Первая премия. И остальная жизнь

Рубрики: Новости.

Что я знал о Дмитрии Задрейко и его матери, Тамаре Александровне? Только то, что Дмитрий занял 1-е место в эстрадном вокале на Международном фестивале творчества инвалидов «Витебск-2016», что мать его везде сопровождает, а живет он в Уручье, на улице 50 лет Победы, о существовании которой я не подозревал. Слышал, конечно, о военном городке в Уручье. Но бывать не приходилось. Ну вот, побывал. И первым делом спросил прохожего: как дойти туда-то? С этого все и началось.

***

До нужной улицы доехал на автобусе 99 маршрута по довольно извилистой дороге. Дорога постоянно петляла, и я понял, что без автобуса никого бы и никогда не нашел. Военный городок построили еще в СССР. Когда-то тут было полно офицеров, а сейчас осталось всего две военные части. Создалось впечатление, что городок проектировали разные архитекторы и между собой они знакомы не были.

Дмитрий Задрейко – инвалид 1-й группы по зрению. Он таким родился и почти не видит. Сначала о своем сыне рассказывала его мать, Татьяна Александровна.

– Дима родился в Минске, ему сейчас 29 лет. Как и все, ходил в детский сад, а потом стало понятно, что ему нужно учиться в спецшколе. Жил он в Гродно, жил в интернате. С пятого класса он там учился. Вернулся в Минск, учился в музыкальной школе еще. У Димы с детства был музыкальный слух.

– Если Бог в чем-то человека обделяет, то вознаграждает в другом. Что вы об этом думаете?

– Это так! Истинно так! Ну, дальше буду рассказывать. Дима закончил 9 классов и пошел работать на завод «Светоприбор». Предприятие это расположено на улице Якубовского в Минске, в западной части города. Специальность у него была слесарь механосборочных работ.

Татьяна Александровна сама сопровождала сына на завод. Теперь давайте представим путь Дмитрия на работу. Сначала нужно пройти километра два до автобусной остановки. Доехать до метро. Спуститься на платформу. Сесть в поезд и доехать до станции «Октябрьская». Выйти, подняться наверх, выйти на станцию метро «Купаловская». Опять сесть в поезд, доехать до микрорайона Запад. Выйти, подняться наверх, сесть в автобус и добраться до завода. После конца работы проделать тот же путь в обратном порядке. Сколько времени можно выдержать такой темп жизни?

Короче говоря, появилась возможность, и Дмитрий перешел в надомники. Раз в неделю ему привозят необходимые детали, а он собирает из них какие-то приспособления. Как может, как умеет. Возможности у него все-таки ограниченные…

***

Поскольку мать рассказывала о сыне, посчитал уместным расспросить о ее жизни. У Татьяны Александровны четверо детей, три дочки и сын Дмитрий. Работала на фабрике художественных изделий. Своей 4-комнатной квартиры она добивалась долго. Но все же добилась. Она была многодетная мать, а Дмитрий был инвалидом 1-й группы. Как семья жила до получения квартиры, спрашивать не стал – и так понятно.

Татьяна Александровна маленького роста, худенькая, больше напоминает подростка. Муж умер еще лет двенадцать назад. Смотрю на нее и думаю: каким образом она всех вырастила, поставила на ноги? Как бы отвечая на этот незаданный вопрос, Татьяна Александровна подводит черту:

– А что делать? Жизнь такая…

Жизнь действительно именно такая. У этой женщины была простая и великая цель – вырастить детей. Татьяна Александровна ее и выполняла: после развала СССР работала и дворником, и уборщицей,  – не чуралась никакой работы.

Между прочим, у Татьяны Александровны, кроме своих детей, есть и двое приемных. В общем, история обыкновенная для нашего времени. В этом же доме, в другом подъезде жила, скажем так, неблагополучная семья. Муж пил, а было у них двое малолетних детей. Их мать умерла рано, а отец как воспитатель уже ничего не значил. Возникла неминуемая, но закономерная проблема: сдавать детей в детский дом или пробовать найти им опекуна? Все соседи об этом знали, но никто в опекуны не стремился. Эти девочка и мальчик приходили в квартиру Задрейко, гуляли, дружили с детьми – их принимали как своих. Когда об опекунстве заговорили всерьез, Татьяна Александровна согласилась. Теперь к своим четверым добавились еще двое. Дети всегда безошибочно чувствуют, кто их любит.

– Дети накормлены, одеты, – говорит Татьяна Александровна. – А что еще надо? Все же не детский дом… Стараюсь воспитывать, как умею. Тяжело, конечно, но тяну…

Хочу заметить, что Татьяна Задрейко тянет все сама. Дети помогают, но сидеть с опекаемыми детьми они не будут, у них свои семьи. Детям нужна мать. И комментировать ничего не надо. То есть, судьба выбрала Татьяну Александровну на роль матери. Она эту роль и выполняет.

***

Все время, пока мы беседовали, Дмит-рий молча сидел за компьютером. В это я никак не мог въехать: он практически не видит, как он может работать на компьютере? Он мне сам объяснил:

– У меня стоит говорящая программа.

