Владимир Калевич: «Чтобы сказали: «Спасибо, вы облегчили мне жизнь»

В этом году Белорусскому протезно-ортопедическому восстановительному центру исполняется 95 лет. И он остается монополистом в производстве средств реабилитации в Беларуси: от инвалидных колясок до ходунков, от протезов до ортопедической обуви. Юбилейный год станет годом перемен, залог которых – новый директор БПОВЦ Владимир Калевич.

К БПОВЦ у людей с инвалидностью неизменно много вопросов. Естественно, потому что средства реабилитации определяют их жизнь. В интервью нашей газете Владимир Калевич рассказывает, когда ждать обновленную линейку колясок, кто испытывает средства реабилитации, а кто их ремонтирует и насколько ортопедическая обувь соответствует моде. Рассказывает и о других аспектах работы БПОВЦ, которые вы хотели узнать.

– Что изменится в работе Белорусского протезно-ортопедического восстановительного центра с новым директором?Новый директор Белорусского протезно-ортопедического восстановительного центра, белорусский протезный завод, новые инвалидные коляски, как отремонтировать инвалидную коляску, коляски с электроприводом, коляска активного типа

– Прежде я должен отметить роль предыдущего генерального директора Ивана Николаевича Волкова, который внес просто неоценимый вклад в развитие предприятия, большое ему за это спасибо. Что касается моего видения. Сегодня нужно быть конкурентоспособными и продвигать свою продукцию как внутри Беларуси, так и на внешний рынок.

В прошлом году план техразвития предприятия предполагал направить на строительство 2/3 от общей суммы, и 1/3 – на техперевооружение. В этом году сумма почти не поменялась, но теперь уже на технологии, на развитие, на образование отдадим 2/3, а на строительство – 1/3.

Омолаживаем коллектив, в ближайшее время будет создано новое опытно-конструкторское бюро по техническим средствам реабилитации. Я лично посетил ректора нашего главного технического вуза страны БНТУ, мы съездили на распределение молодых специалистов. Молодым конструкторам будет поставлена задача в течение года обновить линейку всех колясок. Плюс побывал у ректора медицинского университета, попросил специалистов. На новые технологии должны прийти люди с другим подходом совершенно, великолепно владеющие компьютерной техникой, конструкторскими программами. Каждое последующее поколение более продвинутое, на этом построено все развитие.

В плане техперевооружения я, конечно, отдаю предпочтение высокопроизводительному программному оборудованию. Оборудование будем закупать самое современное, чтобы улучшить качество, снизить себестоимость, тем самым повысить конкурентоспособность. Чтобы потребители наши сказали: «Спасибо, вы действительно облегчили мне жизнь». Вот с таким отношением я подхожу к работе и так настраиваю свой коллектив. У меня желание построить самое современное промышленное предприятие в Беларуси. Я знаю, как это сделать.

– Как вы пришли в БПОВЦ?

– Я человек в производстве не новый: инженер-механик, у меня два технических образования, и плюс я закончил Академию управления при Президенте, где получил еще экономическое образование. После техникума, пос-ле срочной службы в армии, а я служил на северном флоте, пришел на Минский завод колесных тягачей. Проработал на данном предприятии 22 года, прошел все ступеньки, от слесаря механосборочных работ до начальника управления внешней кооперации. В 2010 году по приглашению российского собственника возглавил предприятие России в Гродно, которое выпускало автомобильные фильтры. Недавно был назначен сюда на должность главного инженера. А через 8 месяцев мне предложили стать генеральным директором БПОВЦ. На данной должности я второй месяц.

– А с людьми с инвалидностью до работы в протезном центре сталкивались?

– Скажем так, мы шли параллельными путями, где-то пересекались. Я не вникал особо в проблемы, не знал даже количества инвалидов в Беларуси. Не было такой необходимости узнать это. Отношение у меня к этим людям и тогда, и сейчас не поменялось – теплое отношение. Людям нужна помощь, я понимаю свою ответственность как руководителя и как человека.

