Алло, мы ищем…

…хореографов, танцоров, композиторов, художников и самых обычных людей… В том числе с инвалидностью. И зрителей, конечно! Мы взорвем музейную тишину. Мы будем оживлять картины, воплощать свои впечатления от произведений в танце, пантомиме, музыке, прикасаться к скульптурам и придумаем еще много немузейных штук. Короче, мы участвуем в «ИнкАртЛаб».

ИнкАртЛаб, София АлександерссонЧто?

Инклюзивная художественная лаборатория – новый проект Национального художественного музея и шведской культурной организации «ShareMusic & Performing Arts». Первая прошла в середине декабря 2017 года. И сейчас организаторы набирают участников на вторую, апрельскую. Всего же лабораторий четыре, еще в июне и октябре, последняя пройдет в Могилеве.

«ИнкАртЛаб» – это три дня погружения в искусство и безбашенной фантазии, которые выльются в итоговый перформанс, именно так точнее всего будет назвать собранное из элементов представление-интерпретацию. Площадкой неожиданно становится музей. Перформанс – это элементарно модно, это непосредственно и спонтанно. Впрочем, корни и в Беларуси у него глубокие, начиная с 80-х и с его основательницы концептуалиста Людмилы Русовой.

Кто?

ИнкАртЛаб, София АлександерссонПроект был задуман еще в 2016 году, когда познакомились ведущий научный сотрудник художественного Надежда Усова и директор «ShareMusic» София Александерссон. Поддержал его Шведский институт.

Как работает «ShareMusic», стоит рассказать отдельно. Организации уже 15 лет, а с 2009-го у нее есть проекты в Беларуси. «ShareMusic» делает произведения искусства реально доступными каждому. Их работа тесно связана с понятием прав человека, в частности с Конвенцией ООН о правах людей с инвалидностью. Самая популярная активность «ShareMusic» – короткие курсы, посвященные перформативным искусствам. Исходят из способностей и устремлений каждого из участников.

«ShareMusic» со своими постановками осваивает такие неожиданные места, как железнодорожный вокзал, и такие громкие, как Гётеборгская опера. Но музейное пространство стало для них новым опытом. Когда «ShareMusic» объявила, что ищет композитора для последней оперы «Шанхай», отозвалось более 150 человек из 34 стран всех континентов, столько же музыкантов захотело играть в оркестре – достаточная иллюстрация интереса к организации. «ShareMusic» входит в десятку лучших практик Европы в области инклюзии и сценического искусства. Ей предстоит стать национальным центром развития и инклюзии в области искусства.

В первой лаборатории участвовали 22 человека: 8 людей с инвалидностью, в том числе неслышащие, незрячие и люди с ментальными особенностями, их ассистенты, сурдопереводчики и переводчики с английского, кураторы от музея, шведские медиаторы. И каждый раз это новая группа людей, которая должна стать командой за три дня. Проект в большей степени отзывается на потребности молодежи.

На следующую лабораторию в Беларусь приедут хореограф Хелен Карабуда и музыкант известной в Швеции группы «Bob Hund» Йонас Юнассон. Их бэкграунд далек от классического, так что можете выдвигать самые смелые представления, куда их заведет фантазия. Организаторы рассчитывают, что активнее станут белорусские артисты.

Как?

Какие сюрпризы таит вторая лаборатория, никто не знает. Ибо зависит это только от участников, а они каждый раз меняются. Обещать можем только импровизацию. Но можем привести примеры дебютной лаборатории.

Старое доброе упражнение – живые картины: участники повторяют композицию произведения и заставляют мгновенье ожить. В том числе и с помощью мультимедиа. Всего лишь благодаря камере и киношному зеленому фону можно оказаться на полотне Анатолия Барановского «Цветы Браславщины»: населить картину отдыхающей компанией, чтобы показать, как прекрасны эти цветы. На основе сюжета картин создавались пластические миниатюры. Языком тела предлагали выразить эмоции, которые рождало произведение. Кураторы предлагают посмотреть на картину с непривычного ракурса. Персонажи художника сидят на земле – может, и вам посмотреть на них сидя?

ИнкАртЛаб, София Александерссон«ИнкАртЛаб» с его смехом, топотом, музыкой, аплодисментами – решительная интервенция в музейное пространство. Но во главе угла оказываются не перформеры, а картины и скульптуры, вдохновившие их.

Здесь нет ничего готового и заданного. Даже музыка часто рождается из хлопков и притопываний. В первую лабораторию органично вписались найденная у одного из музейщиков мандолина, погремушка, терменвокс. А на губной гармошке сыграл, представьте, неслышащий «лаборант».

Зачем?

Благодаря лаборатории родилось немало открытий. Например, «Мой дом» Василия Сумарева принято воспринимать как мгновение жизни двора в обычный летний день. А шведский композитор Томас Хюленвик услышал в ней парад Победы, марш которого пробирается во дворик с проспекта.

