Судьба тенора

Рубрики: Культура, Новости.

Михаил Рачков, парень с ДЦП, Международный фестиваль творчества инвалидов на Славянском базаре в ВитебскеСмотрю на фото Михаила Рачкова. На нем Михаил запечатлен в июле прошлого года на сцене во время Международного фестиваля творчества инвалидов, который в дни Славянского базара проходит в Витебске.

На фотографии мне запомнились глаза Михаила Рачкова: горящие, вдохновенные, не от мира сего. Да, зеркало души, с этим не поспоришь. Человек может быть разным: плохим или хорошим, молчуном или говоруном и так далее. Но в любом случае глаза выдадут его.

1.

У Михаила Рачкова ДЦП. Страшная болезнь, которая не оставляет никаких шансов. С этим надо жить. Вопрос заключается в том, как жить – активно или пассивно. Здесь все зависит от конкретного человека. Недалеко от меня живет инвалид, тоже с ДЦП. Иногда вижу, как он идет в магазин – спокойно на это смотреть невозможно. Как-то я видел, как он нес из магазина бутылку водки. Из чего делаю вывод: этот человек плывет по течению жизни. Ну что ж, каждый выбирает свой путь…

Рос и воспитывался Михаил в Василишковском доме-интернате для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития, что в Щучинском районе. Он не хочет вспоминать этот период своей жизни. Еще бы. Он сказал только, что было очень тяжело.

– Я прошел через все это… – тихо говорит он.

Мне трудно представить, через что пришлось пройти Михаилу, и как он это перенес. Вот весь мир, он против тебя. Потому что ты не такой, не так ходишь, не так говоришь. Ты – не такой. Какой выход из этого? Мне кажется, искать в себе талант к чему-либо. Каждый человек талантлив, но не всякий сможет раскрыть свои способности. В этом смысле человек, у которого выхода нет, все равно будет его искать.

Михаил Рачков, парень с ДЦП, Международный фестиваль творчества инвалидов на Славянском базаре в ВитебскеВ 14-15 лет Михаил начал потихоньку петь. Это были робкие попытки, не все еще получалось. Однако Михаил искал свой путь. Сейчас ему 29 лет. За плечами   ряд выступлений на многих конкурсах.

– Понимаете, это было мое личное желание – петь, – Михаил говорит, волнуясь. –Мое занятие мне очень нравится. Сначала было страшновато. Я ведь на костылях был. А когда выступал, многие люди в зале плакали… Ну я же понимаю, почему они плакали. Вот, мол, парень молодой, а инвалид уже. Понимаете, они меня жалели. Вот только жалость – это не для меня.

На Международный фестиваль творчества инвалидов Михаила Рачкова отправила Гродненская областная организация ОО «БелОИ». На сцене витебского Дворца железнодорожников, где и проходил конкурс, Михаил исполнил «Алесю» Игоря Лученка и в номинации «эстрадный вокал» занял третье место.

2.

О родителях Михаилу Рачкову было говорить трудно. И я его прекрасно понимаю. У меня родителей тоже нет, они умерли. Но я все чаще вспоминаю мать. Как бы мне с ней хотелось поговорить…

– Я о них почти ничего не знаю, – говорит Михаил. – Мне помогли найти мать. Понимаете, ей врачи сказали, что я умер. Меня нет, я не существую. Так вот, ей сказали теперь: ваш сын жив. Что ж она ответила? Я вам не верю…

С одной стороны, я понимаю мать Михаила. Врачи сказали, что сын умер. Она погоревала и стала жить дальше. Как говорил товарищ Сталин, нет человека – нет проблемы. Теперь она говорит, что не верит в то, что сын есть. Да. Понимаю. Но не принимаю…

В Гродно Михаил живет в общежитии. Работает продавцом-консультантом обуви. Вы будете удивляться, но Михаил Рачков закончил Гродненский колледж бытового обслуживания населения. И работает по специальности.

– Вот только скользко теперь, зима, мороз, а мне трудно передвигаться на костылях, – продолжает Михаил. – Живем мы в общежитии с другом. Были в одном доме-интернате, там и подружились.