– Меня очень заинтересовала фраза про обновление линейки колясок. Можно подробнее?

– Поставлена задача новому главному инженеру, он выходец с нашего предприятия, буквально в этом году создать новый модельный ряд всех колясок. Это и комнатная коляска, и активного типа, и с электроприводом, и для пользователей высокого роста, и для людей с большим весом. Вся линейка размеров должна быть с максимальным количеством регулировок, чтобы создать наибольший комфорт для наших потребителей. Как только у нас появятся хотя бы прототипы этой линейки колясок, мы проведем медико-технический совет и пригласим наших инвалидов, чтобы они внесли какие-то замечания.

Уже появилась коляска облегченной конструкции – с алюминиевой рамой, и она хорошо себя зарекомендовала, ее мы делаем совместно с польским предприятием. Но есть и достаточно устаревшие модели, без применения новых материалов. Мы не можем сказать, что они не пользуются спросом. Мы даже предлагаем порой более новые модели, но это же дело привычки: есть инвалиды, которые сегодня пользуются старыми деревянными протезами, и никакие им больше не нужны.

Недавно появилась новая коляска с электроприводом, мы ее сейчас активно продвигаем. Считаем, что она по характеристикам гораздо лучше, легче, чем предыдущая модель. И чуть ли не в два раза дешевле, потому что нашли новых поставщиков комплектующих, заменили мотор-колесо на редуктор-колесо. Выпускаем десятую коляску. Первые отзывы положительные.

Кстати, доля колясок в валовом денежном выпуске небольшая, это 8-9% всего, хотя в штуках это 6 тысяч в прошлом году, в этом уже 7200. Объем растет, но это пока внутренний рынок. Нас больше сейчас интересует внешний. Он нами пока не освоен. Это просто задача № 1. Россияне, кстати, проявляют большой интерес, их устраивает и качество наше. Мы должны сейчас договориться о цене и сертифицироваться на их рынке, это стоит больших денег. К сожалению, в рамках Евразийского союза пока белорусская сертификация не признается в России. Такие протекционистские меры защиты внутренних рынков. Хотя своего производства колясок в России нет: отверточная сборка в Тольятти порядка 40-45 тысяч колясок Ottobock.

– Значит, внешний рынок – это, в первую очередь, Россия?

– Не только. 27  марта приезжают представители Казахстана, заинтересованные нашей продукцией. Уже были оттуда пациенты. Девочке 11 лет, семья приезжала к нам ради корсета Шено. Кстати, один из новых видов продукции для детей с искривлением позвоночника – быстро прогрессирующее заболевание. Мы родоначальники в СНГ, все наши филиалы сегодня умеют делать корсеты Шено. У нас сегодня очередь уже почти на год в Беларуси.

Заинтересован в нашей продукции Азербайджан. Приезжали пациенты из Украины. Задача экспортировать не только продукцию, но и услуги. С кем конкурировать? В России, если по коляскам, – это Ottobock. Китай наводнил рынок Казахстана, но их представители жалуются: за большие деньги покупают ширпотреб, который быстро выходит из строя.

– В июне в Москве пройдет международная выставка реабилитационного оборудования. Несколько лет подряд БПОВЦ не участвовал в такой масштабной выставке, как «Интеграция. Жизнь. Общество». Будет ли участвовать?

– Будет. Не знаю, в той, что назвали вы, или другой… Я посещал в декабре выставку «Здравоохранение» в России. Интерес к продукции есть, мы ездили просто с компьютером, с нашими каталогами новыми. Опять же встает вопрос финансовый: выставиться стоит достаточно больших денег. Ведутся переговоры с нашими российскими партнерами: возможно, они нам выделят часть своего стенда. Но участвовать будем обязательно. Может, даже в этом году.

– Вернусь к новым средствам реабилитации, которые планирует выпускать Центр.

