«Квартирный вопрос их испортил…»

Рубрики: Новости.

Я не зря начал со знаменитой фразы Воланда из романа Булгакова «Мастер и Маргарита». Ее часто цитируют, я тоже не избежал соблазна. Уж слишком подходит к нашему случаю. Правда, речь пойдет об инвалиде с детства Владе Кашкане. Сами понимаете, это особый случай. В редакцию позвонила минчанка Елена Трофимовна Сикорская. Само собой, редактор мне об этом сообщила и предложила заняться этой темой, тем более что проблема общая для многих инвалидов.

***

Сначала Елена Трофимовна предложила встретиться у нас на Юго-Западе (столичный район, – прим. авт.), на улице Космонавтов. Перед поездкой снова позвонил, и все переигралось: пришлось ехать через весь город, на улицу Гамарника. Впрочем, я не пожалел, тема того заслуживала. Докуривал сигарету, когда из подъезда вышла Елена Трофимовна. Она меня уже ждала, тем более, живет на первом этаже.

– Я родилась в многодетной семье, мы жили в 30 километрах от Минска, – начинает Елена Сикорская. – Я была седьмой в нашей большой семье.

В общем, это была типичная белорусская семья того не очень давнего времени. Теперь таких семей почти нет. Елена Трофимовна сразу принесла объемистую пачку документов. Но пока ее не раскрывала, а просто рассказывала о судьбе Влада Кашкана, внука своей родной сестры Галины Трофимовны. Именно Елена Трофимовна пытается решить проблемы Влада.

– Когда Влад родился, то уже перенес инсульт, – рассказывает Елена Трофимовна. – Он родился с ДЦП. Его мать, дочка моей сестры, заразилась гепатитом и умерла, когда мальчику было четыре годика. Понимаете, она жить не хотела. Она даже угрожала, что завернется с сыном в шубу и выбросится в окно! Вот как было…

После смерти матери у Влада остался отец. Они жили в трехкомнатной квартире. Отец был предпринимателем и неплохо был обеспечен материально. Но, как говорится, от судьбы не уйдешь – через пять лет отец утонул в озере. У него была дача на Мяделе, там это и случилось. При этом квартира была оформлена на другую бабушку Влада Кашкана – мать покойного отца. Эта бабушка повела себя вполне предсказуемо: быстренько побежала прописываться. По словам Елены Трофимовны, эта бабушка сказала, что не справится с Владом, и предложила сдать ребенка в дом-интернат.

– Видите, мать покойного отца Влада выбросила его, как щенка, – горячится Елена Трофимовна.

В том, что Влад Кашкан до сих пор не попал в дом-интернат, есть большая доля усилий Елены Владимировны Сикорской. Это факт.

***

Теперь настала пора поговорить о собственности.

Влад прописан в той трехкомнатной квартире, за ним закреплена комната. Что касается собственности, то имущес-
твенных прав у него нет. Влад там может жить до 23 лет. А что потом? Одним словом, там парня никто не ждет.

Поговорим и о наследственных правах. От матери Владу досталась двухкомнатная квартира. Все бы ничего, но у Влада есть еще сводный старший брат. Он тоже имел право наследовать эту квартиру. И кто станет наследником – здоровый старший брат или инвалид Влад? Короче говоря, сестры были вынуждены продать эту квартиру: когда сводному брату исполнилось 18 лет, он потребовал свою долю. Сестры уверены, что другого выхода у них не было.

Какие-то деньги после продажи квартиры остались. За них Владу купили комнату в другой «двушке». Сестры решили сдавать эту комнату в аренду. Цель была простая: насобирать Владу денег, чтобы потом купить ему нормальную однокомнатную квартиру. К сожалению, ничего не получилось.

– Моей сестре риэлторы сказали, – продолжает Елена Трофимовна, – что комнату можно сдать за 200 долларов. Я тогда удивилась, никогда таких расценок не было. Это было в прошлом году, а в этом цены резко упали. А соседа из другой комнаты (это его жена после развода продала свою долю в квартире), видно, уверили, что инвалид с ним жить не будет…

***

Владу Кашкану сейчас 16 лет. У него есть комната в двухкомнатной квартире. В той же квартире живет еще один человек, мужчина 60 лет. Кстати, по профессии он врач. Здесь возникает еще одна неприятная коллизия.

Есть квартира. Влад там имеет комнату. Но жить там без присмотра не может. За ним ухаживают бабушки, в данном случае это Елена Трофимовна Сикорская. А что дальше?

– В собственности Влада комната на 17 метров, – объясняет Елена Трофимовна. – Но есть сосед по квартире, он должен дать согласие на аренду этой комнаты. А может и не дать.

Договориться с соседом не вышло. В принципе, его можно понять. Одинокий мужчина, ему никто не нужен. Тем более инвалид. Тогда сестры подали иск в суд. Его не удовлетворили. Объяснили, что в суд не был представлен конкретный договор найма, против которого выступает совладелец, а значит, оценить, насколько его отказ обоснован, невозможно.

