«Я хочу, чтобы обо мне знали…»

Рубрики: Новости.

Ныне почти каждый человек хочет, чтобы о нем знали – время такое. Правда, мой визави хочет этого не по причине излишней любви к самому себе. У него причина очень даже конкретная и понятная: он хочет найти работу. Все. Больше ничего. Слава его вообще не интересует. Какая уж тут слава, если Павел – инвалид второй группы, причем болезнь его связана с сердцем. Павлу 46 лет. Должен сказать, что болезненным он не выглядит. Так ведь это снаружи. Есть болезни, которые можно определить по внешнему облику. Сердечные болезни по лицу не видны. Они, если можно так сказать, внутренние и наиболее опасные. Для Павла, я думаю, главная опасность в том, что по виду он вполне здоровый человек. Но сердце у него больное…

1.

Странным образом творческая судьба связывает меня с улицей Серова на окраине Минска. Сначала я был в гостях у старика, у которого ампутированы ноги. Павел Калисецкий живет не на Серова, но практически рядом. Запутанный какой-то район. Второй мой знакомый в этом районе, и судьба у него тоже непростая. Самое смешное, что дом Павла Калисецкого построен как-то неправильно. Пришлось обойти дом дважды, пока я обнаружил нужный подъезд. Потом Павел подтвердил: да, неправильно был построен дом. Строился он на субсидии жильцов, которые им давал известный «Керамин». В общем, все это не имеет отношения к делу, по которому я приехал к Павлу.

Инвалид ищет работу, трудоустройство инвалидов, Павел Калисецкий, рабочая группа инвалидности, нерабочая группа инвалидностиКоротко говоря, врачи ему позволяют работать, правда, со своими рекомендациями. А на работу его не берут. Вот такие дела…

– Поговорим о моей болезни, – начинает Павел. – Когда-то у меня обнаружили кардиомиопатию сердца и все сопровождающие болезни. Их там была целая куча. Пять лет, с 2009 по 2014, меня переосвидетельствовали каждый год. И каждый год диагноз подтверждался. Наконец в 2013 году дали бессрочную группу инвалидности, вторую.

– И все?

– Почему, МРЭК дал мне рабочие рекомендации: где и кем я могу работать. Вот согласно этим рекомендациям я работал и инженером по охране труда, и кладовщиком – что предлагали, на то я и соглашался. Понимаете, мне выбирать не приходилось. Сначала я работал при обществе инвалидов на разных должностях несколько лет. В 2013 году мне удалось устроиться на ОАО «Интеграл». Это было удобно, само предприятие находится в трех минутах ходьбы от дома. Несколько месяцев работал кладовщиком, а потом перешел в отдел охраны труда в управление промышленной безопасности. Получил вторую квалификационную категорию по охране труда. Проработал инженером три с половиной года.

– Что было дальше?

– В мае 2015 года у меня случился инсульт. Естественно, по состоянию здоровья меня уволили. А потом был МРЭК, с меня сняли рабочую группу. Тогда же мне подтвердили мою вторую группу, но уже без трудовых рекомендаций. После инсульта я восстанавливался примерно год. А в июле 2016 года на МРЭКе мне восстановили рабочую группу. Врачи меня внимательно осмотрели, проверили документы и решили, что я трудоспособен, но с ограничениями.

2.

– И что, вы смогли найти работу?

– К сожалению, нет. С тех пор я продолжаю искать работу, да все безуспешно. Знаете, я был в очень многих организациях, на предприятиях. Как только узнавали, что я инвалид…

– Павел, а что вам говорят?

– Вы знаете, многие не хотят связываться с инвалидом принципиально. Хорошо, это я могу еще как-то понять. А другие дают просто смехотворные объяснения, которые не соответствуют и законодательству.

– Например?