Ну что ж, значит, я здорово отстал от технического прогресса. Когда-то мне хватало пишущей машинки. Впрочем, если есть какие-то мысли, достаточно и простой авторучки. Уже мы дожили до двадцать первого века, но в сути человеческой жизни ничего не изменилось: есть умные и глупые, добрые и злые, веселые и грустные и так далее. Самый совершенный компьютер не может быть ни доб-рым, ни злым…

Дмитрий Задрейко увлекается не только пением. Еще одна страсть – машины. Он про них знает если не все, то почти все. Здесь я немного отвлекусь. Точнее, буду опять повторяться.

Все инвалиды, с которыми я общался – одинокие люди. Даже при том, что человек может жить в семье, иметь и мать, и отца, сестер и братьев. Инвалид все равно одинок. По той простой причине, что он не такой, как все. Принято говорить: люди с ограниченными возможностями. Это правильно, но это не все. Главная особенность инвалида в том, что у него ограничено общение. И из этого есть только один выход – найти себе занятие. Это  – окно в мир. Если человек что-то любит, то обязательно найдется еще кто-то, который любит то же. Уже легко навести мосты. Достаточно сделать первый шаг, а дальше начнется дорога.

Дмитрий Задрейко еще в детстве хотел петь. Вернее, дело не ограничивалось только одним его желанием. Скажем, у вас есть дар к чему-то, к пению, к рисованию, технике и т.д. Рано или поздно, но способности проявятся. Впервые с Дмитрием это случилось в Гродно, в спецшколе. От него здесь ничего не зависело, вот захотел и запел.

Вначале здорово стеснялся. Во время работы на заводе решился выступить на сцене. Впервые. Как всегда, важно сделать первый шаг. Дальше все пошло само собой. Теперь Дмитрий гастролирует: его приглашают спеть, и он охотно поет.

***

Когда Дмитрий работал на «Светоприборе», его заметили. Еще с завода он поехал на республиканский конкурс и занял 1-е место. Дмитрий участвовал в районных и областных конкурсах и постоянно занимал призовые места.

– У него много дипломов, – замечает мать. – Чаще всего Дима занимает первые места. Вся стенка увешана дипломами и грамотами…

– В Витебске на фестивале в номинации «эстрадный вокал» лауреатами первой степени стали сразу четыре исполнителя, – уточняет Дмитрий. – Я там пел песню «Почему». Приехали инвалиды из России, Литвы, Украины. Мне там все понравилось. Знаете, у всех свои беды, проблемы. Вот мы ими и делились.

Количество премий не так уж и важно. Важнее то, что от Беларуси первую премию получил Дмитрий Задрейко. С чем я его и поздравляю. Думаю, ему это приятно. Стоит задать вопрос: что для него было важнее – первое место или общение с другими инвалидами? Мне кажется, и то, и другое. Но общение все же важнее. Мать, сестры, «говорящий» компьютер – это, безусловно, необходимо, без этого не обойтись. Однако все эти люди привычны, знакомы и они… не люди с ограниченными возможностями. У них нет этого опыта. Мать и сестры понимают Дмитрия, но они не могут заменить ему общение с теми, кому ничего объяснять не надо…

***

Конечно, Первомайская районная организация ОО «БелОИ» Минска, в которой состоит Дмитрий, материально помогает. Парню выделяют так называемую «гуманитарку», продукты. Пенсия у Дмитрия 290 рублей. Работа надомника добавляет к этой сумме еще 200. Мне понравилось, как Дмитрий прокомментировал свое финансовое состояние:

– Работа есть, жить есть где – уже хорошо. Мне денег на все хватает. А что еще?

Другими словами, Дмитрий Задрейко очень трезво оценивает свое положение. Председатель правления Первомайской РО ОО «БелОИ»  Минска Андрей Петренко специально поощрил Дмитрия за призовое место на фестивале денежной премией. Премия была небольшая, но дело не в этом, а во внимании.

– Мелочь, а приятно, – улыбается Дмитрий.

***

С завода Дмитрий ушел не только потому, что ему было трудно добираться. Причина была другая.

– Понимаете, руководство ревниво относилось к своим рабочим, которые, как я, пели, выступали на разных конкурсах и так далее. Им не нравилось, что приглашение на конкурс приходило не от них. Мол, если не мы послали тебя выступать, то это плохо…

Одним словом, все как у обычных людей.

– Как это так, – горячится Дмитрий, – людей, то есть нас, приглашают выступать! А мы? А нас никто не спрашивает … Вот что обидно.

Обидно не только это. В Минске среда обитания для незрячих людей практически отсутствует. О ней много говорится и пишется, но дело никак не может сдвинуться с мертвой точки. Скажем, рельефная плитка на тротуарах или поручни, с помощью которых незрячий человек может совершить прогулку хотя бы в своем дворе. Ничего этого пока нет. Ну а если эти поручни все-таки появятся? Все равно это будет движение по замкнутому кругу.

 Сергей ШЕВЦОВ

Фото Андрея ЯНКОВИЧА

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.