Сколько счастья!

Владимир Антонович Медведский, мемориал имени Николая Колбаско, самодельная коляска, в коробченке по УручьюДом Владимира Антоновича Медведского, инвалида 1-й группы, вырос у самой железной дороги, вдоль улицы раскинулись деревья до неба и много пушистого снега. Тишина и умиротворенность повисли над столичным микрорайоном «Озерище». Порой тишину нарушает лай собаки с соседней улицы, стук колес мчащегося в бесконечность поезда и особый хруст снега, которого в городе не увидишь, не услышишь.

Комната Владимира Антоновича небольшая. Скорее напоминает келью. Много икон, книги, радиоприемник над кроватью, стол. Замечаю: целая связка наград и медалей тяжкой гроздью повисла на углу буфета.

– Это в Питере спортивные соревнования по новусу «Белые ночи», – перебирает каждую медаль Владимир Антонович, – эту заслужил на Мемориале им. Н. Колбаско, эту привез из Могилева, взял 3-е место на соревнованиях «Золотой лев». Из последних – диплом «Игрок года» за 17-й год. В Бресте недавно выступал. Сейчас в Минске парный турнир по новусу намечается.

Владимир Антонович Медведский, мемориал имени Николая Колбаско, самодельная коляска, в коробченке по УручьюНи дня нет, чтоб мой герой сидел в телевизоре или на кровати лежал. После инсульта силы не те, но без дела он не может. Делает бильярдные кии.

– Вот этот, например, он легче обычного и глаже. Я с удовольствием играю в бильярд. Это тоже помогает разрабатывать руку.

Вдоль кровати установлен поручень, а на нем специальные приспособления: и чтобы снять отечность ног, и эспандер «грация», ежик резиновый для разминки рук, массажер (Владимир Антонович ему специальную ручку придумал, чтобы было удобнее массажировать все тело).

– Приходит социальный работник. Поможет помыться, кушать приготовит, если надо, и в магазин, и в аптеку сходит. Дети хоть и работают, но тоже очень помогают. Я не один, со мной моя семья. Конечно, инвалид есть инвалид. Но стараюсь не сидеть. Усовершенствовал свою ладушку (так ласково Владимир Антонович называет свою инвалидную коляску – авт. прим.). Это немецкая дельта-2, она как скутер, только трехколесный. Вместе с сыном и внуком обтянули ее специальными строительными листами, чтоб ни ветер, ни дождь меня не достали. По второму колесу добавил для устойчивости.

Владимир Антонович Медведский, мемориал имени Николая Колбаско, самодельная коляска, в коробченке по Уручью
Наброски колес, которые сделали бы инвалидную коляску лучше.

Сейчас срок эксплуатации коляски заканчивается. Это же был самый первый выпуск коляски с электроприводом. Скоро Владимир Антонович новую получать будет. Вот только задние колеса у нее большие, а передние маленькие. Малейшее препятствие – коляска зарывается.

– Был на приеме у директора нашего протезного. В демонстрационном зале коляска хорошо едет, а выезжаешь на улицу – где бордюрчик, где подъем какой – коляска становится, и все! Если передние колеса увеличить, проходимость будет лучше и устойчивее коляска будет себя вести. Мне в протезном объяснили, что, как в министерстве утверждено, так завод и делает. Если комитет по труду, занятости и соцзащите даст добро на усовершенствование – пожалуйста. А так прав не имеют. В комитете мне рассказали, что, если бы коляска сломалась – другое дело, все починили бы. В общем, посоветовали написать письмо в Министерство труда и соцзащиты. Предлагал даже деньги, чтоб мне переделали колеса, но у них ответ – не положено!

Помню, в 2013-м году участвовал в Мемориале им. Н. Колбаско, а там была выставка изделий протезного. Я еще бывшему директору перечислил все недостатки, но на то время ничего не поменялось.

Таким целеустремленным и упорным мой герой был всегда.

– Среднее образование у меня. Закончил 11 классов, в то время школа была с производственным обучением. Я выпускник, а у меня уже на руках права водителя, слесаря-авторемонтника, механика и токаря. После школы секретарем комсомольской организации работал. Вскоре приходит вызов из Горецкой сельскохозяйственной академии, без экзаменов – едь и учись! А я не поехал, не мое это, понимаете. Вот с железяками повозиться, руль в руках подержать – это да! После армии сразу же устроился водителем автобуса, ни грамма не жалею, мне эта работа в радость была. Часто отправляли в командировки, по Беларуси поездил. Но самое запоминающееся – Валдайская возвышенность! Я два года там проездил, места красивенные! Потом строить научился, возводили аэродромы около Орши, в Щучине, Гродно…

Когда в 2005-м году у Владимира Антоновича случился инсульт, левую руку и ногу парализовало.

