Офисные будни

Чем и как живут специалисты Офиса по правам людей с инвалидностью

В общественную приемную правозащитной организации «Офис по правам людей с инвалидностью» обращаются с проблемами, вопросами, сомнениями, идут за консультацией и советом. Часто – как в последнюю инстанцию: если уж здесь не помогут, значит, не помогут и вовсе. 1 апреля специалисты Офиса представили годовой мониторинг обращений граждан в общественную приемную по проблемам людей с инвалидностью.Офис по правам людей с инвалидностью, мониторинг Офиса, защита прав инвалидов, мама-инвалид, безбарьерная среда

Статистика и факты

Вначале немного цифр. Как оказалось, в прошлом году количество обращений за помощью выросло в полтора раза по сравнению с позапрошлым годом. Всего поступило 1390 обращений, к рассмотрению же было принято 1187. Но это не значит, что остальной сотне с лишним обратившихся было отказано в помощи: их вопросы специалисты Офиса переадресовали более компетентным организациям – например, в Общество защиты прав потребителей и др. Такое случается, если высказанные проблемы непосредственно не касаются прав людей с инвалидностью.

За помощью обратилось примерно одинаковое количество мужчин и женщин (соответственно 498 и 457 человек), почти пятая часть всех обратившихся (232 человека) – это дети. 644 обращения поступило из Минска, 543 – из регионов.

В основном людей волнуют вопросы, связанные с обеспечением достаточного жизненного уровня; труда и занятости; вопросы доступности; здоровья и здравоохранения; доступа к правосудию; образования; самостоятельного образа жизни и вовлеченности в местное сообщество.

Как отметил координатор Офиса Сергей Дроздовский, в этом году сохранились все негативные тенденции прошлых лет: дискриминационный характер нарушений, значительный рост обращений из-за снижения качества уровня жизни, доступности труда и образования, без которых невозможно нормально жить. Была и остается проблема с дееспособностью: практически никаких изменений здесь не произошло.

– Кроме того, важной причиной, которая, можно сказать, подстегнула многих обратиться к нам, было подписание в сентябре Конвенции о правах инвалидов. Для людей это действительно стало событием! И многие обращения начинались с того, что вот, мол, Конвенцию подписали, и что же дальше будет с нашими правами? То есть возможность изменений в лучшую сторону люди напрямую связывают с Конвенцией, но, как известно, ее подписание пока что является лишь декларативный актом, мы ожидаем, когда документ будет ратифицирован и приобретет действительный вес.

Один в поле не воин, в автобусе не пассажир

Юрист Офиса по правам людей с инвалидностью Ольга Лихачева отметила, что самая серьезная и, пожалуй, частая проблема – это дискриминация, и привела в пример следующую ситуацию:

– Наш соотечественник хотел воспользоваться услугами украинского перевозчика на территории Беларуси и совершить поездку из Минска в Санкт-Петербург, но его не посадили на рейс. Объяснили это тем, что люди с инвалидностью могут ехать только с сопровождающим, то есть к человеку предъявляются дополнительные требования как к пассажиру. Разумеется, для сопровождающего тоже нужно было купить билет, да и легко ли найти человека, который вот так просто согласится потратить свое время, чтобы куда-то съездить? Хотя по нормам международного права, да и в соответствии с белорусским правом недопустимо ограничение людей по признаку инвалидности. Это уже вопрос к перевозчику, каким образом ему организовать перевозку, чтобы не было таких инцидентов.

Человек, которому было отказано в перевозке, обратился к нам. Ознакомившись с документами, которые регламентируют правила перевозки пассажиров, мы выявили ряд закрепленных в них дискриминационных норм. Более того, была прописана такая норма, что не только инвалид, но даже человек с загипсованной ногой не имеет права ехать без сопровождающего. Мы обратились в Генеральную прокуратуру и в Министерство транспорта, была проведена проверка. Что важно, Генпрокуратура усмотрела в данном случае наличие дискриминации и обязала данного перевозчика и других перевозчиков, которых проинформировал Минтранс, привести свои действия в соответствие с нормами белорусского и международного права.

