Как в Вилейке инвалид-колясочник остался без дома

Рубрики: Новости.

Инвалид остался без дома, как стать бомжом, Олег Бирюков из Вилейки, после пожара, Николай Русак, деревня ИльяОлег Дмитриевич Бирюков из агрогородка Илья, что в Вилейском районе, не так уж давно стал инвалидом 1-й группы. Из-за сахарного диабета, который дал осложнение на ноги, ему ампутировали сначала одну, а потом и вторую ногу. Друг друга мы называли на «ты» и по имени. Разница в возрасте у нас всего несколько месяцев. Передвигается Олег двумя способами: на инвалидной коляске или на автомобиле. Когда он лежал в больнице, его дом почти сгорел. В больнице ему пришлось пролежать на несколько месяцев больше, чем положено. Потому что уезжать ему было некуда. Почему случился пожар, до сих пор непонятно. Такова документальная основа.

1.

Все, что я знал об Олеге Бирюкове – это то, что у него нет обеих ног: их ампутировали. Кроме того, жить ему негде. Мы созвонились, и я поехал. Ехать нужно было в сторону Молодечно до станции Уша. Что ваш покорный слуга и сделал. Правда, на станции меня никто не встретил. Впрочем, я сам и виноват.

Снова звоню Бирюкову – и минут через двадцать подъезжает старенькая иномарка. Познакомились и поехали в Илью. Кстати, сына Олега тоже зовут Илья. Временное пристанище Олега Бирюкова находится на улице Школьной. Это половина дома пенсионера Виктора Ильича Шуневича.Инвалид остался без дома, как стать бомжом, Олег Бирюков из Вилейки, после пожара, Николай Русак, деревня Илья

Олег Бирюков лежал в минской больнице, и его выписали еще по теплу. Страшную новость о пожаре он узнал, когда ему позвонила его бывшая женщина Л.Д. Бусло. Она просто сказала: «Случилось непоправимое». Олег Бирюков весть о пожаре воспринял более-менее спокойно. Его больше волновал сын Илья, единственный родной человек на свете.

Надо отметить, что очень актуальной была помощь Минской областной организации Белорусского общества инвалидов. Председатель МОО БелОИ Анна Горчакова лично навещала в больнице Олега Дмитриевича. О том, что есть такой Олег Бирюков, стараниями Анны Викторовны узнали многие предприятия республики. Так, завод сантехники подарил инвалиду раковину, унитаз, сливной бачок. Предприятие из Бреста – ковер, столичный завод – телевизор, Добрушская фабрика – посуду, из Речицы предлагают мебель. Все это замечательно, но куда все это ставить, если Олег Бирюков превратился по сути в бомжа?

С деньгами помогло управление по труду, занятости и социальной защите Вилейского райисполкома. Еще раз подчеркну, что все хорошо, но проблема сгоревшего дома не решена до сих пор. У меня сложилось впечатление, что ее решают пока что только на словах. Мы подъехали к этим развалинам, я зашел внутрь и понял с одного раза, что жить здесь невозможно. Если не будет приличного ремонта. Больше того, проще снести то, что осталось, и построить на этом месте новый дом.

– Вы вот ту дырку в крыше снимите, – подсказывал Олег Бирюков.

По его словам, он обращался во всевозможные инстанции: райисполком, Совет Министров, областной совет депутатов и облисполком. Оттуда приходили в основном отписки. Областной совет ответил так:

– Вы могли бы за свои деньги снять себе жилье.

На это Олег Бирюков ответил, что с пенсией в 300 рублей это просто нереально.

2.

Инвалид лично приезжал в Вилейский райисполком, обращался в местный сельсовет. Ему отвечали, что в агрогородке Илья свободных зданий нет. Олег специально привез меня к зданию поселковой библиотеки. Она давно не работает, в качестве украшения на стене висит плакат «Аренда». Бирюков готов купить это здание, чтобы положить там свои вещи, уцелевшие после пожара. Но местная власть не позволяет ему это сделать. К этому мы еще вернемся ниже.Инвалид остался без дома, как стать бомжом, Олег Бирюков из Вилейки, после пожара, Николай Русак, деревня Илья

Ему также предлагают пожить некоторое время в социальных учреждениях района.

– Не потяну я с оплатой, – говорит Олег. – Не с моей пенсией такое удовольствие. Да и нет там никакого удовольствия. Был я в этих учреждениях, насмотрелся…

Об Олеге Бирюкове знают в столичном Офисе по правам людей с инвалидностью. Он обращался в Офис, но тут вышла такая проблема, что специалист, который вел дело, уволился. В этой организации объяснили, что им трудно дать комментарий, если они не в полной мере знают проблему. То, что человек без жилья, тем более инвалид 1-й группы, – это проблема, которую нужно решать власти. В любом случае, посоветовали юристы в Офисе, он должен стучаться во все двери. Очень полезный совет. Его Олег Дмитриевич и выполняет без всяких рекомендаций. Правда, безуспешно.

– Пять месяцев я лежал в больнице, – рассказывает Олег Бирюков. – Они понимали, что мне некуда ехать. Вот и предложили социальные учреждения. Но я не хочу туда!

Они – это те, кто решает судьбу инвалида. Он сам может только «стучаться во все двери».

– Законы у нас корявые, и их трудно исполнять, – закончил Олег.

3.

Председатель Ильянского сельсовета Николай Русак хорошо знает о проблемах жителя Ильи Олега Бирюкова.

– Он обращался к нам с просьбой подыскать ему жилье. Но свободного жилья в сельсовете нет, а то, что есть – неблагоустроенное. Да, мы посоветовали ему некоторое время пожить в социальных учреждениях района, например, в Иже. Понятное дело, ему пришлось бы платить за это. Надо ведь его и кормить, и оказывать медицинскую помощь. Из его пенсии высчитывали бы примерно 90%.