– Да, пожалуйста. В службе занятости мне дали направление в минскую школу искусств имени Ахремчика. Инженером по охране труда. Отказали и здесь. Мотивировали как-то смешно и неубедительно. Мол, на крыше у нас рабочие занимаются ремонтом, а там высокие лестницы и прочее, опасно и так далее, а вы инвалид. Но ведь, понимаете, я всю эту механику изучил, не так это все, как мне представляют! Лестница ограждена перилами, как с нее можно упасть? Я запросто смог бы передвигаться по такой лестнице. Я точно знаю, что это не работы на высоте!

И второе. У училища есть общежитие для студентов. И вот мне говорят, что инженер по охране труда должен там дежурить круглосуточно. Зачем это надо делать? Извините, но это смехотворно. Также мне было сказано, что я должен выполнять обязанности инженера по технике пожарной безопасности. Должен переносить огнетушители, обслуживать пожарные гидранты и так далее. Между прочим, я выяснил, что гидрантами должна заниматься эксплуатирующая организация, тот же Минскводоканал, а гидранты ежегодно проверяет МЧС. В соответствующих документах все подробно описано, что должен делать инженер по охране труда, а чего не должен. Мне прислали бумагу, где все слишком подробно написано.

– Вы сомневаетесь в ней?

– Конечно! Потому что я хорошо изучил нужные документы. На этом основании и говорю, что в бумаге, которую мне прислали, почти ничего не соответствует правовым документам. Кстати, в правозащитном учреждении «Офис по правам людей с инвалидностью» мне предложили начать судебную тяжбу. Я подумал и отказался. В суде-то меня точно обыграют.

3.

– Вот сидит человек и прямо в глаза мне врет: у нас нет вакансий. А у меня есть интернет, по нему я слежу за движением этих вакансий. И что я замечаю? Вот смотрю перед приходом в какую-то организацию: есть такие-то вакансии. Приезжаю, говорю, что вот, мол, нельзя ли взять меня на работу, вакансия у вас есть. А мне отвечают, что вакансий нет. Мне отказывают. Приезжаю домой, захожу в компьютер: и через неделю, и через месяц рабочие места есть. Меня начинает разбирать зло, звоню в эту организацию опять. Мне отвечают, что уже есть человек на это место, уже обещал приехать. Но никак не приезжает…

– В общем, сказка про белого бычка?

– Что-то вроде этого…

– Павел, большая ли у вас пенсия?

– 272 рубля. Мою жену зовут Наталья, сына – Аркадий. Ему 22 года, он работает электромонтажником. У него со здоровьем, слава Богу, все в порядке. Вот только у меня проблемы. Сначала у меня был миокардит. Потом появилась сердечная недостаточность, увеличился объем сердца. Ну и лишний вес был.

– С весом, как я вижу, проблем уже нет?

– Да, все в норме.

– Еще я вижу, что вы уныния не испытываете?

– Честно говоря, уныние – это большой грех. Думаю, всегда нужно надеяться на что-то. Даже когда надежды ни на что уже нет. Так устроен человек.

– Павел, значит, вы надеетесь все-таки найти работу?

– А как же. Вот только у меня получается везде одно и то же. Или я опоздал приехать, и место уже заняли, или ждут возможного работника. А что я? Я инвалид второй группы, сердечник. Я готов работать где угодно и кем угодно, лишь бы не остановили работодателя мои ограничения. Я готов много ходить, если это от меня требуется. Тем более, мне полезно много ходить. Вот еще: я хотел устроиться социальным работником. Одно меня останавливает: соцработники носят тяжелые сумки, а мне нельзя поднимать больше 5 килограммов.

– Павел, вы учились где-либо, кроме школы?

