Монолог о жизни, смерти и поэзии

Рубрики: Новости.

Дело это мне сейчас представляется не очень привычным. Например, способ знакомства со своей будущей героиней. Знакомился с ней не я, а наш редактор. Причем в трамвае. Не самое удачное место, тем не менее, редактор заинтересовалась и попросила телефон. Так я и узнал о существовании Натальи Жданович. Самодеятельной поэтессы, матери безногого сына Сергея и бывшей алкоголички. Как теперь принято говорить, три в одном. При первом звонке пытался привычно выяснить отчество Натальи. Она ответила просто: «Не надо отчества». Его я обнаружил в выходных данных поэтического сборника Натальи Петровны. Кстати, название сборника говорящее – «Очень хочется жить».Наталья Жданович, очень хочется жить, алкоголичка, избавиться от алкоголизма, перестать пить, отрезало ноги

***

Собственно говоря, семья Натальи Петровны была вполне благополучная. У отца была ответственная работа, он был членом Верховного Суда республики. Мать смотрела за сыном и дочкой. Отец воспитывал детей в строгости, особенно дочь. А чего можно было ждать от юриста на такой высокой должности? Ни отец, ни мать никогда не позволяли себе лишнего. В таком же духе воспитывали и детей.

– Так что своих родителей я ни в чем обвинять не могу, – говорит Наталья Петровна.

До 17 лет Наталья не пила ничего, кроме лимонада. Но то, что должно было случиться – случилось. Девушка впервые попробовала спиртное, и ей это не понравилось. Что называется, лиха беда начало. После школы Наталья сразу пошла работать на завод имени Козлова. Думаю, именно этот момент стал переломным.

Представьте, девчонка после школы, с еще розовым восприятием жизни, мечтами и, прошу прощения, бантиками и цветочками неожиданно попадает в совершенно особую общность людей. У этих людей есть свои семьи, дети и проблемы. Они здорово отличаются от семьи Натальи Жданович. Отец Натальи принадлежал к тогдашней элите. Естественно, к этому прилагалось понятное материальное снабжение.

Впрочем, Наталья Петровна на эту тему не распространялась. Да и не стоило. Если вы жили в то время, вам понятно все и без слов. Ничего удивительного в том, что Наталья Жданович очень быстро выскочила замуж, тоже нет.

– Вы знаете, – продолжает Наталья Петровна, – семья была против этого брака. Они не хотели, чтобы я за этого человека выходила замуж. Но я их не послушалась…

Родители однозначно были против, потому что ее избранник был алкоголиком. Наталья кричала и обещала отцу: «Я его спасу! Вы увидите, я его спасу!» Все кончилось тем, что муж и жена стали выпивать вместе.

– Мне уже не хватало одной рюмки, – устало признается Наталья Петровна. – Так всегда с этой выпивкой: говоришь себе, вот, мол, выпью еще – и  все! Да куда там…

Нужно сказать, что еще перед работой задумался: та ли это тема, какое отношение она имеет к людям с инвалидностью? Может, алкоголизм – это просто распущенность? Да нет, все нужные источники говорят одно и то же – это страшная, неизлечимая болезнь.

У меня есть редкое издание на эту тематику: «Учебное пособие для студентов медицинских институтов по наркологии». Издано в Минске в 1997 году, тиражом всего 3 тысячи экземпляров. Позволю себе процитировать отрывки из этого пособия: «В Беларуси все более усиливается признание того факта, что сегодня злоупотребление алкоголем представляет собой чрезвычайно важную проблему… За период с 1989 года отмечен быстрый рост пьянства в некоторых странах Центральной и Восточной Европы. В Беларуси это может быть связано как с социально-экономическими изменениями, так и с повышением доступности алкоголя ввиду того, что произошло относительное снижение цен на некоторые виды алкогольных напитков».

Другими словами, алкоголик – это все-таки инвалид. Хотя официально им не признается. Официально это происходит тогда, когда алкоголик лишится ноги или руки.