– Нами не освоен такой вид продукции, как функциональные кровати для людей с нарушением опорно-двигательного аппарата. Сейчас они все у нас практически покупные или производятся с частичной импортной комплектацией.

Обновляем не только коляски, это и протезы, и швейные изделия. Оцениваем наши возможности по выпуску комплектации для протезов. Сегодня, к сожалению, мы львиную долю импортируем: в прошлом году изготовили более 2 тысяч протезов, половина – импортной комплектации. Это все дорого стоит. Изготовить протезы с импортными комплектующими можем только по согласованию с заказчиком – комитетами по труду, занятости и соцзащите. Пока мы не готовы выпускать коленные модули – это высокоточное машиностроение. Мы покупаем комплектующие Ottobock и российского предприятия «Энергия», которое специализируется на космических системах, представляете уровень.

Что касается новых моделей, столкнулся с парадоксальной вещью: был у меня недавно посетитель, который пользуется нашими тростями и костылями. Ему мы выдали когда-то углепластиковую трость – и вот хочет такую же. Она у нас уже не выпускается, есть новая, дюралевая, она легче. Не верит. Только когда он сравнил, передумал. У людей иногда складывается стереотип, и поменять восприятие сложно.

Считаю, что даже внутри Беларуси о нашей продукции недостаточно хорошо знают: размещаем информацию на Tut.by и других ресурсах, посещаем наши учреждения здравоохранения. Вот на этой неделе были в Боровлянах в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии, знакомили пациенток с нашими протезами грудной железы, лифами для них, нашими купальниками. И сталкиваемся с тем, что даже медики порой не знают, что это есть у нас.

– В топ средств реабилитации, о которых регулярно спрашивают нас читатели и в которых нуждаются герои наших публикаций, попадают вертикализаторы, детские коляски активного типа, костыли с подвижной локтевой манжеткой. Один наш читатель предпринял целую эпопею по поиску трехколесного велосипеда для взрослых. Планируете это выпускать?

– Вертикализатор мы сегодня выпускаем – для детей, больных ДЦП, с ручным приводом. До меня еще были разработки вертикализатора с электроприводом. Я посещал предприятие Польши, которое выпускает данные приводы, мы закупили несколько штук, сейчас проводим испытания. Показали они себя неплохо. Опять же встает вопрос цены, в убыток мы же работать не можем. С самой маленькой рентабельностью, что нам государство разрешает, будем это предлагать. Для взрослых? Пока отработаем для деток. А это же только массогабаритные характеристики, это уже следующий шаг.

Сегодня мы выпускаем три размера трехколесных велосипедов. Самый большой – для детей с ДЦП до 18 лет. С какой столкнулись проблемой сегодня. Когда у нас был наш Мотовелозавод, мы брали у них велосипед, дорабатывали, сертифицировали как изделие медназначения, испытывали и поставляли на рынок. Ввиду тех экономических проблем, которые испытывает Мотовелозавод, не стало нашего белорусского велосипеда. Нам приходится покупать велосипеды у перекупщиков, которые поставляют их на территорию Беларуси по импорту. В прошлом году модель, которую мы покупали, посреди года сняли с производства. Новая модель пришла уже совсем по другой цене, более того, пришлось заново проводить полный цикл испытаний. К сожалению, эта ситуация создала в прошлом году очередь. Может быть, какую-то модель велосипеда у себя освоим, чтобы она уже устоялась. Мы готовы и для взрослых выпускать. Кстати, велосипед пользуется повышенным спросом и за рубежом.

Есть у нас активного типа небольшая коляска детская, но, пожалуй, мы должны прийти к новой коляске. Она войдет в обновленный модельный ряд, о котором я говорил.

Костыли с подвижной локтевой манжеткой сегодня нами пока не освоены. Я уже знаю о проблеме, задачу перед конструкторским отделом поставил. Ну а раз не производится, если комитет по труду считает необходимым закупить для какого-то потребителя, будем закупать. Но в перспективе планируем производить. У нас производство костылей, тростей организовано на гомельском филиале, оно расширяется. Я думаю, если через полгода вы мне позвоните, что-то уже поменяется.

