Загнанных лошадей пристреливают…

Рубрики: Новости.

Если человек пишет в редакцию газеты, то…что? А то, что нигде, ни в какой инстанции ему не помогли, его проблему не решили. Это сохранилось еще с советских времен: никто не шевелится, – все, пишу в газету. Иногда обращение действительно имело результат, но чаще его не было вовсе. Однако люди писали все равно, верили, что справедливость все-таки имеет место быть. Правда, то, последнее, советское поколение потихоньку уходит. Решают «вопросы» теперь немножко по-другому…

Обида

Владимир Павлович Ермаченко свое письмо начал, можно сказать, классически: «Не хотел обращаться к Вам, но решил, так как меня окружают черствые, равнодушные люди… и не хотят пойти навстречу». Прежде, чем привести его письмо, замечу, что Владимир Павлович учитель, а также инвалид 2-й группы. Итак:

«Суть дела в том, что в Полоцком райотделе образования отработал я почти всю свою сознательную жизнь до выхода на пенсию в 2008 г. Правда, был период, когда я не работал в школе – перенес микроинсульт в 2004 г. Удачно прошел реабилитацию, и мне разрешили работать. В 2007-08 г.г и.о. начальника РОО пригласил меня на работу в одну из школ района, а когда я оформился на пенсию по возрасту, начальник райотдела уволил меня в июне 2009 г. незаконно. Имеется решение суда. (Поясню: в 2009 г. суд признал увольнение незаконным и обязал восстановить Ермаченко на работе, – С.Ш.) Пообещал принять на работу: я трижды писал заявления. Обещал, обещал, но так и не принял, на работу принимали других. В 2010 г. я тоже написал очередное заявление, но тоже не приняли – пришла новый начальник РОО.

Я обратился к председателю райисполкома Шевчуку Н.Н., чтобы помог определиться на работу. Пообещал… На контроль вопрос был взят зам. председателя райисполкома Петкевичем П.М., который безответственно и хладнокровно отнесся к этому. У меня есть разрешение МРЭК, где указано, что я могу работать учителем. Ведь два последних года перед пенсией я работал более чем на ставку, а в 2009-м – более чем на две. У меня силы, энергия, знания, энтузиазм, я могу и хочу работать, лишь бы местные чиновники не ставили палки в колеса. Я отработал в школе 35 лет, а общий стаж 45 лет с небольшим.

Работал в самой большой школе района, где было свыше 1,3 тысячи учащихся, более 100 учителей. Школа «гремела» по всем направлениям. Новые чиновники не хотят знать об этом… И мне очень обидно, что, имея три высших образования, высшую категорию, такой опыт, я не могу получить возможность поработать в школе хотя бы три года. Обидно, что когда болел, то не поддержали, а теперь издеваются, обещая, но, не выполняя обещания…».

Кстати, из своих 35 лет стажа, 30 из них Владимир Павлович был директором школы. (Учительский сын, я это хорошо понимаю, – некоторое время покойный отец был директором сельской восьмилетки. Что называется, врагу не пожелаешь…).

На первый взгляд, может показаться, что вот, мол, настали трудные времена, всякий рад заработать лишнюю копейку. Сидел бы, дескать, дома, пускай бы молодые работали, им тоже жить хочется. Вроде бы так. Но… не так. Все гораздо сложнее.

Побочные обстоятельства

Восемь лет назад Владимир Павлович пережил страшную трагедию. Один из троих его сыновей вместе с женой и ребенком ехали в гости к отцу и дедушке. Машина разбилась. Никто не выжил…

Вот тогда у Ермаченко и случился микроинсульт, как говорили в прежние времена, удар. Это и был удар, после которого Владимир Павлович психологически не оправился до сих пор. Но, видимо, жажда жизни у этого человека такова, что помогает выбраться из безвыходных положений. К тому же, помогли старые друзья из Минска. Одним словом, реабилитацию Ермаченко проходил в Гамбурге. Чувствовал себя после этого прекрасно. Потом была МРЭК, в частности, тест на интеллектуальное развитие. Владимир Павлович набрал больше 100 баллов. Это не выдающийся результат, это тот результат, который дал возможность врачам вынести вердикт: 2-я группа с возможностью работать учителем. Что и требовалось доказать? Да нет, приходится доказывать и сейчас. А лет Ермаченко всего 62.

– Вы понимаете, – горячится Владимир Павлович, – я ведь ничего такого не прошу! Только возможности работать хоть на полставки, а на ставку еще лучше. Знаний и опыта предостаточно, желания работать еще больше. Я еще не весь свой ресурс выработал!

Вот и я о том же подумал, говоря с ним. Биография это только подтверждает.

Ермаченко родился в Ушачском районе, в многодетной семье. Жили, конечно, бедно, как говорится, при лучине. Это не художественное преувеличение – так и было, при лучине. Сколько себя помнит, Владимир Павлович хотел учиться, чтобы стать учителем и учить других. Надо сказать, не помню таких случаев, чтобы ребенок уже в детстве мечтал стать учителем.