– Да, я закончил Белорусский институт инженеров железнодорожного транспорта. Правда, по специальности я не работал. На железную дорогу и здоровых не очень берут. В начале 90-х время было тяжелое, работу найти было трудно. Я пошел работать приемосдатчиком, была такая работа. Некоторое время работал в торговле, коммерцией занимался. Ну, это так, неофициально. В те времена кто только не торговал…

Моя жена Наталья работает на «Керамине». Там была должность, связанная с железной дорогой. С 2000 по 2004 я тоже трудился на «Керамине». Так появилась возможность построить нашу квартиру. На заводе давали ссуды, так называемое долевое строительство.

– Ваши родители еще живы?

– Да, они живут в Светлогорске Гомельской области.

– Значит, мы с вами земляки?

– Да нет, мои родители родились и жили в Днепродзержинске в Украине. Они работали в химической промышленности, а тут такое производство появилось в белорусском Светлогорске. Тогда был СССР, вот их и направили в Беларусь.

– Павел, наверное, это очевидный вопрос, но я его все же задам: какая ваша цель?

– Я хочу, чтобы читатели узнали, что я есть, что я хочу и могу работать. Да вот только никто мне ничего предложить не хочет. Я мог бы работать на «Керамине», в отделе главного энергетика.

***

Вот такая жизнь у Павла Калисецкого. Мне кажется, тут есть возможность много чего написать. И все это будет, скажем так, не вся правда.

Правда в том, что Павел – инвалид. К сожалению, правда и в том, как общество относится к людям с ограниченными возможностями. Кадровики в тех конторах, куда Павел обращался, думали одно и то же: как бы чего не вышло. Думаю, им по-человечески жаль Павла Калисецкого. С одной стороны, они такие же люди, как и все, умеют сочувствовать, сопереживать. С другой стороны, они чиновники, им необходимо, чтобы на работе все было замечательно. На работе они – службисты. А вот когда выходят за проходную, то здесь происходит незаметное, чудесное превращение из винтика в человека. За проходной они вас пожалеют, скажут что-либо хорошее, помогут.

Возникает закономерный вопрос: когда человек искренен? Или никогда? Нет, это было бы слишком. Тогда поставим вопрос по-другому: когда человеку можно верить? Когда он сидит в отделе кадров, принимает инвалида и говорит, что для вас мест нет и вакансий не ожидается? Или когда он встречает на улице того же человека, которому отказал, говорит ему что-то доброе и даже уступает место в транспорте? Когда ему верить?

Верить ему нужно всегда. Правда в том, что человек всегда поступает сообразно со своей совестью. Все дело в том, что на работе у него одна совесть, а после работы – уже совершенно другая. Дело не в Конвенции о правах инвалидов, которую подписала и ратифицировала Беларусь. Дело в людях, их воспитании, их интеллекте, характере. Что бы вы ни говорили человеку, в чем бы вы его ни убеждали, он первым делом будет помнить о своем личном интересе. Кадровик, который мог бы взять Павла Калисецкого на работу, но не взял, сначала подумает, как к нему отнесется собственное начальство, похвалит или накажет. И как вы думаете, что он сделает? Правильно, будет соблюдать свой интерес.

На этой печальной ноте я закончу…

Сергей ШЕВЦОВ

Фото автора

Комментарии

Толя Некрашевич

2017-02-09 18:47:12

Зачем он обращался в редакцию "Вместе"?
Поплакаться в жилетку, вы извините уж?
Он найдет работу, если вообще скроет болезнь. Да, на выживание: и груз больше 5 кг придется поднять.
Я 7 лет стоял на бирже. Забудь, Павел, о работе и езжай в деревню. Сдашь хотя бы квартиру, курочек будешь растить.
Я слелал так...
Есть еще выход. Пойти в Общество инвалидов любого района и выкинуть оттуда старух 70-80 лет, которые там занимаются только тем что гуманитарку делят. Взашей. Или посылкой к детям в Швейцарию, например.

требуются на работу інваліды

2017-06-09 07:53:14

требуются на работу інваліды для работы в кофейне продавец-бармен
заключение МРЭК обязательно
тел 29 776 27 87
работа с людьми

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.