– Сколько усилий и времени нужно, чтобы внедрить какую-то разработку и человек начал ею пользоваться?

– Появляется прототип той же коляски. У нас есть своя, единственная в Беларуси, сертифицированная лаборатория по испытаниям инватехники. Я, будучи в Польше, сравнил их стенд и наш, мы ничем не уступаем сегодня. Кстати, мы приобрели буквально 2 месяца назад новый стенд по испытаниям всех колясок. Мы сертифицируем изделие и отдаем на санитарно-гигиенические испытания. Плюс Минздрав сам определяет, в каких медучреждениях оно будет испытано. Группа пациентов пользуется изделием, мы их замечания учитываем, вносим изменения в конструкцию, и опять отдаем на испытания. Когда пришли к какому-то соглашению, запускаем уже партию. Не выпускаем ни одного изделия, которое бы не прошло испытания.

– Расскажите, пожалуйста, о сотрудничестве Центра с Белорусским обществом инвалидов, с Республиканской ассоциацией инвалидов-колясочников?

– Не могу сказать, как было до меня, хочу сказать, как будет. Уже встречались мы в Центре с представителями наших паралимпийцев и олимпийцев, обсуждали их предложения. Работа должна быть поставлена профессионально: есть новые изделия – мы вас приглашаем, смотрите, пока мы не запустили в серию. Все замечания критические мы готовы обсуждать. Хочу, чтобы была обратная связь обязательно.

– Допустим, сломалась та же коляска, человек живет в регионе – что ему с ней делать?

– За 2016 год мы отремонтировали 195 колясок. Это работа одного сотрудника. Сюда попали коляски не только нашего производства, но и импортные – берем все. Все наши филиалы мелкие проблемы могут устранить. То, что не могут отремонтировать, приезжает к нам. Экономически нецелесообразно где-то держать людей в регионах, чтобы ремонтировать 20 колясок в год. Тем более у нас здесь хорошая база.

Инвалид обращается в территориальный госорган, где он средство реабилитации получал, в течение 5 дней тот сообщает в областной комитет по труду, занятости и соцзащите, они в течение 5 дней сообщают нам. Ремонтируем оперативно, мы понимаем, что у человека там нет замены. Или попутным транспортом сами возвращаем коляску, или комитеты забирают. Замен мы не даем: кому потом отдать эту коляску, во-первых, во-вторых, мы же должны иметь целую линейку колясок, мы не знаем, какая выйдет из строя. Были прецеденты, шли навстречу, но это пока не правило.

Что касается 2017 года, уже отремонтировано 18 колясок. Не только они, привозят и вертикализаторы. Иногда приезжает инвалид и хочет что-то изменить в конструкции, идем ему навстречу и меняем, и в импортной коляске в том числе.

– Как обеспечиваете вашей продукцией людей на селе?

– У нас 5 филиалов (в Витебске, Гродно, Гомеле, Могилеве и Барановичах) и 5 мастерских (в Бресте, Мозыре, Бобруйске, Лиде и Пинске). К слову, основную долю продукции мы поставляем согласно договорам с нашими областными комитетами по труду, занятости и соцзащите и Минским городским, которые ведут учет инвалидов. Наше предприятие и филиалы выезжают на места – утвержден график. Головное предприятие в этом году планирует организовать выездные пункты обслуживания в Молодечно, Солигорске, Борисове на базе районных больниц.

– Кроме вашего центра инвалидные коляски также выпускает РУП «Четырнадцать», делает на заказ  частное предприятие «Инва-Авто-Сервис». Ощущаете конкуренцию?