От такого предложения Олег решительно отказался.

– Да, я специально изучал этот вопрос, заезжал в эти учреждения, знакомился с бытом, – говорит Олег. – Там страшный запах стоит! Нормальный человек там долго не протянет. Поэтому я и мечтаю об отдельном жилье. Поверьте, никаких изысков мне не надо, только дайте мне нормальную жилплощадь! Я имею на это право!

Теперь я воспользуюсь письмом, которое отправил Бирюкову Минский облисполком. Чтобы все это не выглядело слишком казенно, буду излагать факты своими словами.

Итак, в Илью Олег Бирюков прибыл в 2005 году. У него в собственности был жилой дом. Этот дом Олег Дмитриевич продал 6 мая 2014 года. Зарегистрирован он был на улице 17-го сентября в доме, который перешел ему по наследству после смерти отца, Д.И. Бирюкова.

Пожар произошел 15 декабря 2016 года. Белгосстрах выплатил Бирюкову 3 тыс. 510 рублей. Комиссия райисполкома пришла к выводу, что сгоревший дом не соответствует санитарным и гигиеническим нормам, но может быть восстановлен. Далее Минский облисполком сообщает Бирюкову, что он не состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Больше того, заявление он не подавал. Поскольку в 2014 году он произвел отчуждение жилого дома, то нет оснований для постановки на учет. Просто и красиво: оснований нет. Но где и как жить? На это облисполком дает вполне определенный ответ. Пожалуй, его стоит привести полностью, несмотря на бюрократический язык:

«…Вам, как инвалиду 1-й группы, нуждающемуся в постоянном уходе или посторонней помощи, бытовом обслуживании и медицинской помощи, неоднократно предлагалось выбрать один из вариантов проживания на время восстановления жилого дома после пожара: ГУ «Куренецкий дом-интернат», Ижская больница сестринского ухода, Ильянская больница. Порядок оформления в любое из указанных учреждений Вам разъяснялся неоднократно».

И еще: «Вилейский райисполком и Ильянский сельисполком гарантируют Вам оказание необходимого содействия в вопросе оформления в учреждение по вашему выбору, а также в поиске специализированной организации для проведения ремонтных восстановительных работ на возмездной основе жилого дома 27 по ул. 17-го сентября в аг. Илья Вилейского района».

Другими словами, Олегу Бирюкову предлагают оплачивать ремонт сгоревшего дома. Да вот еще, собираются найти бригаду ремонтников. И на том спасибо…

4.

Что касается пустой библиотеки в центре поселка Илья, которую пытается выкупить Олег Бирюков, то официально это здание «находится в оперативном управлении отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома». Таким образом, у здания бывшей поселковой библиотеки сразу три хозяина. Это значит, что хозяина практически нет. Или все же есть? Тогда это просто райисполком. А где же сельисполком, почему не он хозяин этого здания? В общем, обычная для нашей страны организационная путаница. Кстати, документация на здание все еще находится на стадии оформления…

А Олег Бирюков теснится в чужой квартире, в не очень большой комнате. Так где же логика? Она в том, что полностью отсутствует?..

Инвалид остался без дома, как стать бомжом, Олег Бирюков из Вилейки, после пожара, Николай Русак, деревня ИльяВосстановим общую картину. Жил-был Олег Дмитриевич Бирюков. Из-за сахарного диабета у него начались проблемы с ногами. В итоге обе ноги пришлось ампутировать. Он лежит в больнице, в это же время случается пожар в его доме. Ехать из больницы ему некуда. Но ехать надо. Своими силами он снимает комнату у пенсионера.

Местная власть должна была предоставить инвалиду 1-й группы жилье. Но физически не может, так как свободных зданий в поселке нет. А новых зданий практически не строят. Понятно, что молодежь стремится в столицу. Поэтому в Минске идет бурное жилищное строительство. На сельскую провинцию денег не хватает. Таким образом, история одного человека тесно переплетается с историей страны. Инвалиду 1-й группы Олегу Бирюкову не досталось отдельного жилого дома. Звучит не очень серьезно. Но это именно так.

Олег Бирюков говорил мне следующее:

– По поводу библиотеки. Мне вот что сказали: мы лучше это здание разберем, а тебе все равно не дадим.

Высказывание Олега Бирюкова никаким документом подтвердить нельзя. Но ведь здание библиотеки ему не продают? Не продают. Так какие еще документы нужны? В заключение приведу то, что опровергнуть нельзя: ответ Олегу Бирюкову из Вилейского райисполкома. Цитировать не хочу, напишу своими словами.

Итак, 6 апреля 2017 года Олегу Бирюкову райисполком предложил два адреса, где инвалид мог бы жить. Это поселок Партизанский, ул. Ломоносова, д. 7, кв. 1 (19,6 кв.м). А также комнату в общежитии в Вилейке, ул. Молокова, 36а (12,6 кв.м). Но с обоими вариантами Олег Дмитриевич не согласен. И он имеет на это полное право.

Можно в который раз напомнить, что Беларусь подписала и ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов. Это, конечно, похвально. Но от этого Олегу Бирюкову ни жарко ни холодно. Понимаю, что характер у него сложный, что в своих действиях он не всегда предсказуем, что местная власть уже сама не рада, что связалась с ним.

И все эти обстоятельства отступают на второй план. Потому что Олег Бирюков – инвалид 1-й группы. По-моему, этого достаточно.

Сергей ШЕВЦОВ

Фото автора

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.