Владимир Мелеховец: «Не лишайте неслышащего ребенка права получать знания на жестовом языке!»

Поддержи

Рубрики : Новости, Общество.

Когда следует начинать общаться с неслышащим ребенком на жестовом языке? Нужно ли вообще его знать родителям и учителям? Как совместить обучение на жестовом языке и словесном?

Ответы на все эти вопросы знает Владимир Федорович Мелеховец, человек известный в Беларуси. Кому, как не ему лучше рассуждать об этих, волнующих многих родителей глухих детей, вопросах? Ведь он, будучи глухим человеком, – преподаватель истории, развития жестовой речи и жестового языка в школе-интернате для детей с нарушением слуха № 13 г. Минска, учитель-экспериментатор, отличник ОО «БелОГ», исследователь проблем коммуникации и истории глухих.

У Владимира Федоровича есть свой оригинальный метод обучения – билингвистический подход. Педагогический опыт «Билингвистический подход к обучению глухих детей» получил высокую оценку, за эту работу В.Ф. Мелеховец был удостоен престижной Премии Мингорисполкома в номинации «Современные образовательные технологии как ресурс развития учебного заведения». Что же это за подход, и как он работает на практике – об этом мы и говорим с педагогом сегодня.

Владимир Федорович, вы – сторонник билингвистического подхода в образовании неслышащих детей. На чем он основывается?

– «Билингвистический подход» – система обучения и воспитания, призванная обеспечить наиболее благоприятную педагогическую среду для развития глухого ребенка. Жестовый язык в ней – основное средство общения, как высокоразвитая лингвистическая система. Билингвизм – это двуязычие, в котором живет глухой ребенок, овладевая жестовым языком и словесным одновременно. Сегодня большинство глухих в Беларуси владеют жестовым языком, в то время как русский язык они знают недостаточно: не могут успешно общаться со слышащими людьми, свободно читать литературу и так далее. Жестовый язык играет огромную роль в общении и познании мира глухим ребенком. Информация, которую он воспринимает и затем перерабатывает, поступает к нему на жестовом языке. Таким образом, жестовый язык – это, прежде всего, язык культуры глухих, признанный в нашей стране на законодательном уровне. У глухого человека в Беларуси, кроме прочих прав, есть право получать образование на жестовом языке. А словесный (русский) язык необходим ему для гармоничного, нравственного и интеллектуального развития, становления личности в обществе. Билингвистический подход предусматривает равноправие словесного и жестового языков.

– Обязательно ли сегодня для учителя в школе, где учатся глухие и слабослышащие дети, владение жестовым языком?

– Однозначно – да! Признание жестового языка высокоразвитой лингвистической системой, ставшей достоянием современной науки, повлекло за собой пересмотр круга вопросов, связанных с проблемами специального образования детей с нарушениями слуха. Если раньше, называя ведущую роль языка в общем и психическом развитии глухого ребенка, совершенствовании его познавательной деятельности, становления личности, специалисты имели в виду исключительно словесный язык, то новые научные данные обусловили совсем иной подход к данной проблеме. В этом подходе оспаривается монополия словесного языка и утверждается, что ведущим языком может (и должен быть!) жестовый язык.

Жестовый язык, столь важный для глухих детей – как и в общении, так и в познании мира, не может быть проигнорирован учителем. Незнание жестового языка, одного из важнейших средств общения между учителем и глухим ребенком, затрудняет решение педагогических задач, препятствует развитию педагогического сотрудничества.

В Финляндии, Швеции, Норвегии, Великобритании, США и многих других странах учителей в школу принимают на конкурсной основе, причем рассматриваются только те кандидаты на должность учителя, которые владеют жестовым языком. Когда я был в Манильской школе для глухих детей в Стокгольме, то был поражен тем, что все учителя свободно владели жестовым языком – это обязательное условие образовательного стандарта страны, признавшей билингвизм государственной системой обучения.

– В школе, где Вы преподаете, учатся как глухие, так и слабослышащие дети. Делаете ли Вы, как педагог, различия между ними? Обучаете ли их по-разному?