– Пока нет. Коляска активного типа РУП «Четырнадцать» «Гепард» пользуется спросом, но они настолько небольшое их количество выпускают по сравнению с нами. Что касается «Инва-Авто-Сервиса», их коляски я видел, это пока такое, скажем, полуподвальное производство. Мы им оказываем сегодня посильную помощь: красим их изделия у себя на договорной основе. Конкурент ли – трудно оценить: эта компания не сертифицирована, продукция не проходила испытания.

– Что чаще всего хотят получить люди с инвалидностью – «Гепард» или коляску Центра?

– Трудно сказать. У нас появилась новая коляска активного типа, сейчас мы собираем отзывы. Мы ее презентовали на последней коллегии Министерства труда и соцзащиты в середине февраля, ею уже заинтересовались. Мы знаем сами некоторые замечания по ней, в ближайшее время доработаем. Кому-то нравится одно, кому-то другое. Я не умаляю заслуг «Гепарда», наверно, она по некоторым позициям была лучше, но в ближайшее время будут наши новые коляски, я уверен, мы превзойдем «Гепард».

– Как часто пользуются люди услугой индивидуального заказа?

– Нет такой недели, чтобы я не подписывал документы на изготовление индивидуальной коляски. Из всех индзаказов где-то половина – коляски, 50-60 в год. Это много. Есть и ходунки, и костыли, и комплекты поручней. Когда человек массой, весом, ростом не соответствует той линейке, которая есть, на основе серийной продукции делаем индивидуальную. Высота спинки, отклонение спинки, высота центра тяжести в активной коляске – все это тоже оговаривается. Это вопрос сложный, потому что на любую коляску индивидуальную изготавливается пакет документации, она тоже испытывается.

– Насколько Центр ориентируется на модные тенденции, когда производит ортопедическую обувь?

– Я убежден, что человеку даже с нарушениями какими-то не чужда мода, красивые вещи. Мы приобрели программный продукт, который держит большую базу в памяти, позволяет нам изготавливать лекала на швейные изделия, на обувь не вручную – интегрирован плоттер, который эту модель сразу вырезает. Чтобы сотрудники могли изучать тенденции мировые и быстро это моделировать. Плюс большое значение отдаем материалам. Закупили итальянскую кожу, и уже модели сшиты, пользуются спросом, турецкую кожу. Не будет все серое, однообразное, это точно. (Специально отправилась посмотреть стенд с обувью в поликлинике БПОВЦ. Подтверждаю, есть очень симпатичные модели, – прим. авт.)

– Планируете ли открывать обучение по новым специальностям в Специализированном образовательно-реабилитационном центре?

– Мы думаем об этом. Сегодня обучаем операторов ПЭВМ, кладовщиков, мастеров по ремонту обуви, столяров. Разработаны учебные планы по специальностям «Механик протезно-ортопедических изделий» и «Секретарь-делопроизводитель». Может, будем наших клиентов учить маникюру. Эти услуги ведь инвалиды могут потом оказывать на дому, открыв ИП. Это к примеру. СОРЦ наш и создавался, чтобы люди приобрели востребованную на рынке специальность, могли заработать, могли интегрироваться в общество. Кстати, у нас новый руководитель СОРЦ, которая пришла со своими идеями. Сейчас подбираем руководителя учебной частью.

– Берете на работу людей с инвалидностью?

– Сегодня у нас 25 инвалидов работает. 2-3-я группа. В основном обувщики. Работают также слесари механосборочных работ, контролеры на КПП, уборщики производственных помещений, инструкторы-методисты, санитарки, медсестры протезно-ортопедического госпиталя, модельеры колодок. И не только на головном предприятии. В мастерской в Пинске мы открыли ремонт обуви. Обучили женщину с инвалидностью – и хорошие отзывы, и человек трудоустроен. Вакансии? На сегодня штат заполнен, мы, наоборот, думаем об оптимизации структуры – рынок диктует свои условия. Но у нас не стоит вопрос, кого сокращать в первую очередь, мы не делим людей: с инвалидностью или нет. Тем более они все добросовестные работники, нареканий у нас нет.

