Мир в ваших руках

Рубрики: Новости.

В теории судьбы, написанной на руках, мне больше всего нравится, что предначертанное можно изменить. Говорят, даже изо дня в день банально стилусом прочерчивая на ладони линии по новому маршруту. Но лучше – не покладая рук. Сфокусировалась на руках человека, характеризующих все его порывы, выставка «Руки заботы». Работает она до 5 марта в отеле «Ренессанс Минск».

Идея настолько проста и символична, что заставляет глубоко задуматься. Какая же интимная, оказывается, вещь – руки. Унитарное предприятие «Паллиатив» приглашал к участию всех желающих делиться своими снимками. Хедлайнером выставки стала фотограф Анна Кондратьева. Фотоистории напоминают: есть люди, для которых забота других определяет жизнь, и все мы люди, способные хоть какую-то толику этой заботы дать.

Организовала выставку «Руки заботы» Елена Моригеровская, директор УП «Паллиатив». Предприятие существует на базе Белорусского детского хосписа, и активно развернулось с сентября прошлого года. Именно здесь со всей Беларуси собирают людей, готовых ухаживать за людьми в тяжелой, может даже смертельной болезни, помогать восстанавливаться после травмы, ассистировать людям с инвалидностью… Заботиться душевно и физически.

Елена Моригеровская
Елена Моригеровская (слева) награждает генерального директора арт-академии «Mademoiselle Adr’i» Нинель Аракелян.

– Приходят и люди с медицинским образованием, и просто люди с опытом. Когда поток пошел, выяснилось, что люди не подготовлены для оказания паллиативной помощи. В Белорусском детском хосписе есть сиделки и медсестры, которые готовы делиться своими знаниями. Там мы организовали патронажные курсы. На протяжении месяца по субботам там учат не только за телом ухаживать, но и правильно относиться к болящему человеку. Не жалеть его, наоборот, вдохновлять. Важно, что каждый ученик должен примерить на себе позицию и пациента, и ухаживающего. Конечно же, приглашаем родственников, которые хотели бы оказывать качественный уход своим болящим родным. Кому нужна паллиативная помощь, может обратиться в УП «Паллиатив». У нас частные услуги, но нет фиксированной стоимости, мы подходим к каждому нашему заказу индивидуально. Часть заработанных денег мы перечисляем в фонд Белорусского детского хосписа.

Неожиданно, что в такую сферу Елена Моригеровская пришла из культуры, будучи менеджером Белорусской государственной филармонии, директором некоторых филармонических коллективов, после опыта организации Международного фестиваля Юрия Башмета и гастрольного тура американского джазового коллектива «Manhattan Jazz Connection».

Среди партнеров выставки Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам, Белорусский детский хоспис, Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников, представительство TZMO S.A. (Польша) в Беларуси (производит такие марки гигиенических изделий, как «Bella» и «Seni»), арт-академия «Mademoiselle Adr’i» и другие. А на вернисаж заглянул сам заместитель министра труда и социальной защиты Александр Румак.

В холле отеля 25 снимков. Еще больше появится в скором времени на сайтах и в социальных сетях организаторов. Каждая пара рук словно замерла в приглашении в уникальную человеческую историю. Здесь руки мамы первого на территории стран бывшего СССР и Восточной Европы детского хосписа Анны Георгиевны Горчаковой. Перебирает медали, которые дома скромно хранятся в тяжеленном рюкзаке, чемпионка мира и Европы по танцам на колясках Анна Викторовна Горчакова. Режет домашний сыр гостеприимный итальянец сеньор Пино. Поглаживает вытканный малоритский строй Степанида Степанюк, которая впервые села за ткацкий станок в семь лет, а технологию уникальных малоритских андараков (самотканых юбок) увидела во сне. Учит готовить своих 14 детей SOS-мама детской SOS-деревни в Марьиной горке Наталья Трон. Гладит по голове сына Светлана Корбут, у обоих ее сыновей аутизм. Настраивает свой фотоаппарат Антон Токарев, неслышащий парень с ДЦП. Я предлагаю ближе познакомиться с некоторыми героями.

В прошлой жизни Вера Ионикова вряд ли взяла бы в руки кисти. В прошлой жизни был техникум предпринимательства, работа по специальности – банковский служащий. И эта жизнь ее радовала. А потом тяжелая наследственная болезнь. Из-за нее Вера сегодня живет в 4-м психоневрологическом доме-интернате в Минске.

Рисовать она начала именно здесь, немногим больше года назад, когда в дом-интернат создавать художественную студию пришла арт-терапевт Татьяна Бируля. В последней картине Вера повторила свою первую работу. Уровень отличается разительно. На картине в профиль девушка. Ее коса изогнулась, словно змея, и смотрит на хозяйку. Девушка завораживает ее, играя на дудочке. Вера объясняет: «Девушка возгордилась своей красотой, и коса решила задушить ее». В ее картинах чувствуется печаль потери прошлого, смирение и сила духа. У интерната уже была не одна выставка, Вера Ионикова всегда среди тех, кого отмечают зрители.