Как отметила одна из музейных кураторов Надежда Усова, главное в перформансе – уход от обыденности, ощущение волшебства и чувство радости. Это учит понимать и эмоционально проживать произведения.

– Каждый имеет право высказаться, выразить себя. Искусство – эффективный и мощный инструмент, который действительно трансформирует наши взгляды друг на друга. Искусство – способ оставить в стороне коммуникативные проблемы, – уверена директор и SEO-менеджер «ShareMusic & Performing Arts» София Александерссон – Так много всего можно исследовать. Но для этого мы должны быть уверены, что сцена открыта для каждого. И если ты на сцене имеешь право голоса, то ты и вне ее, внутри общества, будешь иметь право сказать.

ИнкАртЛаб, София Александерссон– Участники влюбляются в музей! – радуется Надежда Усова, вместе с Софией автор концепции проекта. – Они начинают доверять людям, которые в музее работают. Ведь музейщики воспринимаются как что-то скучное. Музей становится более открытым. И как увлекателен путь исследования картины! Я уверена, что люди, которые картину так проиграли, вжились в нее, ее уже никогда не забудут.

Художественный музей планирует продемонстрировать результаты «ИнкАртЛаб» на четвертом Национальном музейном форуме и подключить к движению другие музеи страны.

– Музей остается музеем, люди меняются. Они еще пару лет назад смотрели на музей сугубо с классической точки зрения. Этот проект расширяет возможности музея, – считает заведующий отделом научно-просветительской работы и куратор проекта Дмитрий Солодкий. – Музей не просто хранилище, музей – площадка для высказывания. Потому что задача музея – не только сохранить, но изучить и передать поколению. Рождается новая форма видения произведения искусства.

– Делали мы, с нашей точки зрения, необычные вещи. Потом я узнала, что для шведов, скажем, лечь рядом с картиной и смотреть на нее снизу вверх – вполне естественно, – улыбается незрячая пианистка Мария Рудко. – Поскольку музейные залы, в которых мы работали, не закрывались, я представляю, как это выглядело для посетителей. У нас было задание: каждый выбирает себе картину или скульптуру и рисует на бумажке схему, с какого ракурса, по его мнению, лучше всего воспринимать это произведение. На что фантазии хватит. И мы наблюдали, что некоторые посетители тоже принимали такую позу, которая была изображена на листочках.

Дмитрий Солодкий подчеркивает: главная задача проекта – создать правильную среду, чтобы вместе насладиться произведениями искусства. И свою особую ценность перформансы «ИнкАртЛаба» обретают именно в контексте: неправильно воспринимать их в отрыве от бэкграунда участников, их особенностей и проделанной ими «закулисной» работы.

ИнкАртЛаб, София АлександерссонКакие-либо трудности проекта коренятся, по мнению Надежды Усовой, сугубо в нашем менталитете: страшно работать с людьми с инвалидностью. В первый день, на третий уже не страшно.

– Мне всегда режет слух, когда говорят «эти люди». А там уходит деление, – отмечает Надежда Усова. – Каждый невидящий, неслышащий давал возможность по-другому ощутить реальность вокруг себя тому, кто рядом.

Неужели?

Проект «ИнкАртЛаб» открыт людям с любой инвалидностью и без инвалидности, профессионалам искусства и людям без какого-либо опыта. Участницей первой лаборатории стала незрячая пианистка, учительница музыки Мария Рудко. Ей описывали все, что происходило в музейных залах. И специально ради нее включили в лабораторию тактильный опыт. Речь о картине еще одного участника лаборатории, профессионального художника Василия Зенько.

Тактильно на работы этого художника посмотрели впервые. Уже давно Василий Зенько нашел свой стиль: объемные контуры, полурельеф, мозаичность. Маша узнала подсолнухи. И даже смогла сосчитать их. Шведские кураторы пошли дальше: прикрепили к подрамнику микрофон – и под пальцами Маши картина зазвучала.

После лабораторного откровения Василий Зенько решил создать картину специально для второй лаборатории. Эстетичную визуально работу можно будет читать. Не только за счет рельефа: в изображение впишут текст – пару стихотворных строк шрифтом Брайля. При этом зрительно он должен органично вписаться в произведение.

ИнкАртЛаб, София АлександерссонТак же внезапно родилась идея всем вместе спеть на языке жестов. Неслышащие студенты-художники разучивали со своими слышащими товарищами символичную фразу «Удиви мир, и мир удивит тебя».

Национальный художественный музей активно перенимает шведский опыт, чтобы после проекта стать постоянной площадкой для подобных арт-высказываний.

Что предпринять?

До 5 апреля написать куратору проекта Наталье Селицкой – selitskaja.nata@yandex.ru – о том, что вы хотите присоединиться к лаборатории 20-22 апреля. Как участник или как ассистент. В последующем возможно стать лидером одной из таких лабораторий. Также можете писать непосредственно Софии Александерссон: sophia@sharemusic.se.

Юлия ЛАВРЕНКОВА

Фото Марии РОМАНОВСКОЙ

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.