Юлия ЛАВРЕНКОВА

Фото автора

Немного статистики:

101 483 – столько людей с инвалидностью состояло на учете БПОВЦ на начало 2017 года. (Всего в Беларуси почти 555 тысяч людей имеют инвалидность.)

Из состоящих на учете в Центре 8 650 человек пользуются протезами верхних и нижних конечностей, 7 152 человека – ортезами, 45 156 – протезно-ортопедической обувью, 26 123 – лечебно-бандажными изделиями.

61 674 – столько человек в 2016 году пришли в БПОВЦ (Минск, ул. Одоевского, 10) и его филиалы подобрать и получить свое средство реабилитации.

1 689 – столько визитов на дом, в дома-интернаты, опорные пункты, лечебно-профилактические учреждения сделал БПОВЦ и его филиалы за 2016 год.

Комментарии

Толя Некрашевич

2017-03-29 11:28:10

Отвратительная ложь о "социальном государстве".
23 года протезируюсь там. Последние два протеза бедра были с дефектами. Предпоследний - два года назад - полностью. Переделывали.
11 яеваря 2017 поступил в стационар. Сразу был заперт вместе со всеми инвалидами: в БПОВЦ обьявили карантин. Весь госпиталь лежал "пластом". А врачи брали больничный, чтобы не заразиться.
21-го думал, погибну. Температура полнялась до 39,8. Медсестры спят, как сурки. Пробовал из палаты вызвать "скорую", но потерял сознание.
До этого (впервые за 23 года такое!) поселили в двухместную палату с человеком, страдающим сонамбулизмом. Только на третью ночь понял, что это он трясет мою койку, водит вилкой по уху. Перешел в другую палату, а медсестры подселяли этому психопату других инвалидов. (Оказался летчик после инфаркта мозга). Напевал псалмы до часу ночи, включал постоянно бактерицидную лампу. Ему делали исландский протез, потому что этот псих оказался "блатной". Потому и медсестры не реагировали на мои жалобы.
На момент моего поступления в госпитале не работало ЭКГ, в стоматологическом кабинете было сломано кресло. Бардак.
За 23 года мне, ликвидатору, так и не слелали протез руки. Протез ноги для мытья (плавания) по постановлению СМ РБ номер 1722 идет бесплатно. Мне сказали: "собирай 76 миллионов". Такой протез Центр делать не умеет.
"Черный рынок" запчастей к ногам и рукам работает стабильно. Везде поставили видеонаблюдение, полуголых людей примеряющих протезы, снимают как скотину в коровнике.
Выписался досрочно, накатал жалобу при выписке. Так еще пытались "позвать на ковер" для отчитывания (?), а психопат-летчик подловил при выписке и пытался избить. Благо, сын нес вещи и скрутил его.
Эта колоссальная машина - разболталась и превратила инвалидов в "мясо" для списания бюджетных средств. 24-го был на приеме в Мисоцзащиты с техником/протезистом фирмы "Отто Бок", приехавшим с Украины. Ему нужна работа, и вызов с БПОВЦ. Нас не стали и слушать. Специалист уедет в Россию.
Почему я его нашел?
Как всегда, ВЗЯВ НАЛИЧНЫЕ, пошел БЕЗ КАССЫ ремонтировать старый протез. Протез отремонтировали с дефектом, "абы отвязаться и скосить бабок". Протез я сделал сам с помощью этого украинца, проклиная эту фабрику инвалидных несчастий. Но, заносив свою железную ногу, слышал разговор техников.
"Опять эта инвалидка пришла" (девочке заказывают корсет позвоночника). "Не буду ей делать, заколебала!" "Три раза переделывал, все нос свой инвалидный воротит! Горбись тут забесплатно..." "Так она вроде с Брестской области приехала снова..." "Так пусть валит к себе на область, да из какого полена себе корсет слелает!" (Хохот).
Надеюсь, Каноплич напишет это. Терпеть более этот Центр невозможно.

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.