Анна Георгиевна Горчакова, глава Белорусского детского хосписа.

У Веры множество портретов, каждая ее сосредоточенная, таинственная и волевая героиня чем-то похожа на нее саму. Вера красавица. Тоненькая, с длинными волосами, на каблучках – на улице на таких заглядываются. Правда, совсем не гордая. Она абсолютно безотказна, всем сердцем добра. За это в интернате у нее сразу нашлось много друзей. Когда студийцы напишут картины, часто друг друга критикуют. Вера никогда не отзовется дурно, даже если картина действительно не вышла, найдет, за что похвалить. Она заботится о других, саму же, даже чтобы угостить, нужно уговаривать полчаса – ну что вы, ведь ей ничего не надо. Теплышко – так отозвалась о ней Татьяна Бируля.

Вера очень любит говорить про папу, про Бога… На днях папа снова взял ее домой на недельку. Как-то они вместе даже жили в монастыре. Верующая Вера болезнь свою воспринимает со смирением.

Среди ее героинь есть невеста, есть влюбленная пара. Вера говорит, не жалеет, что не вышла замуж, что рядом не было любимого мужчины. Жалеет о том, что у нее не было детей и никогда не может быть.

В некоторые ее картины вписаны стихотворные строки. Ее строки. Такие же наивные и одновременно задумчивые, как и ее картины. Это, например, из посвященного родителям:

Целую я ваши руки,

Целую я ваши души.

Проклятую вашу старость

Обидой боюсь нарушить.

После аварии ее руки вряд ли должны были взять крючок, иголку, бисер. Перебегала дорогу. Сбила машина. Когда дочитываешь диагноз двухлетней девочки до конца, голос начинает дрожать: открытая черепно-мозговая травма. Врачи посоветовали надеяться на Бога.

На фоне своего снимка позирует семья Стефняк.

Четыре года ребенок вовсе не поднимался с больничной кровати. Слава Богу, Екатерина Данилович не помнит тех первых лет. Помнит уже, как с мамой и папой объездили все возможные больницы, санатории, реабилитационные центры. Благодаря своим земным ангелам-хранителям и своей целеустремленности 25-летняя Екатерина стоит здесь, позирует рядом с выставочным снимком. Обаятельно и бесхитростно улыбается.

Из-за мозговых грыж, начавшегося судорожного синдрома девушка не может никуда поступить, устроиться на работу. Но может вязать, вышивать лентами, плести из бисера со своей непослушной левой рукой. И любит готовить.

Такой открытый человечек непременно вертелся бы в компании выдумщиков и весельчаков. Но ведь долгие годы для ровесников она «инвалид, который ничего не может». Мамина смелость – хоть на два часа в день, но водить дочку в сад, чтобы та училась общаться с детьми. Даже в первый класс со всеми пошли. Но было тяжело, перешли на обучение на дому, да и наслушалась от детей, что скрывать.

– Я ее настраивала, что не всегда так бывает, что это жизнь, и нужно к ней привыкать. Она такая активная была у нас, в санаториях, в реабилитационных центрах это было хорошо видно. И всегда подбегала, спрашивала: мама, ну как я? Очень хорошо, ты лучше всех у меня! Мы ее одевали, как куклу, современно, чтобы она не чувствовала себя обиженной.

И дома Катерину всегда окружали друзья – мама с папой. Единственные друзья. Кстати, с тех пор мама или папа неотступно рядом. Как тяжело сжиться с постоянным страхом потерять свою девочку: любое падение, малейшая неаккуратность исключены. Но не подавать и виду своего беспокойства. А теперь о сестре заботится еще и пятилетний брат.

На вернисаже замечен и заместитель министра труда и социальной защиты Александр Румак.

Наверно, в компенсацию боли и слез Катерина получила самый заманчивый для большинства девочек шанс показать себя миру. Катерину любит камера. Девушку заметила руководитель объединения «Леди-совершенство» при Центре творчества детей и молодежи в Борисове Ольга Вербицкая – у нее дети и девушки с ДЦП ходят по подиуму, создают авангардные прически, вместе с родителями придумывают коллекции. Новая интегрированная коллекция уже готовится.

Преодолев многие испытания так, что за улыбкой не угадаешь слез, Катерина гордится родителями и собой. А мечтает она о простом – о своей любящей семье. Хозяйка из нее выйдет хорошая, мама постаралась.