В собственности Влада комната на 17 квадратных метра, две трети подсобных помещений. У соседа 11 метров. Соседа, кажется, не очень волнует то, что Влад сирота и инвалид. По закону ему гарантирован особенный уход и социальная защита. Стоит задать общий вопрос: как же врач не может понять того, что Влад – больной подросток? Но вот не хочет понимать.

Все заканчивается необходимостью обращаться в суд. И опять вопрос: кто будет ходить по судам? Кто будет добиваться справедливого решения вопроса для Влада? Елена Трофимовна Сикорская? Дело в том, что Влад сейчас живет у старшей сестры, Галины Трофимовны, она ухаживает за мальчиком. Ну а младшая сестра взялась за судебные хождения. Будет ли в них какой-то толк? Никто этого сказать не может.

Кстати, Елена Трофимовна обращалась в «Белорусское времечко», в газеты «СБ. Беларусь сегодня» и «Звязда». На телевидении был небольшой сюжет о Владе и его проблемах, «СБ. Беларусь сегодня» заниматься этой проблемой не стала. Написала только «Звязда». Впрочем, на судьбу Влада Кашкана это никак не повлияло…

***

Ну а что же сосед и совладелец? На переговоры он идти не хочет, хранит молчание. Кандидатов на то, чтобы сдать комнату, даже не рассматривает. Как гражданина я его понимаю. Как человека – нет.

– Он угрожал, – рассказывает Елена Трофимовна, – этому квартиранту создать такие условия, что тот сам сбежит…

Вот в это я верю. Потому что хорошо представляю, что такое одинокий мужчина на пенсии. Он привык жить один на один со своими комплексами. Просто говоря, ему не нужны свидетели. Также понимаю, что такой человек никогда не согласится жить в одной квартире с парнем-инвалидом. Ну что ж, Бог ему судья. Только это я и могу сказать.

В прошлом году Елена Трофимовна готова была сдавать комнату за 60 рублей (по-старому – 600 тысяч). Этого хватило бы, чтобы оплачивать каждый месяц все коммунальные платежи и налог за сдачу комнаты, что находится в доле Влада. По словам Елены Трофимовны, ее сестра на это сказала:

– Лишних денег у нас нет. Влад получает пенсию в 250 рублей. На его лечение, еду, одежду очень много расходуется. Только за одну зиму Владику пришлось купить три пары обуви. У него такая походка, что обувь у него быстро изнашивается…

Напомню, у Влада Кашкана ДЦП, он ходит не так, как здоровые люди.

– 30 тысяч долларов отдали за ту комнату, – говорит Елена Трофимовна. – А теперь комнату можно продать за 16-17 тысяч. Уменьшился спрос, упали цены…

***

А что же совладелец квартиры? Что думает он? Как ни странно, он ответил довольно спокойно: найдите человека с таким же метражом комнаты, и мы обменяемся. И подтвердил, что никаких квартирантов у себя видеть не хочет. В частности, он сказал:

– Я уже человек немолодой. Хочу жить так, как привык. Не ждать свою очередь в туалет, на кухню, в ванную. Тем более я действую по закону.

Это так, он действует по закону. Правда, не по человеческому, а по юридическому. Согласитесь, что хоть закон для всех един, но все равно есть два закона – человеческий и юридический. Думаю, читатели со мной согласятся. А по-другому в нашей жизни и быть не может. Иначе людей как вида не было бы…

Елена Трофимовна предоставила мне комментарий адвоката юридической консультации Московского района Минска. Фамилию я называть не буду. Итак:

– Что касается конкретной ситуации, я бы посоветовала все же готовить договор найма заранее. И искать квартиранта, который бы готов был прийти в суд. Понимаю, что это сложно, но, исходя из того, что прописано в законе, иного варианта на сегодня я не вижу.

По словам адвоката, ни то, что Влад – инвалид, ни то, что он сирота, на дело никак повлиять не могут.

Вот так, вот вам ответ юриста. Что же, ставить точку? Думаю, что спешить не стоит. В Беларуси больше 300 тысяч квартир находятся в долевой собственности (имеют несколько собственников). Адвокат заметила, что чаще всего споры возникают при продаже доли. Вопросы сдачи внаем собственники решают сами, не доводят до суда. Тут у меня сразу возникает вопрос: а как быть Владу? По сути дела, он не может ни подать заявление в суд, ни быть истцом? Все так. К сожалению…

У сестер цель одна: чтобы Влад не остался на улице. Или в доме-интернате, что почти одно и то же. Кстати, кроме Влада, есть еще четыре наследника у этой «нехорошей» квартиры. Каждый надеется получить свои квадратные метры. Вы видите Влада среди претендентов? Я не вижу…

Надо бы, по идее, написать заключительные слова. По идее – так. А по совести? Что я могу написать? Утешить Влада и его бабушек, пожелать ему долгих лет жизни? Притом, что я журналист и должен написать что-то оптимистическое, – писать это я не буду. К слову, кроме бабушек Владу никто не поможет. Ни государство, ни общество – никто. К сожалению, это так…

Сергей ШЕВЦОВ

На фото автора: Елена Трофимовна Сикорская, одна из бабушек

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.