Короче говоря, первое высшее образование – белорусский язык и литература, — он получил в Могилевском пединституте. Специальность преподавателя истории Владимир Павлович получил уже в Минске, заочно. Ну а немецкий язык он изучал в Киеве, как он говорит, экстерном. То есть, один человек может преподавать сразу три предмета, что для сельской школы как раз и требуется.

Кстати, трудовую биографию Владимир Павлович начал в школе №6 все того же Могилева. Наверное, там бы и работал до сих пор. Однако заболела мать, пришлось перебраться поближе к Ушачам, в Полоцк. Ермаченко работал и в сельских школах, и в городских. Как я понял, место действия для него имеет второстепенное значение, главное – само действие, сам процесс. Это мне близко и знакомо. Мы с ним находимся на одной волне.

Дав этой части статьи подзаголовок «Побочные обстоятельства», я, конечно, немного слукавил. Никакие это не побочные обстоятельства. Это главные обстоятельства. Вот вам краткая биография учителя Ермаченко, вот вам его высшая категория, его опыт, его знания. Кого вы предпочтете: его или того, кто просто желает подработать к пенсии? Того, кто будет отбывать номер или того, кто «сутками могу работать» (слова самого Ермаченко)? К сожалению, вопрос остается больше риторическим: Ермаченко не нужен, нужны совсем другие. Какие же, позвольте полюбопытствовать?

Вакансий нет

– Не люблю я чиновников, – признался Владимир Павлович.

Может, в этом все и дело? Он не любит их, они не любят его. Поэтому – «вакансий нет», – отвечает Ермаченко зампред Петкевич. При этом напоминает, что вы, дорогой мой, все-таки инвалид. Смог бы так ответить г-н Петкевич, происходи дело где-нибудь в Европе? Сомневаюсь. Он бы вполне мог лишиться работы.

Между тем, для других работа все же находится. Они тоже учителя на пенсии. Вроде бы, никаких таких преимуществ у них нет. Кроме одного. Эти люди являются чьими-то друзьями, знакомыми, а то и родственниками. К тому же, они давно и крепко усвоили правила игры: сор из избы не выносить, молчание – золото и так далее. Владимир Павлович привел несколько примеров, не называя, естественно, фамилий.

Ну, вот, хотя бы. В одной из школ сократили завуча примерно за год-два до пенсии. Как работник она была вполне средний, но имела хорошие отношения с вышестоящим начальством. Как результат, нашлось место в другой школе. Уже не завучем, а простым учителем. Можно было и дальше приводить примеры такого рода. Я лучше вспомню писателя Даниила Гранина: «Не может быть монеты с одной стороной, не может быть монеты, где одна сторона имеет цену одну, а другая – другую», – так он сказал в последней своей книге «Листопад».

В Полоцком районе на 100 учителей приходится 14 учителей-пенсионеров. В целом по Витебской области эта цифра равна 6.

– Мы здесь лидируем, – подчеркнул Петр Мефодьевич в телефонном разговоре. – Да, конечно, я знаю Владимира Павловича. Его у нас уважают, знают. К нему нет никаких претензий. Но вот как ему помочь – пока не знаю. Мы ведь райисполком, а за город Полоцк отвечает, соответственно, горисполком. Ермаченко работал в отдаленной Прудовской школе. А там что-то не сложилось у него в коллективе, напряженность возникла. Да и здоровье у него уже не то… Вообще, это больная тема – учителя-пенсионеры. Многие бы хотели продолжать работать, да только на всех мест нет. Кого в первую очередь мы примем на работу – пенсионера или выпускника вуза? Предложение большое, а спрос маленький. Чистый рынок получается…

Могу еще дополнить зампреда. Кого учить в деревне? Детей там становится все меньше. Держать полный комплект учителей в школе, где учеников не больше 40-50? Получается дорого, если учесть, что им нужно платить зарплату и желательно иногда повышать. Сам Владимир Павлович жаловался мне: теперешние учителя шагу не сделают без гарантии оплаты. Может, и так. Но и жизнь стремительно дорожает, на голом энтузиазме далеко не уедешь.

Надо все же помнить, что мы все в одной лодке и плывем по морю, которое начало сильно штормить. Не может быть так, что на носу этой лодки качает больше, чем на корме – везде одинаково. Приходится констатировать: экономику Беларуси трясет здорово, потому что мы тратили гораздо больше, чем зарабатывали. Естественно, при таком положении вещей страдают самые слабые – пенсионеры и инвалиды. В лице Ермаченко имеем и того, и другого.

– Я, наверное, сам виноват, – сказал Петр Мефодьевич. – Виноват, что не вникал в вопрос более глубоко…

Не стоит, Петр Мефодьевич, винить себя. Хотя бы потому, что вы не Бог. И я тоже не Бог. Как просто человек и журналист могу только рассказать о том, что вот такая проблема есть. И от нее никуда не деться. Как ее решать – вот это уж точно одному Богу известно…

Сергей Шевцов

Фото Андрея ШЕВЦОВА

 

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.