«Я верю в себя…»

Рубрики: Новости.

К роковым числам, несчастливым приметам я отношусь спокойно. То, что моя будущая жена родилась 13 июля, меня даже веселило. Ничего страшного, притерлись, живем и собираемся жить столько, сколько Бог отмерит. Интересно отметить, что число тринадцать преследует меня всю жизнь. Через два раза на третий в кинотеатре мне продавали билет на тринадцатое место (кино, впрочем, уже неактуально именно в кинотеатре). То же самое происходило в поездах и автобусах. Привык и внимания уже не обращаю. Муж минчанки Галины Антоновны С. старше ее на те самые тринадцать лет. Галина Антоновна сейчас прикована к постели по вине мужа, а он сидит в следственном изоляторе. Почему? Попробуем разобраться.

Чертова дюжина

Мужа зовут Леонид. 14 ноября прошлого года у него был день рождения, ему исполнилось 60 лет. Друзей и знакомых Леонид не приглашал, мол, посидим в семейном кругу, спокойно и без эксцессов. Действительно, сначала так и было. Правда, мужу Галины Антоновны этого показалось мало, душа, так сказать, просила праздника.

– Потом муж кому-то позвонил, – рассказывает Галина Антоновна. – К нам явилась какая-то непонятная парочка. Оба были в неприглядном виде, прямо сказать, пьяные. Я им сказала, что они здесь не нужны. Муж пошел их провожать. Как я теперь понимаю, они выпили еще. Что и сколько они пили, я, конечно, не знаю. Леонид пришел и начал сразу же меня попрекать: как это ты моих друзей прогнала?

Короче говоря, муж Галины Антоновны ушел продолжать праздник в другую квартиру. Утром он пришел с повинной, так это выглядело в первые минуты. И вдруг произошла резкая смена тона: Леонид стал выдвигать не совсем понятные претензии, требовать деньги. В конце концов, объявил, что уходит и решает делить имущество.

– Я ему ответила, что если уж делить, то только через суд, – продолжает Галина Антоновна. – Будет решение суда, тогда и будем делить. А ты хотя бы должен быть в трезвом виде. Потом мне просто надоело с ним ругаться, ну, сколько можно! Спорить с пьяным – это себе дороже. Никогда не знаешь, чем все кончится… Я взяла ноутбук, сидела и мужу ничего не отвечала. Он еще сына позвал, Стаса, и при нем стал требовать, чтобы я ему заплатила две тысячи долларов, тогда он, мол, уйдет. И вдруг удар в спину и – темнота…

Все-таки число тринадцать – плохое число. Напомню, что муж старше Галины Антоновны на тринадцать лет. Хотя само число здесь, как вы понимаете, ни при чем. Все гораздо проще, грубее и прозаичней. Муж Галины Антоновны злоупотреблял алкоголем.

Предыстория

Собственно говоря, это была обычная семейная ссора. Они случаются в любой семье с регулярностью рассвета и заката. Два человека разного пола, каждый со своим воспитанием, психологией и жизненным опытом. Помните, с чего начинается «Анна Каренина» Льва Толстого? Точно уже не помню, но у Толстого написано, что счастливые семьи одинаковы, а несчастливые несчастливы каждая по-своему. Примерно так.

Лев Николаевич прав: эта семья выделяется среди других тем, что муж ударил жену топором. Удар пришелся в область позвоночника. Как итог, перелом позвоночника, серьезное повреждение спинного мозга. «Скорую помощь» вызвали сразу, и она отвезла Галину Антоновну в БСМП – больницу скорой медицинской помощи на улице Кижеватова в Минске. Операция длилась 18 часов, ее вели четыре бригады нейрохирургов. Галину Антоновну спасли, но первое время она лежала обездвиженной – паралич…

Совместную жизнь супруги начали в 2004 году. Свои отношения официально зарегистрировали в 2007-м.