Друг Михаила теперь тоже учится в колледже. Когда-то родители от него отказались, правда, теперь он с ними все же общается. Уже хорошо. Хотя принимать участие в его судьбе родители не торопятся. Мне это все равно трудно понять. Ведь это твой ребенок, плоть от плоти, твой сын. Как же так?

Друзьям дали общежитие от работы. Что касается квартиры, то это отдельный разговор.

3.

Михаил стоит в очереди на социальное жилье. Правда, очередь слишком большая, в ней 16 тысяч человек. Тут нужно заметить, что Гродно – это не столица. Это в Минске дома растут, как грибы. Был заброшенный пустырь, а через некоторое время появляется целый микрорайон. Любопытно, что часть домов, уже готовых и сданных «под ключ», так и остаются незаселенными. Объясняется все просто – за квартиры теперь надо много платить. И желательно в валюте – квадратные метры считаются теперь исключительно в долларах.

– В колледже, где я учился, мастер мне сказала, что квартира в следующем году будет, – замечает Михаил.

Михаил окончил обувной колледж, это хорошо. Но зимняя погода ему, как говорится, не с руки. А вы пробовали в такую погоду ходить на костылях? Удовольствие ниже среднего. Поэтому у Михаила есть мечта: найти работу на дому. Он хотел бы заняться компьютерами. Или работать диспетчером, принимать звонки и отвечать на них. Это нормальная работа. К тому же небольшой приварок к пенсии по инвалидности. Но здесь есть обычная проблема, про которую, честно говоря, мне уже надоело писать.

– Меня не везде хотят принимать на работу, – с горечью говорит Михаил. – Посмотрят на меня – и до свидания…

Ничего не меняется под луной. В том смысле, что если ты инвалид, то работу найти практически невозможно. Посмотрят, оценят и скажут, что работы нет. А может, и прав тот инвалид с ДЦП, который купил бутылку водки? Может, прав был Сергей Довлатов, когда писал: «Я столько читал брошюр о вреде алкоголя, что решил бросить… читать».

Что остается инвалиду, если общество в целом относится к нему равнодушно? Возле нашего универсама опять стоит женщина с объявлением: «Моей дочке (сыну) нужно собрать столько-то долларов (евро) на операцию». Люди к этому давно привыкли, особенно внимания не обращают. Редко-редко кто-нибудь подойдет, что-то спросит. А чтобы оказать денежную помощь – этого я ни разу не видел.

– В компьютерах я разбираюсь не идеально, – говорит Михаил. – Правда, выхода у меня нет. Одним словом, если сильно захотеть, то можно научиться.

Еще Михаил хочет заниматься пением. Он видит, как отзываются люди на его выступления. Его всегда хорошо принимают. Между ним и залом возникает духовная связь.

– Я ведь вижу, как люди реагируют на мое исполнение, – говорит Михаил Рачков. – 2 декабря прошлого года я выступал на благотворительном гала-концерте «Разам!» лауреатов международных фестивалей творчества инвалидов и звезд белорусской эстрады (совместный проект газеты «Вместе!» и Национальной библиотеки Беларуси, – прим. авт.), аккомпанировал мне Игорь Лученок. Такое не забывается…

***

Вот такая судьба у Михаила Рачкова. В общем, типичная история нашего времени. В Михаиле мне нравится такая черта, как упорство. Я и сам такой. Возможно, Михаил не все рассказал о себе. Понимаю почему. Ему элементарно трудно говорить. К слову, это не так уж и важно, история Михаила тем хороша, что типична. Мне не очень трудно ее представить, дорисовать. К сожалению…

Кстати, в интернете есть много его песен. Если вам интересно, то входите в сеть «ВКонтакте», смотрите и слушайте. Думаю, исполнитель Михаил Рачков вам запомнится. Хочу напомнить, что он лауреат Международного фестиваля творчества инвалидов «Витебск-2016». Уже само участие его в этом конкурсе – подвиг. Я не люблю высокие слова, но в этом случае они здорово подходят. Хочется пожелать Михаилу, чтобы люди слушали его тенор и чтобы он находил отклик в их душах…

Сергей ШЕВЦОВ

Фото Жанны КАНОПЛИЧ

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.