– В педагогической среде различий между глухими и слабослышащими выделять не следует. Однако, в педагогической практике существуют определенные требования, составлена программа для первого и второго отделения, существует учебный план Министерства образования. Все они составлены с учетом психофизических особенностей развития учащихся.

– Когда нужно начинать обучение ребенка жестовому языку?

– Чем раньше, тем эффективнее результат! Я придерживаюсь точки зрения многих зарубежных специалистов, доказывающих целесообразность раннего обучения ребенка с нарушением слуха – начиная с первых дней жизни малыша. Общение с матерью на жестовом языке способствует развитию познавательных и коммуникативных навыков глухого ребенка. Исследования зарубежных авторов конца ХХ века убедительно свидетельствуют о том, что дети глухих родителей опережают в своем развитии сверстников! Существуют доказательства и в современной оте-чественной педагогической практике. Очень важно, чтобы слышащие родители с первых дней жизни глухого ребенка изучали жестовый язык.

– Почему, на Ваш взгляд, современные выпускники спецшкол для глухих и слабослышащих не стремятся получить высшее образование?

– Я бы не стал так утверждать: напротив, в этом году у наших учеников повысился интерес к получению высшего образования. Восемь выпускников готовятся поступить на заочное отделение БГУ, выбрав профессии в сфере социальной деятельности и программирования. Бывшие ученики минской школы № 13 для детей с нарушениями слуха учатся в различных высших учебных учреждениях, например, МГТУ имени Баумана в Москве, МГПУ имени М. Танка, в Академии физической культуры и других. Я стараюсь поощрять самые высокие цели своих учеников, ведь одна из важных составляющих работы педагога – подготовка ребенка к жизни, обучение социальному опыту. Ведь в свое время мне удалось достичь почти недостижимой для глухого человека в те годы цели – поступить в университет на общих основаниях и затем стать учителем. Стремиться к достижению своих целей, решать задачи, возникающие на пути к ним, учу и своих учеников.

– Что для педагога в спецшколе для детей с нарушениями слуха главное – развитие ребенка как личности или развитие его слухового восприятия?

– Как я уже говорил, формирование личности без знаний словесного и жестового языка – двух равноправных речевых партнеров в условиях образовательной среды – просто невозможно. Так что развитие личности ребенка и развитие его слухового восприятия – понятия, неотделимые друг от друга. Если неслышащий ученик владеет жестовым и словесным языком, то он формируется и как интеллектуальная личность, сможет преуспеть как и среди неслышащих, так и в слышащем обществе.

Нужно не забывать об очень важном аспекте работы педагога с глухим ребенком. Чтобы добиться успеха, нужно обладать знаниями, позволяющими понять психолингвистические особенности развития глухого ребенка. Необходимо чувствовать каждого неслышащего ребенка, видеть в нем особенную личность, любить свою профессию. Когда меня спрашивают, как мне удается достичь таких результатов в обучении, я отвечаю, что здесь секретов особых нет. Полюбите глухого ребенка, его родной язык! Не лишайте его права получать знания на жестовом языке.

– Какая школа больше подходит слабослышащему ребенку: специализированная или общеобразовательная, массовая, в которой учителя будут уделять должное внимание неслышащему ученику в классе?

– Говоря о стратегии выбора образования в стране, я придерживаюсь сохранения специального образования для детей с нарушением слуха. Я изучал опыт специального образования за рубежом и узнал, например, что в Канаде ликвидация значительной части специальных школ для глухих не привела к кардинальным результатам. Канадские коллеги во время нашего общения на научно-практической Стокгольмской конференции в один голос говорили: не повторяйте наших ошибок! Глухой ребенок должен всесторонне развиваться как полноценная личность в социокультурной среде, получая знания на жестовом языке, изучая культуру и историю глухих. Однако необходимо подчеркнуть, что право выбора родителями школы для глухого ребенка следует уважать.

Ольга ГРИЦЕНКО

Фото автора

 

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.