– После этого мужа точно подменили, он стал каким-то другим, – медленно говорит Галина Антоновна. – Говорят, что именно женщины меняются в браке. У нас все получилось наоборот. Муж начал пить, сильно и часто. Еще до того дня рождения он приходил, садился в кресло, и я чувствовала, что он в своем непонятном мире. Было впечатление, что он с кем-то говорит, с невидимым собеседником. Он брал в руки нож и вертел им, будто резал кого-то… Я ведь совсем не ожидала, что он подойдет сзади и ударит меня топором…

Это поведение сильно напоминает психическое расстройство. Это только мое предположение, никого и ни к чему не обязывающее. Просто мне довольно час-то приходилось общаться с больными именно такой болезнью. Действительно, говорил с ними и понимал, что говорю как бы не с ними. Они были в плену своих переживаний, чувств, этим и жили. Я понимал, что говорю одно, а эти люди меня не слышат.

– Галина Антоновна, ваш муж в следственном изоляторе проходил судмедэкспертизу?

– Нет, ничего такого я не знаю. У них там свои порядки. Назначат, так пройдет.

Знаю точно, что все убийцы проходят судебно-медицинскую экспертизу. В Новинках их держат отдельно от всех других больных. В нашем случае Леониду С., скорее всего, инкриминируют нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших серьезное повреждение здоровья. Опять же, это только мое предположение. Но если суд решит, что было именно это, то ему грозит серьезный срок. Но никто не может сказать, каким будет результат экспертизы. Может получиться так, что Леонида С. признают больным. Тогда уголовная ответственность с него как бы снимается. Что будет потом? Примерно год он будет лечиться в психиатрической больнице. После этого его отпустят домой.

А вот что будет дальше – это еще большой вопрос. Для психической болезни характерны обострения, например, весной или осенью. Да и в любое время – человеческий мозг далеко еще не исследован. Никто не может дать гарантии, чем обернется обострение для окружающих.муж ударил жену топором, муж-алкоголик, прикована к постели

– Вы знаете, он мне передал из изолятора через кого-то записку, – говорит Галина Антоновна. – Там он писал, что на него нашло какое-то затмение, что ничего не помнит. Ну, пусть так. А что мне делать, чего ожидать?..

Мне приходилось писать на эту тему. Проблема не решена до сих пор. Мне кажется, ее не решат вообще. Что делать, если человек болен психически и представляет опасность для других людей? Казалось бы, нельзя выпускать его из больницы, нужно лечить, точнее, делать вид, что лечишь, потому что одни таблетки не могут дать стойкую ремиссию. А что может дать ее? Неизвестно…

Соседи, подруги, мать и сын

Опять я должен процитировать Льва Толстого: «Все смешалось в доме Облонских». Это тоже из «Анны Карениной». Все немного похоже на семью С. Здесь тоже все как-то беспорядочно, я бы сказал, неуютно, бедно. Одним словом, мне не показалось, что здесь до недавнего времени жили дружно и мирно. Повторюсь, это только мое впечатление.

У Галины Антоновны еще жива мать, но она уже слишком стара, чтобы помочь дочери. За ней тоже требуется уход. Она пришла и сидела молча, не участвуя в общем разговоре. Галина Антоновна объяснила:

– Мать уже не все понимает, ей и говорить трудновато.

Здесь был сын Станислав и подруга Валентина. Она иногда дополняла Галину Антоновну.

– Галя все беспокоилась о матери, поела ли и так далее. По нескольку раз в день заходила в ее квартиру – Антонина Сергеевна живет рядом. Помогала по хозяйству, готовила что-то. Ну а теперь все перевернулось, в жизни всегда так. Понимаете, я пока рядом, мне тут пять минут дойти. А в феврале я уезжаю. Мать чем уже может помочь…

– А соседи, другие подруги, они хотя бы знают о том, что с вами случилось?

– Вы знаете, им-то все равно… Как живут в городе? Каждый на своем законном пространстве. Как говорится, мой дом – моя крепость.  Кому какое дело…

Сын Станислав уже работал, но получал немного. Он окончил курсы сварщиков, но разряд у него пока невысокий. Когда его мать три недели назад привезли домой, Станиславу пришлось уволиться, чтобы ухаживать за матерью. Получается, что это придется делать ему. Он без раздумий ушел с работы. Я не стал спрашивать, каково ему его новое положение? Понятно и так. Дело в том, что человек все время должен делать выбор: сделать так либо по-другому. Здесь все зависит от уровня его нравственности. Лучше спросить вот о чем:

– Галина Антоновна, на что вы живете? Я думаю, лекарства вам бесплатно все-таки не дают…

– Да, – признается она, – у меня не так много сбережений. Все они ушли на лечение. Я ведь не могла лежать на обычной кровати, тогда я вообще не могла двигаться никак. Специальную кровать мы купили по объявлению. За пять миллионов рублей. Здесь я могу уже сидеть, начинаю немножко двигаться.