– Знаете, я стала бояться всего, – продолжает Наталья Петровна. – Лампочка перегорела, а у меня уже стресс. Я его снимала с помощью алкоголя. А вы ведь знаете, что дозу постепенно надо увеличивать. Одним словом, выхода тогда не было, я продолжала опускаться на самое дно…

***

Стихи, которые я буду приводить, сочинила Наталья Жданович. Их я комментировать не буду. Стихи или есть, или нет – тут разночтений быть не может. Поэтому роль критиков я отвожу читателям. Пусть судят сами. Тем не менее:

Жила я долго в том кошмарном мире,

Где страною правит алкоголь,

И видела в кровавом пире

Лишь только смерть, страдания и боль.

То, что дозу алкоголя, психотропных таблеток, каннабиса и т.д., и т.п. нужно постепенно снижать, я знаю. Также знаю, что женский алкоголизм и мужской – это две разные вещи, между собой они не знакомы.

– Некоторым пить можно без особого вреда здоровью, – говорит Наталья Петровна. – А другим даже пробовать не стоит, просто им нужно как-то заставить себя не притрагиваться к рюмке! Я это поняла…

У Натальи Жданович родился сын. Его назвали Сергеем. При этом начатая пьеса продолжалась своим чередом. Муж по-прежнему пил, как и раньше, его терпели до первой пьянки. Что особенно интересно, с детства родители привили Наталье чувство ответственности. Это выражалось в простых вещах: при всех своих недостатках Наталья Петровна никогда не забывала заплатить за квартиру, накормить своих мужчин. Да, Наталья Петровна содержала свою семью. Конечно, мать помогала, пока была жива. Но родители  не вечные. Это начинаешь понимать, когда они уходят. Да уже поздно…

– Я-то думала, – замечает Наталья Петровна, – что хоть, может быть, сын как-то повлияет на отца, может, он бросит пить. Да нет, он был уже пропащий…

Что делала Наталья? Приходила с работы и, стараясь не появляться дома, заходила к соседкам, подругам по несчастью. И напивалась. При сыне Наталья Петровна боялась это делать. Выходит, частичка человечности у нее сохранилась. Но мать все равно плакала, сильно плакала. Любая мать всегда знает, что происходит с ее детьми.

– Квартиру мы разменяли, – объясняет Наталья Петровна, – родители стали жить отдельно, а мы тоже отдельно. Что говорить? Была самая натуральная нищета… Жили мы ведь все-таки на одну зарплату… Три взрослых человека…

Надо сказать, что стихи, плохие или хорошие, все равно отражают внутренний мир человека. Кстати, именно от человека тут мало что зависит. В стихах соврать невозможно, это все равно, что пытаться оседлать радугу. Человек, сочиняющий стихи, волей-неволей позволяет заглянуть в самое сокровенное. Ничего не поделаешь – таковы правила игры.

Кого-то любит, а кого-то ненавидит,

Жесток бывает в ярости слепой

И не прощает, если вдруг его обидят.

Я мир ищу, и нужен мне покой.

Как расшифровать эти словесные движения души? То, что автор этих стихов, Наталья Жданович подсознательно пытается избавиться от вполне реальных жизненных кошмаров. К сожалению, отчасти это просто способ забыть о реалиях. Понимаю, написал что-то зарифмованное, и душу отпустило. Если хотите – это такая сублимация впечатлений. Кто-то это делает с помощью молитвы, кто-то – через стихосложение, есть самые разные способы и состояния. В итоге, человек избавляется от навязчивых воспоминаний. Но потом они снова приходят, хотя способ избавления от них уже найден.

Ну как себя такую полюбить,

Когда, порою, хочется убить!?

Ну как себя такую не любить?

Давайте все простим, чтоб просто жить!

***

Наталья Петровна лечилась шесть раз. Она просила об этом не упоминать. Делаю это только потому, что сын Сергей тоже оказался жертвой матери. Шестнадцать лет назад он лишился обеих ног.