Уже тридцать лет ее руки как полусвернутые лепестки цветка. Они не достаточно функционируют. Но когда новички в лагере активной реабилитации видят, как минчанка Инна Дигилевич может без чьей-либо помощи одеться, пересесть с коляски на кровать, расцветают. Как и все инструкторы, она пример для подражания.

Спортсменка, а она занималась спортивной гимнастикой, красавица, в 19 лет Инна неудачно нырнула. Сломала шею.

Инна Дигилевич (справа) и чемпионка по танцам на колясках Анна Горчакова.

– Доктор говорил, что реабилитация будет долгой. Для меня долго – неделя-две, месяц, так и быть, потерплю, дальше я буду ходить. Я должна была быть опорой родителям в старости: и у мамы, и у папы была 1-я группа по зрению. А тут получилось, что им еще пришлось ухаживать за мной.

Ее друзья, этакая тимуровская команда, каждый день приходили, с подругой делали физические упражнения, чтобы она быстрее восстановилась, тоже не представляли, что Инна не встанет на ноги. До травмы друзей много, после травмы остаются только настоящие. Ей повезло, у нее осталось много настоящих друзей.

– Прекрасно помню, как я первый раз после травмы вышла на улицу. Был Новый год, с друзьями мы встречали праздник, потом по традиции пошли на ёлку на центральной площади. А поскольку у меня не было коляски, друзья притащили санки, каким-то образом сделали так, чтобы я там могла сидеть, и таким вот макаром мы попали на новогоднюю ёлку. А коляска появилась только летом, почти через год после травмы. Это вынужденное лежание очень отрицательно сказывается. Тогда ни я, ни мои друзья не имели понятия, как с этой коляской обращаться. Сначала вынесли ее к подъезду. Когда меня вынесли на руках, вокруг коляски было человек 20 ребятни и человек 10 взрослых. И они все стояли кружком и смотрели на это действо. Мне, конечно, хотелось сквозь землю провалиться. Но друзья меня поддержали, и мы с гордо поднятыми головами поехали гулять. Но когда тебя взглядом провожают, это долго мешает воспринимать себя на коляске.

Друзья вытаскивали в парки, в походы, в кино. Тогда про пониженные бордюры и низкопольные автобусы никто и не заикался. Даже добротный деревянный настил, который сделали специально для Инны через ее 5 ступенек в подъезде, просто украли в те нищие годы.

Через год, после второй операции, Инна попала на реабилитацию в один-единственный специализированный санаторий для спинальников в СССР – в санаторий имени Бурденко в Крыму. И там впервые увидела, что люди на колясках могут жить достойно. Но она же шейница, так что это, пожалуй, не про нее.

Перелом сознания произошел в 97-м году, когда она попала в первый международный лагерь активной реабилитации в Беларуси. Буквально за 10 дней поняла, что может быть более самостоятельной, может работать, может иметь семью. К тому времени Инна уже наловчилась сама одеваться, пересаживаться, передвигаться. Собственный способ пересаживаться в коляску изобретала три года.

В лагере участвовали 30 человек со всей Беларуси. Да и какие люди были кругом – спортсмены, общественные деятели. Три последних места разыграли в лотерею на соревнованиях по легкой атлетике среди людей с инвалидностью. Болельщица Инна выиграла. Домой к активной жизни участники уезжали на подаренных шведами колясках активного типа.

Инна Дигилевич со временем стала инструктором техники езды на коляске активного типа, рассказывала о самообслуживании. Инструктором работала в Польше и в Украине. А теперь сама организует такие активные лагеря для белорусов. А еще с группой самопомощи «Первый контакт» ездит в отделения больниц, где лежат люди с травмой спинного мозга, и рассказывает о том особенном мире, к которому им предстоит привыкнуть.

– Я полностью живу самостоятельно, единственное, чего не делаю – не вожу автомобиль, – с ее руками все равно к рулю медики не допустят. – Кое-где, конечно, мне нужна помощь. Не заеду на крутой пандус, мне очень тяжело проехать по лесу, если волосы длинные, с моими руками тяжело сделать прическу – мелочи такие. Много людей сидит по домам чисто из-за того, что не могут выбраться со 2-5 этажа. Некоторые не выходят, потому что считают, что у них, инвалидов, больше там нет никаких дел. Чем больше появляется на улицах людей в колясках, на костылях, с ходунками, тем проще выходить.

Вот Инна дома не засиживается. Она с удовольствием бывает на выставках, потому что очень любит живопись, жаль, сама не рисует. Путешествует. Пуще бередят душу походы, приключения. Минское объединение инвалидов-колясочников каждое лето проводит сплав на плотах, сейчас и сплав на байдарках. Если на это время не выпадает лагерь активной реабилитации, вы догадываетесь, где искать Инну Дигилевич.

Юлия ЛАВРЕНКОВА

Фото автора

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.