– А инвалидное кресло вам выделили или вы его тоже купили?

– Ну, кресло нам одолжили на пару месяцев. А лекарства мне обходятся примерно в 2 миллиона в месяц. Вы знаете, я хочу сказать о соседях. Все ведь семейные, у каждого свои проблемы. Почему они должны мне помогать? Так что тут никаких обид. Вот Валентине спасибо, помогает.

В разговор вступает Валентина:

– Вы же понимаете такую интимную вещь, что человек не может пойти в туалет сам… Вот я мою Галю, что надо, я всегда помогу.

– Я сама не могу ни повернуться, ни сидеть. Валентина меня обкладывала подушками. Я и начала пытаться сидеть. От пояса я ничего не чувствую, ноги мне не подчиняются. Только ребра как-то ощущаю.

Таким образом, на кровать потрачено 5 миллионов рублей, плюс 2 – на лекарства. Но других доходов ни у Галины Антоновны, ни у сына нет. Остается только пенсия Антонины Сергеевны. Она не очень большая. Спрашивать, как могут три человека прожить на одну маленькую пенсию, не стал. Это было бы уже издевательством. Сама Галина Антоновна до этого дикого случая работала кассиром в продуктовом магазине пять лет. Естественно, никакой пенсии она еще не заработала. Но и инвалидную пенсию она тоже не получает.

Странная штука: я вижу, что передо мной инвалид, все видят то же самое. Вот дадут этому человеку инвалидность или решат подождать? Пришло время поговорить об этом сложном процессе. Как дают человеку группу инвалидности в наше кризисное время и как ее давали раньше.

Инвалидность как таковая

Оказывается, получить инвалидность теперь стало в два раза сложнее. Имею в виду то, что раньше на этот процесс отводилось четыре месяца, а сейчас – уже восемь. Тут есть о чем подумать.

Например, если человеку ампутировали ногу, то, казалось бы, новая нога уже никоим образом отрасти не может. Какой смысл ждать даже четыре месяца, а уж тем более восемь?

– Инвалидность мне оформляют в поликлинике, – предупредила мой вопрос Галина Антоновна. – Как только меня привезли домой, тут же приехали врачи из поликлиники. Вот Стасик сегодня пойдет в поликлинику – что-то там невролог не то написала.

– Главное, чтобы она одна не осталась, – по делу вмешивается Валентина. – Ну, я уеду, а кто будет помогать? Вот врач ей надежды не дает, что ходить будет. А я уверена – будет ходить. Ей же, Гале, в больнице прямым текстом сказали, что даже сидеть не будет. А видите, уже сидит! Все зависит от самого человека.

– Я верю в себя, – спокойно говорит Галина Антоновна.

И я ей почему-то верю. Нельзя говорить это таким твердым голосом. Тем более что врачи никакой надежды не дают. Может, это специально говорилось, чтобы Галина Антоновна мобилизовала все оставшиеся силы? Не знаю…

Скорее всего, Галине Антоновне определят 1-ю группу инвалидности. Хотя и это утверждать не могу. Сейчас ни в чем нельзя быть уверенным. При 1-й группе Галина Антоновна будет иметь право на получение 90% скидки при покупке лекарственных средств по рецептам врачей. А еще – перевязочных материалов (при наличии медзаключения об их необходимости); право на обеспечение техническими средствами социальной реабилитации, в т.ч. вспомогательными средствами для передвижения, расходными перевязочными и гигиеническими материалами (включая подгузники и пеленки) и др.

Но все-таки, почему процесс установления инвалидности увеличился в два раза? Тут ответ один: все зависит от экономики.

Когда уже уходил из квартиры, навстречу поднималась женщина. Это был сотрудник Красного Креста. Она приходит к Галине Антоновне, чтобы помогать делать ей лечебную гимнастику. Я не знаю, каким образом и кто связался с Красным Крестом. Но это так. И это вселяет надежду, что Галина Антоновна все же научится ходить даже при такой тяжелой травме.

Сергей ШЕВЦОВ

Фото автора

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.