– Сразу во 2-ю больницу положили на реабилитацию. Затем друг подсказал, мол, едь в Минздрав, бери направление в Аксаковщину. Я позвонил туда, а мне ответ: «У нас много чернобыльцев, взять не можем». Думаю: мы же тоже жить хотим. Спасибо Анне Анатольевне Лукиной, которая очень помогла и выписала направление. В Аксаковщине оказалось все иначе: просторные палаты, массаж, лечебная физкультура, бассейн… Периодически лежал в реабилитационном центре на Корженевского, тоже поддержка неплохая.

Владимир Антонович Медведский, мемориал имени Николая Колбаско, самодельная коляска, в коробченке по УручьюВажно не махнуть на себя рукой. Каждый день заниматься. Я приседаю, отжимаюсь от поручня, подтягиваюсь, от стены отталкиваюсь. Конечно, руку я не оживлю, чувствительность не верну, но главное, что я не даю ей высохнуть. Ноги перестали отекать. И Слава Богу!

Признаюсь, тяжко поначалу привыкнуть к новому телу! Я первый раз услышал, что такое инсульт, когда в больнице лежал. С соседом по палате по вечерам песни душевные заводили, а на нас смотрят удивленно: инсульт, а они улыбаются, песни поют. Я не унывал. Сын, невестка, внуки рядом всегда были, сестра приезжала, с работы очень поддерживали. Понял, что не войду уже в прежнюю нормальную колею, значит, буду приспосабливаться. У некоторых малейшие неприятности – руки накладывают, алкоголиками становятся. Мне вера помогает. В храм езжу, исповедь и Причастие спасают. Сколько могу на службе стою, устану – на скамеечку присяду, потом снова встану.

У меня родители верующими были. Церковь рядом со школой была, нас, как верующих, постоянно преследовали. Идем, бывало, из школы, дай, думаем, тихонечко заглянем в храм. Но это на свой страх и риск. В 1960-е годы пошли сильнейшие гонения на церковь. Но ни уговорами, ни преследованиями веру мою не ослабить. Всегда стараюсь не обижаться и людей не обижать.

С супругой Владимир Антонович прожил 17 лет, но развелись. Не сложилось…

– Я благодарен ей за сына, которого крепко люблю, но жить с ней было тяжковато. Она уехала с сыном в Крым, он служил там. Через время сын приехал ко мне. Посмотрел, как я живу, и остался. Было и 12 лет гражданского брака. Женщина хорошая, хоть к ране прикладывай. Случился инсульт – оказался не нужен. Зачем ей инвалид? А мы инвалиды – «во!» как живем, – с улыбкой на лице Владимир Антонович поднимает большой палец вверх. – Общаемся, советы друг другу даем, дружим. С бывшей гражданской женой теперь только по телефону разговариваем, но больше никаких встреч.

Кстати, телефончик у Владимира Антоновича над кроватью, если что – руку протянул и набрал нужный номер. Рядом же самодельный ночник.

Когда ночью не спится – включаю и давай читать. Книг у меня много, особенно церковных. В кожаном переплете большой «Закон Божий». На столе молитвослов, акафисты святым. Много чего выписываю: газета «Вместе!», «Друг пенсионера», «Царкоўнае слова», «Воскресение», журнал «Однако, жизнь».

Владимир Антонович Медведский, мемориал имени Николая Колбаско, самодельная коляска, в коробченке по Уручью
Свой маленький иконостас.

Стена, что возле буфета вся, в иконах. Можно сказать, свой домашний иконостас. Любимые Пресвятая Богородица «Всецарица», «Неупиваемая чаша». Всех люблю их, молюсь. Кусочек от Иерусалимского дуба, тут же лампада и свечи.

Сейчас часто вспоминаю молодость. Сколько девчонок у меня было, как гуляли! Где 1-е Уручье, у нас общежитие было, каждый вечер после работы мы на так называемый пятачок – танцы, музыка, веселье. Приходишь под утро, не выспался, а уже на работу. Зато сколько счастья!

Не забываю детство. В колхозе родители и день и ночь работали. Мама на выходных умудрялась в Полоцк ездить. Собирала масло, яйца, растила курей, гусей на продажу. Для нас, детей, самое интересное – маму дождаться. Она ночью всегда возвращалась, а как нам не проспать? Мама всегда наказывала, чтоб перед дверью ведра поставили; она будет идти и забарабанит ведрами. Всегда привозила нам много сладостей. А еще часто вспоминаю, как утром мама корову выгоняла. Только первая земляника в лесу пойдет, она нанизывала на травинки ягодки и нам приносила полакомиться.

Кстати, родом Владимир Антонович из Глубокского района. Там еще самое глубокое озеро Беларуси. Долгое называется, глубина – 56 метров. Так вот глаза Владимира Антоновича такие же чистые и притягательные, как это озеро.

Слушала Анна ЯКИМОВИЧ

Фото автора

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.