Кстати, это была уже вторая поездка того человека, первая прошла вполне благополучно. Он самостоятельно передвигается с помощью программы в мобильном телефоне, а когда в первый раз приехал в Петербург, произошел какой-то сбой в программе, и он спросил у водителя, в каком направлении находится остановка – дальше дорогу он уже знал. Во второй рейс он попал к этому же водителю, который отреагировал негативно, мол, опять ты, опять тебе потом нужно будет показывать, куда идти. В общем, даже то, как водитель вел себя при осуществлении своих профессиональных обязанностей, уже вызывает вопросы.

Аналогичная ситуация, как рассказала юрист, складывается, когда люди с инвалидностью 1-й группы могут попасть в санаторий только в сопровождении. И это несмотря на то, что многие из них живут одни. А для того, чтобы иметь возможность отдохнуть и подлечиться, им приходится искать компаньона.

«Пусть мама услышит, пусть мама придет…»

Еще одна важная проблема – возвращение дееспособности. Вот о какой ситуации рассказала Ольга Лихачева:

– Мы помогали жительнице Минска с 3-й группой инвалидности и легким умственным ограничением, на момент обращения у нее были проблемы с алкоголем. У женщины отобрали ребенка без лишения матери родительских прав, но зато лишили ее дееспособности. Для нее был назначен опекун, который и обратился к нам с вопросом, почему женщина не может работать. Здесь я хочу акцентировать внимание на том, что, когда человек признается недееспособным, он лишается абсолютно всех своих прав, все решает его опекун, мнение самого человека не может быть услышано.

Женщина была лишена дееспособности четвертый год. Но, когда мы с ней побеседовали, стало понятно, что это адекватный человек, который четко понимает приоритет своей жизни: она хочет работать. Когда я спросила, почему, женщина ответила: чтобы забрать ребенка и обеспечить его всем необходимым, дать ему образование. Мы составили исковое заявление, получили документ о том, что женщина снята с наркологического учета, и документ из психоневрологического диспансера о том, что у нее не было принудительных госпитализаций. Более того, как бы страшно ни звучало, эта женщина осуществляла нелегальную трудовую деятельность: она подрабатывала уборщицей, то есть, даже будучи недееспособной, умудрялась зарабатывать. Кроме того, она навещала ребенка – об этом свидетельствовал директор детского дома. По результатам судебно-психиатрической экспертизы женщина была признана дееспособной. Сейчас она трудоустроилась, мы ждем первой характеристики с места работы, чтобы решать вопрос возврата ребенка.

– В этой ситуации хорошо то, – продолжает Ольга Лихачева, – что к нам обратился опекун. Бывает, он недобросовестно относится к своим обязанностям, и к нам приходят, например, соседи. Есть у нас другой случай: опекуном недееспособной женщины является ее дочь. Женщина хотела бы восстановить дееспособность, но дочь маму просто не слышит. Дошло до того, что мы уже предложили сами составить исковое заявление о восстановлении трудоспособности, дочери нужно было бы просто обратиться в суд, но она этого делать не желает. Тогда появляются уже вопросы к органам опеки, к врачу, который курирует эту семью. В прошлом году проблема не решилась, в этом году мы уже будем ставить вопрос о признании действий этого опекуна незаконными.

…и многое другое

Конечно, круг вопросов, которые помогают разрешить юристы Офиса по правам людей с инвалидностью, намного шире. Что-то удается сделать, что-то – нет: бывают ситуации, когда самые лучшие специалисты бессильны. К примеру, по-прежнему невозможно помогать инвалидам, находящимся в местах лишения свободы. В прошлом году в Офис обратилась женщина, чей сын находился в тюрьме.

– Состояние его здоровья было критическим, и пока мы сумели понять, что происходит, человек умер. Ответ на наш запрос пришел уже после его смерти, у нас просто не было шансов ему помочь, – констатировал Сергей Дроздовский.

Но все же случаев реальной помощи в истории Офиса намного больше, и об этом лучше всего говорят решенные его специалистами вопросы.

 

Нина КАЗЛЕНЯ

Фото автора

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.