, что специалистов по сопровождаемому проживанию не хватает, родители людей с психическими нарушениями могут пройти обучение и стать такими специалистами. Пожалуй, на нынешний момент это один из лучших вариантов.

Нина КАЗЛЕНЯ

Фото имеет иллюстративный

характер

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.