– Да, мы оба пили, и муж, и я, – вздыхает Наталья Петровна. – Сын все это видел…

Сергею было 25 лет, он устроился в какую-то фирму по производству рам и окон. Фирма была расположена где-то в районе улицы Харьковской. Давным-давно мне пришлось некоторое время снимать в том районе комнату. Одно воспоминание только и осталось: там были железнодорожные пути. Вроде бы, там был какой-то завод, а по путям подвозили сырье. Вот это место и стало роковым для Сергея Ждановича.

С ним вместе на фирме работал инвалид. Подробностей о нем Наталья Петровна не сообщила, да это и не так важно. Важней то, что инвалид крепко выпил, а Сергей взялся проводить его, чтобы он не попался на глаза милиции. Проводить-то он проводил, а когда возвращался, ему попались эти трое неизвестных. Как раз возле железнодорожных путей. Дальше, по рассказу Натальи Петровны, все было так.

– Понимаете, я ведь там не была, – волнуясь, вспоминает Наталья Петровна, – не видела ничего, это только Сережа рассказал потом… Мне позвонили, все рассказали… Это был шок, страшный шок! Я не знала, что делать! Мне сказали, что сына отвезли в 6-ю больницу. Я, конечно, сразу полетела туда… Приезжаю, откидываю одеяло – ног от колена нет! А он даже этого не знал!

Когда везли каталку по отделению больницы, многие выходили узнать, в чем дело. Некоторые решили, что везут ребенка – слишком небольшое тело было на коляске. Год и еще несколько месяцев сын проходил лечение. Примерно столько же привыкал к своему новому состоянию. Хотя какое там привыкание… К этому привыкнуть невозможно. Необходимо добавить вот что: Сергея Ждановича избили и ограбили. Когда он потерял сознание, его бросили под поезд. В тот день у него была получка, надо полагать, не очень большая, он работал в фирме не очень долго. Преступники не стали брать паспорт, он остался в кармане.

Уже после всего матери позволили забрать вещи сына. Впрочем, комок грязной, изорванной, в крови одежды трудно было назвать вещами. После этого:

– Вы знаете, я честно буду говорить, –продолжает Наталья Петровна, – мне так сильно хотелось просто напиться… Я стояла в ванной, никого не было, я кричала, кричала, кричала… А потом было какоето видение, как будто я увидела своего ангела-хранителя, и он мне сказал: нет, нельзя тебе напиваться!

Еще два раза являлся Наталье Жданович этот ангел-хранитель. Можно этому верить или не верить, можно понимающе усмехнуться и тут же забыть. Материалист, я все-таки склоняюсь к тому, чтобы поверить…

– Родители мои уже умерли, не к кому мне идти поплакаться, – завершает Наталья Петровна. – Никого у меня нет… И вот тут я подумала: а кто меня осудит, если я сейчас выпью? Кто?! Стресс, страшный стресс я пережила! И никто не увидит! Но вот ангелы эти, они мне покоя не давали…

Вполне возможно, что эти ангелы действительно имели место. Ну и что в этом плохого, если они помогли взять себя в руки Наталье Жданович? Если так, то пусть будут ангелы. Через некоторое время Сергею сделали протезы. Ясно, что передвигаться ему все равно тяжело, неудобно. Но мне все равно не хочется делать моралите его матери. В этой истории Бог наказал всех без исключения. Лучше всего будет завершить весь рассказ стихами Натальи Жданович. Вы только внимательней их прочтите, здесь все сказано:

Я долго шел к тебе, сынок,

Так жизнь у нас с тобой сложилась.

Хотел увидеть и не смог,

Прости, что так уж получилось.

 

Прости за то, что не успел,

Прости за то, что не растил,

Тебя любил я, как умел,

И в сердце память сохранил…

Сергей ШЕВЦОВ

Фото Жанны ВЛАСОВОЙ

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.